Статья
/ Олег Луначёв
Эксперты говорят о попытке части российской элиты использовать «фактор Навального» для осуществления «перехвата власти» в России. Такая ситуация является достаточно опасной для российской государственности

Спецпроект «Навальный»

12 июня по всей стране в рамках празднования Дня России прошли многолюдные шествия, концерты, реконструкторские фестивали. Но более чем в 180 российских городах и поселках к этим мероприятиям добавились очередные (после 26 марта) антикоррупционные акции, организованные А. Навальным и его сторонниками. Большинство оппозиционных митингов на этот раз было согласовано с местными властями, и они прошли в основном без крупных эксцессов. Но в ряде городов, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге, где сторонников Навального не удовлетворили места (и условия), предложенные властью для проведения протестных акций, внесистемная оппозиция организовала откровенные политические провокации.

Так, 11 июня вечером Навальный на своих информационных ресурсах заявил, что согласованный в Москве на проспекте Сахарова митинг не состоится, и предложил своим почитателям массово пойти «гулять» на Тверскую улицу, где 12 числа проходил большой реконструкторский фестиваль. В результате на несогласованную акцию протеста (на Тверской) вышло порядка 4,5 тысяч человек, произошли столкновения с полицией и массовые задержания (более 150 человек). Один из нарушителей применил против сотрудника полиции газовый баллончик.

В Санкт-Петербурге участники оппозиционного митинга вместо согласованного места (в Удельном парке) прибыли (около 3,5 тысячи чел.) на Марсово поле, где проходил военно-патриотический фестиваль «Служу России!». Результат — драка с сотрудниками полиции и задержание около 500 человек. При этом один сотрудник Росгвардии получил удар ножом в спину (серьезных травм удалось избежать благодаря наличию индивидуальных средств защиты).

Сравнивая две всероссийские «антикоррупционные акции», прошедшие 26 марта и 12 июня, необходимо зафиксировать несколько намечающихся трендов.

Тренд № 1 — увеличение более чем в два раза количества населенных пунктов России, где сторонникам Навального удалось организовать протестные митинги. Обратим внимание на то, что в большинстве случаев центрами по организации этих акций в регионах были «предвыборные штабы кандидата в президенты РФ А. Навального» (их уже создано порядка 50).

При этом необходимо отметить, что 12 июня число участников протестных акций по стране было в среднем в два-три раза ниже (по разным оценкам, от 50 до 90 тысяч человек), чем 26 марта. Среди основных причин снижения числа участников эксперты называют наличие таких требований, как «сокращение расходов на Крым, Сирию и оборону», а также «регистрация Навального кандидатом в президенты РФ». То есть у части оппозиционно настроенного электората есть свои кандидаты в президенты и свое видение внешней политики России.

Тренд № 2 — увеличение среди участников оппозиционных акций 12 июня доли молодежи, в том числе представителей националистических организаций и фанатских группировок. И связанная с этим радикализация протестов, что адресует, в том числе, и к желанию Навального подготовить «уличный актив» для будущих массовых столкновений с органами правопорядка по образцу Евромайдана. Как цинично заявляют союзники оппозиционера из «Парнаса», «Навальный тренирует региональных активистов». Подчеркнем, что Навальный и в этот раз выступил в своем блоге с видеообращением, в котором призвал школьников и студентов выйти 12 июня на улицы.

Тренд № 3 — устойчивое использование Навальным антикоррупционных лозунгов в раскачивании протестного движения в стране, а также давлении на власть в вопросе о регистрации самого Навального в качестве кандидата в президенты России.

Во-первых, напомним, что тему «борьбы с коррупцией» активно использовали как для разрушения СССР, так и для осуществления госпереворотов в тех странах, где США и их западные союзники стремились заменить «управляющую элиту». В любом случае при помощи митингов с коррупцией не борются! Почему не борются? Обратим внимание хотя бы на один из лозунгов нынешних «навальнят»: «Мы за Навального, потому что он пока еще не ворует». То, что он уже ворует, — доказано в суде, но это, по сути, никого не интересует. А слово «пока еще» — сулит многое. «Пока еще» не ворует — это значит, что когда к власти придет, обязательно будет воровать. Ну и стоит ли тогда затеваться? Обратим внимание также на то, чем закончилась предыдущая, перестроечная митинговая борьба с коррупцией. Она закончилась тысячекратным ростом коррупции, так ведь?

Во-вторых, подчеркнем, что согласно закону «О выборах президента» наличие у Навального судимости делает невозможным участие оппозиционера в президентских выборах (по второму делу «Кировлеса» в феврале 2017 года Навальный получил пять лет условно и его преступление причислено к разряду «тяжких»). Но несмотря на это, сторонники этого «борца с коррупцией» намерены открыть в стране 77 «предвыборных штабов». И создается эта инфраструктура (уже с конца 2016) с вполне определенными целями — для организации будущих массовых протестов, нацеленных на «смену власти в стране». Причем это и не скрывается.

Так, в середине апреля 2017 года в Таллине на второй конференции «Открытой России» М. Ходорковского руководитель предвыборного штаба Навального Л. Волков заявил: «Решение о регистрации [на выборы в президенты РФ] будет приниматься в декабре. На тот момент мы хотим открыть штабы почти во всех регионах и сделать так, чтобы издержки от отказа в регистрации превысили издержки от регистрации и участия Навального в выборах. В идеале должно быть что-то вроде развилки: не регистрируем — получаем скандал и нелегитимные выборы (то есть протесты и оспаривание результатов — О.Л.), регистрируем — получаем кандидата от оппозиции, у которого все равно мало шансов (поэтому получаем то же, что и в первом случае — О.Л.)».

То есть сторонники Навального понимают, что их шансы зарегистрировать своего кандидата (а также шансы на его победу в случае регистрации) близки к нулю. Поэтому в регионах они создают точки кристаллизации оппозиционного актива, развивают контакты с представителями внесистемной и системной оппозиции, пытаются возглавить различные социальные протесты (и этим нарастить свою электоральную базу). И готовятся к концу 2017 года, когда намечена широкомасштабная политическая провокация по сценарию цветной революции...

Впрочем, предоставим слово самому Навальному. (И заметим, что тактика этого оппозиционера по «смене власти в России» именно непарламентскими методами была известна уже достаточно давно.)

К примеру, в своем интервью от 22 апреля 2011 года газете The New Times, Навальный прямо заявлял: «Я думаю, власть в России сменится не в результате выборов... Мы называем это «тунисским сценарием» потому, что нет другого названия... Будет противостояние коррумпированной верхушки и широких народных масс... Я не жду, я ...организую».

Подчеркнем, что упоминание Навальным «тунисского сценария» не являлось тогда случайностью.

В 2010–2011 годах власть в Тунисе была «снесена» уличными протестами в ходе так называемой арабской весны. Причем формальными поводами для «финиковой революции» были, в том числе, «высокий уровень коррупции» и «авторитарные методы захвата и удержания власти в стране президентом», то есть поводы для осуществления госпереворота в Тунисе очень похожи на лозунги нашей внесистемной оппозиции.

И напомним, что в 2010 году Навальный проходил обучение в Йельском университете (США) по программе Yale World Fellows, предполагающей «создание глобальной сети новых международных лидеров» (точнее, лидеров потенциальных «цветных революций» в неугодных для Запада странах).

Так вот, сокурсником Навального был Фарес Мабрук — один из активных участников тунисской цветной революции. Он вернулся из Йеля за несколько дней до начала антиправительственных выступлений в Тунисе.

Отметим известные признания некоторых выпускников Йельского университета, согласно которым обучение в Йеле помогает «включиться в круг американской элиты» и «потом поддерживать связи с США», а также дает «поддержку во время революции».

В материалах нашей газеты мы уже рассматривали зарубежные истоки «антикоррупционной деятельности» Навального и его Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), связи оппозиционера с международным финансовым мошенником У. Браудером, безуспешные попытки российского выпускника Йеля возглавить белоленточное движение в 2011–2012 годах и направить его на реализацию Майдана в России.

Следует подчеркнуть, что после марта 2014 года в связи с введением западных санкций против России (по причине присоединения Крыма и защиты русскоязычного населения Украины) в отечественной оппозиции и элите стали расти сообщества, которые не приняли меняющийся внешнеполитический курс страны и политику, проводимую президентом РФ В. Путиным. В дальнейшем часть этих сообществ превратилась в своеобразные «группы поддержки» Навального. Назовем эти группы.

Группа № 1 — союзники Навального (его незарегистрированной Партии прогресса и ФБК) из внесистемной оппозиции. Среди них выделяются движение «Открытая Россия» М. Ходорковского и организация «Солидарность», поддерживающие президентские амбиции Навального.

Группа № 2 — часть региональных активистов парламентских партий, таких как КПРФ и «Справедливая Россия». Именно они вместе со сторонниками и союзниками Навального участвуют в протестных акциях в регионах. (Заметим, что такое «сотрудничество» наметилось еще во время белоленточных митингов 2011–2012 годов.)

Группа № 3 — представители региональной либеральной элиты. Особое место в данной группе занимает та часть «гражданских активистов» и местной элиты, которая поддерживает различные сепаратистские проекты. Подчеркнем, что на встречах в регионах Навальный и его сторонники говорят многое из того, о чем мечтают регионалисты и сепаратисты. А именно о «необходимости децентрализации России», «перераспределении части политических и экономических полномочий от центра к регионам», «создании региональных партий».

При этом общеизвестно, что Навальный является сторонником сепаратистских лозунгов «Хватит кормить Кавказ!» и «Хватит кормить Москву!», и это обеспечивает ему поддержку со стороны части русских националистов-уменьшителей (это — группа № 4), с которыми оппозиционер выстраивает диалог еще с 2006 года, участвуя в «Русских маршах».

Группа № 5 включает в себя либеральных экономистов и политиков федерального уровня, в том числе входящих во властные структуры. И здесь необходимо привести мнение некоторых экспертов.

В конце мая 2017 года гендиректор Центра политической информации А. Мухин заявил: «Действия Навального — это постоянный поиск конфликтных точек во власти, ...обеспеченное информированностью (Навального)... Ему поступает слив, что где-то грохнет, и он начинает эту информацию выводить. В итоге создается впечатление, что это его победа...» При этом эксперт предположил, что «в госорганах есть люди, либо симпатизирующие Навальному, либо сводящие с кем-то счеты, а потому и сливающие информацию». Мухин утверждает, что «Навальный — это спецпроект».

Тогда же глава политической экспертной группы К. Калачев заявил, что «наличие у него [Навального] союзников и покровителей во власти никто не отрицает, причем скорее всего, это не чиновники среднего звена, а кто-то на высшем уровне».

Обратим также внимание и на заявление известного политтехнолога, директора Фонда эффективной политики (бывшего советника главы АП РФ) Г. Павловского, сделанное в эфире «Эха Москвы» 12 июня: «Существуют группы, коалиции аппаратные... с разными интересами... Навальный не является хозяином повестки. Он является мощным мотором, пробивающим путь к возможности того, чтобы быстро она заговорила... разными голосами... Регистрация Навального — это единственный путь к регистрации реальной линейки кандидатов на президентских выборах. В том числе и кандидатов от власти... Там будут и другие... неожиданные кандидаты...»

Фактически эксперты говорят о попытке части российской элиты использовать «фактор Навального» для осуществления некоего «перехвата власти» в России. Но такая ситуация является достаточно опасной для российской государственности. Ибо в спецпроекте под условным названием «Навальный» немаловажную роль играют спонсоры оппозиционера в лице российских олигархов, живущих на Западе и тесно связанных с западной элитой (группа № 6), а также отечественные именитые политэмигранты (группа № 7).

Очевидно, что кто бы ни являлся хозяином этого спецпроекта (американская элита, часть отечественной прозападной бюрократии или идет «игра в две руки»), территориальная целостность и суверенитет России не являются ценностью для основных групп поддержки Навального (и, безусловно, для хозяина спецпроекта).

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER