Статья
/ Мария Подкопаева
Выбор в пользу системы советов — это часть общей установки сирийских курдов, ориентирующихся на опыт левых движений в мире

Рождение Курдской автономии: анклав Рожава

16–17 марта 2016 года на севере Сирии, в городе Румейла, состоялась учредительная конференция самопровозглашенного территориального образования — «демократической системы Рожава». Наименование «Рожава» буквально означает «Западный Курдистан», а возникший в Сирии анклав представляет собой зону курдского самоуправления.

В конференции приняли участие около двухсот делегатов из северных областей Сирии, в том числе представители сирийских курдов, а также арабских, туркменских, черкесских, чеченских, ассирийских и армянских общин.

По итогам проведенного форума Учредительный совет Рожавы создал регулирующий комитет, в состав которого вошел 31 человек. Столицей Рожавы стал город Румейла. Весь анклав занимает 18 300 кв. километров сирийской территории и состоит из трех кантонов. Это кантон Африн (численность населения — около 600 тысяч человек), кантон Кобани (300 тысяч человек) и самый крупный кантон Джазира (1,4 миллиона человек).

Сообщалось также, что на заседании Учредительного совета были избраны соруководители этого крупнейшего кантона — Мансур ас-Салюм и Халия Юсеф.

По окончании конференции один из двух лидеров Джазиры, Мансур ас-Салюм, сделал следующее заявление: «Будущая Сирия — для всех сирийцев, что будет реализовано через федеративную демократическую систему». Помимо этого, ас-Салюс сообщил о том, что «регулирующему комитету поручена разработка социального договора и всеобъемлющего политического и правового видения в период, не превышающий шести месяцев». И наконец, ас-Салюм подчеркнул, что целью создания федеративной системы в Рожаве является «установление демократического единства на Ближнем Востоке». Как будет показано ниже, эта формулировка не случайна.

Провозглашенная автономия избрала необычную для Ближнего Востока систему управления. Дело в том, что в своем административном строительстве три объединившихся курдских кантона опираются на советы разных уровней. Нижний уровень управления представлен муниципальными советами, работа которых направляется и финансируется советами кантонов.

Выбор в пользу системы советов — это часть общей установки сирийских курдов, ориентирующихся на опыт левых движений в мире. Знамена народных сил самообороны Рожавы представляют собой желтые полотнища с красными звездами. Именно эти красные звезды создали Рожаве славу собрата мексиканского штата Чиапас, в 80–90-е годы ХХ века известного подъемом революционного крестьянского движения сапатистов. На флаге сапатистов, в отличие от флага Рожавы, красная звезда располагается не на желтом, а на черном фоне. Уже сейчас политологи и социологи высказывают предположения о том, что Рожава может сформироваться как курдский анклав на Ближнем Востоке со светской идеологией марксистского типа. Но какой будет специфика этой идеологии? На этом стоит остановиться подробнее.

Необходимо подчеркнуть, что сирийские курды продвигались к созданию собственной автономии с огромным упорством с 2011 года, то есть с самого начала «арабской весны». «Народный совет Западного Курдистана» был создан уже летом 2011 года. В тот период северо-восточная часть Сирии находилась под контролем сирийского Демократического союза Курдистана, тесно связанного с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК), возглавляемой Абдуллахом Оджаланом. За прошедшие годы эта связь окрепла. Собственно, сами принципы «федеративной демократической системы», на основе которых в Рожаве решено строить схему управления, являются частью концепции демократического конфедерализма, разработанной Оджаланом. Новые взгляды Оджалана сформировались в турецкой тюрьме, где он отбывает пожизненное заключение, и были изложены им в многотомном труде под названием «Демократическая цивилизация». В соответствии с этими взглядами, схема управления нового образования должна строиться на основе системы коммун и советов разных уровней, с обязательным привлечением женщин в органы управления.

Сегодня ни для кого не секрет, что наиболее сильное влияние на мировоззрение Абдуллаха Оджалана с момента его помещения в турецкую тюрьму оказали идеи американского радикального социолога и философа Мюррея Букчина (1921–2006). Дело в том, что Мюррей Букчин был автором концепции так называемого «либертарного муниципализма», подразумеваюшего децентрализацию, самоуправление и следование принципам антиавторитарного социализма. Эти формулировки явно адресуют к взглядам сторонников мировой регионализации, то есть перераспределения властных полномочий от национальных государств к малым регионам. И действительно, эволюция убеждений марксиста Оджалана, ставшего учеником Мюррея Букчина, как раз и подвела его к выводу о том, что путь построения национального государства ведет в тупик. В терминологии Оджалана, три базовых элемента «капиталистической современности» — «капитализм, национальное государство и индустриализм» — должны быть заменены, соответственно, на «демократическую нацию, общественную экономику и экологическую промышленность».

Совсем недавно труд Оджалана был представлен в Аргентине. При этом один из представлявших книгу, переводчик Махмут Чолак Зердешти, сказал в своем выступлении: «Национальному государству нет больше места в истории, демократический конфедерализм является универсальным решением».

Альтернативой национальному государству является, по логике Оджалана, Ближний Восток в виде демократической конфедерации народов. В такой логике Рожава может восприниматься как автономия в составе сирийского государства, а может — как автономия в составе несуществующей ближневосточной конфедерации (в случае обрушения сирийского государства). Причем описанная концепция явно рассчитана на второе.

Это делает положение молодого анклава Рожава крайне опасным. Ведь решимость стать, в случае обрушения государств макрорегиона, бастионом «антиавторитарного социализма» и выстоять в одиночестве — сродни намерению пройти по волосяному мосту над бездной ближневосточного хаоса.

Между тем, формирование компактных районов под собственным управлением и их защита от ИГИЛ* уже стоили сирийским курдам многолетних героических усилий и больших человеческих жертв.

В начале 2010-х годов курды находились в оппозиции Дамаску. Период самых интенсивных столкновений курдских формирований с правительственными войсками пришелся на середину 2012 года. Обострение произошло после того, как 12 июля 2012 года в Эрбиле, столице Иракского Курдистана, был сформирован Высший курдский совет, в который вошли две курдские структуры Сирии — Демократический союз и Курдский национальный совет. В Дамаске участие сирийских курдов в совете было воспринято крайне негативно.

В июле 2012 года Отряды народной самообороны сирийских курдов заняли города Амуда, Африн, Кобани, Эль-Камышлы на севере страны. Это положило начало формированию будущих кантонов Рожавы.

Вспомним, что только через два года, в июне 2014 года, был провозглашен игиловский «Халифат». И это провозглашение подтолкнуло процесс быстрого дооформления Рожавы как автономного анклава.

Уже в октябре 2014 года прозвучали первые заявления о создании Рожавы как курдской автономии в составе Сирии.

Вскоре после этого, в декабре 2014 года, Рожаву посетила группа западных интеллектуалов, приехавших изучать опыт курдского самоуправления. Среди них были американский анархист и антрополог Дэвид Гребер, этнолог Антония Давидович из германского Кильского университета, социолог Томас Майли из Кэмбриджа и... Джанет Бил, вдова Мюррея Букчина, того самого сторонника внегосударственного социализма, которому партия турецких курдов РПК обязана трансформацией взглядов своего лидера. Сама Джанет Бил является представителем западных анархистов, она — автор вышедшей в 2013 году работы «Демократическая автономия в Северном Курдистане: движение советов, гендерное освобождение и экология».

Но это не всё. Социолог из нидерландского университета Вагенингена, специалист по курдской проблеме Йост Джонгерден свидетельствует, что в книжных магазинах Рожавы весьма широко представлены работы западных левых философов, включая Антонио Грамши, Теодора Адорно, Иммануила Валлерстайна и Ноама Хомски. Причем работы этих авторов переведены на курдский язык!

Суть проблемы формирования общественного устройства в Рожаве Джонгерден формулирует так: «При демократической автономии национально-освободительное движение в текущей идеологии больше не принимает форму создания независимого государства. Выбор сделан в пользу автономии». Но ведь вопрос опять-таки в том, остается ли эта автономия частью сирийского государства или превращается в автономию внутри некой «ближневосточной демократической конфедерации», стабильность которой даже в случае ее возникновения маловероятна...

Далее, Рожава стала точкой притяжения не только для западных левых философов, но и для добровольцев из западных стран.

Прежде всего, сотни этнических курдов из Швейцарии, Германии, Дании, Норвегии, Швеции в последние годы стекались в Сирийский Курдистан для участия в боевых действиях против ИГИЛ*. Пик этой первой волны добровольцев пришелся на период боев за Кобани в конце 2014 — начале 2015 гг.

Вторая волна состояла из представителей западных леворадикальных течений. Интересно, что, кроме потомков антифашистов, воевавших в Испании, к этой категории причисляются бывшие морские пехотинцы из Британии, а также бывшие военнослужащие армии США с опытом боевых действий в Ираке и Афганистане. Причем последняя группа наиболее многочисленна. Пик второй волны пришелся на середину 2015 года, когда в составе курдских сил самообороны Сирийского Курдистана был сформирован Интернациональный батальон Свободы.

Помимо названных лиц и групп, горячий интерес к феномену Рожавы проявил профессор Дэвид Харви (1935 г. р.), лауреат премии Вотрена Люда или так называемой «Нобелевской премии по географии», один из самых авторитетных в мире социологов-неомарксистов.

В начале апреля 2015 года профессор Харви выступил в Гамбурге на конференции под названием «Вызов капиталистической концепции модернити» (или же — «современности») с заявлением о необходимости поддержки Рожавы. Позднее в интервью профессор Харви говорил: «...Я понял, что в Рожаве идет борьба за построение альтернативы капиталистической системе. Я понял, что курды не только продвигают ее в теории, но и реализуют в Курдистане. Они участвуют в борьбе за реализацию принципов демократического конфедерализма... Там предпринимаются попытки создания антикапиталистической системы, основанной на самодостаточности. Она предполагает построение коммун, коллективов и кооперативов...»

И, наконец, по поводу левого мировоззрения Харви сказал: «Многие марксистско-ленинские движения мира неправильно понимают марксизм-ленинизм. Им (то есть таким непонимающим — М.П.) следует объяснить взгляды, господствующие в РПК».

Какие взгляды имеет в виду профессор? Взгляды Мюррея Букчина, сторонника децентрализации? Или взгляды анархистов, гостивших в Рожаве?

Усилия сирийских курдов в борьбе с ИГИЛ огромны и, безусловно, героичны. Именно сирийские курды противостояли формированиям ИГИЛ в самое тяжелое время и сумели перерезать потоки снабжения ИГИЛ* через турецкую территорию. Сегодняшняя заявка кантонов Рожавы на новое социальное строительство в XXI веке, в военных условиях, поражает своей смелостью. И хочется верить, что Рожаве не придется бороться за свое существование в войне всех против всех на обломках государств, много десятилетий бывших домом для народов Ближнего Востока.

  • «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh — ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER