Русский героизм. Годы ученья Суворова

Суворов стал Суворовым благодаря тому, что, с детства зная свое предназначение, везде и всегда впитывал знания, жизненный и военный опыт, чтобы это предназначение осуществить. Так мальчик, мечтавший о подвигах, превратился в величайшего полководца России

Русский героизм. Годы ученья Суворова

Всякий великий человек, совершивший необычайные деяния, помимо славы и памяти в потомстве получает от этого же потомства изрядную долю недоверия и критики. Через пару десятилетий после свершения подвига тут же начинается «уточнение фактологии» (а так ли всё было?), поиск «новых обстоятельств» (может быть, герою кто-то помог?) и т. д. Такое оспаривание деяний великого человека происходит даже не всегда из коварства или зависти — порой критики просто не могут поверить, что совершение таких подвигов вообще возможно.

В русской военной истории ни один из описанных нами героев не избегнул подобной участи — ни князь Святослав, ни Александр Невский, ни Дмитрий Донской. Но то времена давние, свидетельств мало — а о Суворове-то всё известно! Есть прижизненная биография, известно множество рассказов, историй, даже анекдотов. Сам Александр Васильевич был уверен, что «жизнь столь открытая и известная, как моя, никогда и никаким биографом искажена быть не может. Всегда найдутся неложные свидетели истины».

Оказывается, может быть искажена. Суворова обвиняли в потоплении в крови польского восстания и Пугачевского бунта, в выпрашивании наград и милостей («До первой звезды!»), в склочности, в пустом фиглярстве...

Но главное, что раздражало уже современников, — его постоянные и неоспоримые победы. Не может быть так, не должно! Даже хорошо его знавшие военные люди утверждали, что Суворову просто везет — мол, удачлив он, оттого и побеждает.

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке