Вход
Статья
21 октября 2016 г. 03:58 / Дмитрий Тимонин

Спорные острова в Южно-Китайском море

Сегодня в мире наиболее острым конфликтом, отражающим глобальные международные противоречия, справедливо считают войну в Сирии. Однако это не означает, что в других частях света не происходит вспухание новых конфликтных узлов, способных в будущем создать не менее острый международный кризис, чем сирийский.

Один из примеров такого вспухания — спор в Южно-Китайском море за архипелаг Спратли и Парасельские острова, имеющие огромное военно-стратегическое значение. На эти острова всё более настойчиво претендует Китай, соперниками которого в этом споре являются соседние государства. В последние месяцы этот старый региональный спор приобрел масштабы глобально-международные. Достаточно сказать, что в июле 2016 года вопрос о притязании Китая на ряд участков Южно-Китайского моря был рассмотрен Международным арбитражным судом в Гааге. И данный суд решил, что Китай не имеет исторического права на интересующие его территории.

Китай с таким решением международного суда не согласился и продолжает ускоренное освоение спорных островов. Совсем недавно китайская газета South China Morning Post сообщила, что научно-исследовательский институт при Китайской академии наук ведет разработку портативного ядерного реактора с перспективой его размещения именно на одном из спорных островов в Южно-Китайском море. Разработка частично спонсируется армией КНР, а первый реактор в Китае рассчитывают получить через 5 лет. Очевидно, что такие заявления — это открытый вызов Китая его соперникам в Тихом океане, и в первую очередь США. А поскольку китайские власти в настоящий момент решительно идут на обострение международных отношений, то спор по поводу островов будет становиться всё более накаленным.

В связи с этим необходимо рассмотреть историю вышеназванного конфликтного узла в Тихом океане.

В 2014 году президент США Барак Обама, выступая перед выпускниками военной академии Вест-Пойнт, назвал конфликт в Южно-Китайском море «неостановленной вовремя региональной агрессией» и поставил его в один ряд с ситуацией на юге Украины.

Затем в начале 2015 года был опубликован четырехлетний план Госдепартамента «Устойчивое лидерство в меняющемся мире», раскрывающий приоритеты внешней политики США. В этом документе конфликт в Южно-Китайском море также был поставлен в один ряд с «российской агрессией на Украине».

Летом 2015 года тот же тезис прозвучал снова: заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен сравнил действия Китая в Южно-Китайском море с действиями России на востоке Украины. Приведенные примеры достаточно ясно показывают, как сильно беспокоит США вопрос о китайском доминировании в Южно-Китайском море.

В центре противоречий в этом районе находятся архипелаг Спратли и Парасельские острова. На них претендуют сразу шесть государств: Китай, Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и даже Бруней. На островах находятся небольшие гарнизоны указанных государств. Напряженная борьба за обладание названными островами объясняется важностью их расположения. Еще в 1986 году Вьетнамское агентство новостей отмечало, что Парасельские острова и архипелаг Спратли приобретают «всё более важное значение, поскольку лежат на путях, соединяющих Тихий и Индийский океаны; представляют собой критически важный восточный фланг для остальной Азии, для Европы и Африки. Контролировать эти архипелаги — значит контролировать морские и воздушные пути Бьендонга (то есть Южно-Китайского моря — Д.Т.)». Именно поэтому острова удобны для размещения на них и баз снабжения военно-морских сил, и пунктов наблюдения за подводными лодками и самолетами, и средств ПВО. Неслучайно во время Второй мировой войны Япония, заняв архипелаг Спратли, устроила на нем базу для своих подводных лодок.

В современном мире значение островов ничуть не уменьшилось. Хотя бы потому, что этот район находится на линии крупнейших международных грузоперевозок. Ежегодный товарооборот, идущий через Южно-Китайское море, оценивают примерно в $5 трлн долларов. Через этот же район движется около 50 % индийского экспорта и импорта. И наконец, две трети импортируемой нефти и почти весь сжиженный газ попадают в Китай именно по этому маршруту.

Кроме того, подводные месторождения нефти и газа в пределах Южно-Китайского моря также считаются значительными. Оценки сильно различаются, но специалисты сходятся в том, что запасы весьма велики. По расчетам аналитиков Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорации (CNOOC), запасы углеводородов региона составляют примерно 125 млрд баррелей нефти и 14 трлн куб. м газа.

Так что стратегическое значение этого района бесспорно. И Китаю для его новых рывков в развитии владение этим районом крайне желательно. Это подтверждает история борьбы КНР за Южно-Китайское море.

В конце 1947 года в Китае была опубликована карта Южно-Китайского моря, на которой Китай отмечал свою границу так называемой «линией одиннадцати пунктиров».

В 1949 году, после прихода к власти Компартии Китая, только что провозглашенная Китайская Народная Республика выпустила свой вариант карты, где территория была очерчена примерно та же, а количество пунктиров было сокращено до девяти. С тех пор линию, которой Китай обозначает свои претензии в данном регионе, принято называть «линией девяти пунктиров».

Согласно этой карте, Китай претендует на большую часть акватории Южно-Китайского моря: от самых берегов Вьетнама на западе, до Малайзии на юге и Филиппин на востоке. А главное, очерченная линией территория включает Парасельские острова и архипелаг Спратли. (См. Рис. 1)

Первые конфликты вокруг статуса островов возникли еще в 50-х годах ХХ века. Китай сооружал на спорных островах рыбацкие перевалочные пункты, а когда пограничники других стран пытались их разрушить, а самих рыбаков выдворить — подводил военные корабли.

К январю 1974 года Пекин занял все острова Парасельского архипелага и нацелился на острова Спратли. В июле 1977 года министр иностранных дел КНР Хуан Хуа на переговорах с филиппинским представителем высказался весьма радикально: «Китайская территория простирается на юг до мели Джеймс около Саравака (Малайзия). <...> Вы можете вести разведку полезных ископаемых, как пожелаете. Однако когда придет время, мы отберем эти острова. Тогда не будет нужды вести переговоры, поскольку эти острова уже давно принадлежат Китаю».

Еще через несколько лет, в начале 1980 года, Китай представил в ООН свое заявление «Неоспоримый суверенитет Китая над островами Сиша и Наньша» (китайские названия Парасельских островов и архипелага Спратли), где утверждалось, что единственным законным владельцем этих островов является КНР. Однако когда в последующие годы Китай попытался продолжить свою экспансию на острова Спратли, то столкнулся с серьезным сопротивлением со стороны Филиппин, Индонезии и Вьетнама. Так, в 1988 году между ВМС Китая и Вьетнама произошло полноценное морское сражение, в котором погибло более 70 человек.

В 1992 году Китай совершил новый шаг: в стране был принят закон «О территориальном море и прилежащей зоне», согласно которому Парасельские острова и архипелаг Спратли объявлялись неотъемлемой частью КНР. Однако в тот момент в Китае всё же сочли правильным еще раз надолго отложить вопрос о спорных островах.

Активные действия Китая в вопросе об островах возобновились в конце 2000-х. В мае 2009 года китайские власти отправили в адрес генсека ООН письмо, в котором почти 80 % площади Южно-Китайского моря (по-прежнему обнесенные «линией девяти пунктиров») были обозначены как китайская территория. А в ноябре 2012-го года правительство Китая опубликовало документ, в котором было заявлено право полиции китайской провинции Хайнань «высаживаться, осматривать и брать под свой контроль иностранные суда, которые незаконно, по мнению китайских властей, вошли в китайские воды Южно-Китайского моря». Учитывая, что Китай считает 80 % территории Южно-Китайского моря своими, то получается, что он дает своим полицейским право досматривать практически все корабли, проходящие через Южно-Китайское море.

Но основная деятельность Китая в указанном районе развернулась в 2014 году, когда Китай приступил к созданию искусственных островов в зоне спорных архипелагов. Строительство пошло такими темпами, что в апреле 2015 года главнокомандующий Тихоокеанского флота США адмирал Гарри Харрис тревожно заявлял: «На текущий момент китайцы уже создали около 4 кв. км суши». Стало очевидно, что от многолетних предупреждений Китай перешел к решительным действиям.

Именно после этого началось быстрое развитие конфликтной ситуации в Южно-Китайском море. В течение последующих месяцев американцы постоянно демонстрировали своими действиями, что мириться с китайской экспансией в регионе они не намерены. В мае 2015 года самолет-разведчик США осуществил пролет над искусственным островом Китая, причем на борту самолета находилась съемочная группа телекомпании CNN. В октябре к патрулированию района спорных островов приступил миноносец ВМС США, который зашел в 12-мильную прибрежную зону одного из спорных островов. Это, в свою очередь, вызвало резкую реакцию главы Военно-морского флота Китая адмирала Ву Шенли, который заявил: «Если Соединенные Штаты продолжат эти опасные, провокационные действия, может создаться ситуация серьезного давления между передовыми группировками с обеих сторон в море и воздухе, и тогда даже незначительный инцидент может спровоцировать войну». Американцев это заявление не остановило, и разведывательные полеты продолжились с участием бомбардировщиков B-52 (способных нести и ядерное вооружение).

Таким образом, к нынешнему моменту в Южно-Китайском море, стратегическом районе тихоокеанского бассейна, сложилась предгрозовая атмосфера. В случае возникновения тех или иных инцидентов в конфликт неизбежно включаются не только те страны, интересы которых напрямую задеты присутствием Китая на островах (Вьетнам, Малайзия, Филиппины). Конфликт коснется также тех государства, интересам которых угрожает китайское военное присутствие в стратегическом районе соединения Индийского и Тихого океанов. В первую очередь к таким государствам относится Индия. Что же касается США, то они воспринимают как серьезную опасность любое свидетельство усиления позиций Китая в Тихом океане. А китайская экспансия в Южно-Китайское море — это очень весомое свидетельство такого усиления.

Позицию этих стран и перспективы создания антикитайской коалиции в Тихом океане мы рассмотрим в следующий раз.

(Продолжение следует.)