Судьба «Талибана» — 3

Особенностью такфиризма является то, что приверженцы этого мировоззрения присваивают себе право на вынесение приговора по обвинению в неверии (по-арабски — такфира)

Судьба «Талибана» — 3

Какое место занимает движение «Талибан» в нынешней среде исламского суннитского радикализма? Чтобы выяснить это, нужно разобраться, что представляет собой в конце 2015 года сам суннитский радикализм. Этот вопрос волнует сейчас многих в исламском мире.

Автор статьи «Придет ли ИГИЛ* на смену «Талибану»?» Пир Мохаммад Молахеди (Iranian Diplomacy, 12 октября 2015 года) так описывает причины возникновения суннитского радикализма:

«Отвечая на вопрос о том, почему мусульмане <...> отстали от развития современной цивилизации, <...> последователи суннитского ислама как в Северной Африке, так и в Индостане пришли к общему выводу. Причиной заб­вения принципа мусульманской священной войны джихада стало экономическое ослабление исламского мира, в то время как все суннитские объединения и отдельные мыслители выступали в пользу возрождения этого принципа, объясняя его необходимость для восстановления собственной мощи в рамках исламского халифата».

Взгляд иранского автора на суннитский халифатизм — это взгляд одновременно и компетентный, и отстраненный. Ведь шиитские представления о праведном обществе выглядят иначе, они сосредоточены на ожидании прихода в мир Махди, Спасителя. И по-настоящему праведным общество, по убеждению шиитов, может стать только после его пришествия. А вот халиф суннитов — это глава мусульманской общины, который должен быть избран и признан ею.

Халифатизм является общей установкой для всех крупнейших суннитских радикальных объединений — и для «Братьев-мусульман», и для «Аль-Каиды», и для «Талибана», и, конечно, для ИГИЛ*.

О халифатизме талибов, как ни странно, говорят не так уж часто. Между тем, талибы с самого начала существования движения подчеркивали свою приверженность халифату. Журнал, издававшийся талибами в Кабуле в 90-е годы, назывался «Халифат». Идеологи талибов настаивали, что целью деятельности движения является возвращение к временам праведных халифов. В кандагарской газете «Тулуйи афган» талибы заявляли: «Наша заветная мечта состоит в том, чтобы все мусульманские страны мира в конечном счете объединились в единый, неделимый исламский халифат».

И, наконец, 3 апреля 1996 года, почти двадцать лет назад, в Кандагаре состоялось важнейшее собрание 1500 представителей афганского духовенства. На этом собрании лидер «Талибана» мулла Омар был провозглашен «повелителем правоверных». То есть получил титул, который носили халифы.

Это означает, что лидера ИГИЛ* аль-Багдади нельзя считать первым современным претендентом на указанный титул. И такое обстоятельство не может не обос­трять противоречия между ИГИЛ* и «Талибаном», несмотря на то, что к моменту провозглашения аль-Багдади халифом от имени «Исламского государства»* муллы Омара уже не было в живых. Но разве наследник муллы Омара в «Талибане» не должен наследовать и его титул «повелителя правоверных»? Сегодня не так просто решить, кого из претендентов на статус «повелителя правоверных» следует счесть «халифом», а кого — «анти-халифом».

Но вернемся к классификации халифатизма, предложенной иранским экспертом. Пир Мухаммад Молахеди пишет:

«Тактические расхождения разделили сторонников халифата на три группы, и все они относятся к салафизму. Другими словами, внутри суннитского мира существуют три разновидности салафизма: пропагандистский, джихадистский и джихадистско-такфиристский».

Такфиризм — это отдельная тема, к которой мы обязательно вернемся ниже. А пока вспомним, что салафитами в исламе называют тех, кто считает необходимым приведение исламских законов к нормам самой ранней исламской общины, категорически отвергая любые последующие нововведения.

К категории пропагандистского салафизма Пир Мохаммад Молахеди относит ассоциацию «Братьев-мусульман». Основной группировкой джихадистского типа он называет «Аль-Каиду». Талибы в этой классификации также причислены к джихадистскому направлению.

А вот наименование такфиристов — то есть наиболее непримиримых джихадистов — по праву достается «Исламскому государству»*. При этом такфиризму Пир Мохаммад Молахеди придает особое значение: «...налицо капитуляция пропагандистской и джихадистской разновидностей салафизма перед его джихадистско-такфиристским типом».

Чтобы понять причину категоричности данной оценки, необходимо рассмотреть подробнее, что такое такфиризм вообще и конкретно — такфиризм «Исламского государства»*. Начнем с яркого высказывания, однажды уже процитированного в рубрике «Мироустроительная война». Речь идет о заявлении пресс-секретаря «Исламского государства»* Мухаммеда аль-Аднани, сделанном в марте 2015 года. Пресс-секретарь ИГИЛ* сказал тогда:

«О, крестоносцы, если вы рассчитываете захватить Салахуддин, надеетесь взять Мосул, мечтаете о Синджаре, Тикрите, об аль-Хавидже или де Майядане, Джараблусе, аль-Карме, Тель-Абьяде, Хавле, Тикрите или Дерне, если вы хотите захватить джунгли Нигерии, то мы хотим захватить Париж — с дозволения Аллаха — перед тем, как мы возьмем Рим и завоюем Испанию, после того как мы превратим ваши жизни в беспросветный кошмар и разрушим Белый дом, Биг Бен и Эйфелеву башню, с дозволения Аллаха, как мы уже разрушили дворец Царя Хосрова. Мы хотим владеть Кабулом, Карачи, Кавказом, Кумом, Эр-Риядом и Тегераном. Мы хотим владеть Багдадом, Дамаском, Иерусалимом, Каиром, Саной, Дохой, Абу-Даби и Амманом. Мусульмане снова станут хозяевами в каждом из этих мест».

В приведенном заявлении бросается в глаза странность самой последней фразы — «мусульмане снова станут хозяевами в каждом из этих мест». Ведь в списке перечисленных городов, на которые претендует ИГИЛ*, значатся Кабул, Карачи, Кум, Эр-Рияд, Тегеран, Багдад, Дамаск, Каир, Сана, Доха, Абу-Даби, Амман... Казалось бы, названные города принадлежат мусульманам веками. Мусульмане и так являются «хозяевами в каждом из этих мест». Но вопрос в том, являются ли, с точки зрения ИГИЛ*, люди, населяющие их, мусульманами. Ответ на этот вопрос как раз и проясняет смысл высказывания пресс-секретаря «Исламского государства»*.

Дело тут именно в том, что ИГИЛ*, как уже сказано выше, представляет собой ярко выраженную такфиристскую группировку.

Особенностью такфиризма является то, что приверженцы этого мировоззрения присваивают себе право на вынесение приговора по обвинению в неверии (по-арабски — такфира). Это выделяет такфиристов и среди исламских радикалов, включая большинство салафитов, и среди суннитских течений вообще. По суннитским представлениям, вынесение такфира, во-первых, считается правом мусульманских богословов и законоведов, а во-вторых, требует соблюдения установленных процедур. Пренебрежение такфиристов этими правилами проистекает из их убежденности в том, что от ислама отошло и большинство мусульманских правителей, и большинство мусульман. Отсюда же — и убежденность такфиристов в своем праве на убийство оппонентов. То есть в праве не только вынести приговор, но и совершить казнь. Отсюда же — и демонстративное отношение игиловцев к Саудовской Аравии как к подсудимой. Не случайно лидер ИГИЛ* Абу Бакр аль-Багдади называл Саудовскую Аравию «отступником», «покорившимся крестоносцам и иудеям». По сути дела, перед нами — формула такфира, примененная к целой стране.

Историческим ранним предшественником течения такфиристов считается течение хариджитов (буквально — «выступивших», «возмутившихся»), известных тем, что в середине VII века они обвинили в неверии халифа Али ибн Абу Талиба и его сторонников. То есть — вынесли такфир. Кстати, Али ибн Абу Талиб носил тот самый титул повелителя правоверных, на который претендуют сегодня лидеры ИГИЛ* и «Талибана». Причем, по мнению шиитов, лишь Али имеет право на этот титул. Однако даже статус повелителя правоверных не спас халифа — он пал от руки убийцы-хариджита.

Местом зарождения движения хариджитов (как и «Исламского государства»*) была территория Ирака. Это одна из причин, по которым в исламском мире игиловцев называют «современными хариджитами».

Оформление современного такфиризма началось в 60-е годы ХХ века в Египте, где была создана группировка «Общество мусульман». Ее основатель Шукри Мустафа ранее состоял в ассоциации «Братья-мусульмане» и уже тогда был сторонником такфиризма. Созданная им радикальная группировка не стала лидером джихадизма, но оказала существенное влияние на взгляды ряда террористических организаций 70–80-х годов ХХ века.

Считается, что в настоящее время такфиристские взгляды частично присутствуют и в руководстве «Аль-Каиды», и в «Исламском движении Узбекистана», и в других террористических группировках — хотя и не являются в указанных движениях доминирующими, как в ИГИЛ*.

Разумеется, с особенной непримиримостью такфиристы относятся к шиитам, которых считают отступниками. Шииты, в свою очередь, ясно осознают такфиристскую опасность. Вот как характеризовал позицию такфиристов иранский великий аятолла Макарим Ширази в ноябре 2014 года на открытии конгресса «Угрозы такфиристских течений»:

«1. Они претендуют на абсолютное мнение и не признают никого. Такфиристы считают, что только им принадлежит прерогатива понимания Корана и сунны. Только их трактовка таких понятий, как ширк (нарушение принципа единобожия. — М. П.), бида (нововведение, ересь. — М. П.), иман (вера. — М. П.), таввасуль (поиск связи с Аллахом. — М. П.) имеет право на существование.

2. Такфиристы пользуются только теми аятами (стихами Корана), которые им выгодны, а другие аяты не принимают во внимание».

К этому можно добавить, что и радикально настроенный суннитский богослов шейх Юсуф Карадави, духовный авторитет «Братьев-мусульман», не признает права такфиристов-игиловцев на создание халифата. И такое отношение не удивительно. Ведь признать халифа должна вся умма (мировая исламская община), но именно правоверность всех ее членов такфиристы как раз и отрицают... Понятно, что подобное противоречие мирным путем не разрешить.

Вот какого рода соперник достанется талибам, если война между ними и ИГИЛ* развернется по-настоящему. И может быть, не случайно первым в заявленном списке мусульманских столиц, на которые претендует ИГИЛ*, оказался Кабул.

Назревшая война между ИГИЛ* и «Талибаном» — это еще и религиозная война, не такое уж частое явление в наше время. Предметом спора в этой войне вполне может оказаться не только влияние в центрально-азиатском регионе, но и понимание истории ислама в целом. Ведь для такфиристов почти вся она является непрерывной цепью преступных нововведений. А значит, по их логике, подлежит осуждению — такфиру. Разве не так?

* «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh - ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке