Статья
20 августа 2016 г. 04:00 / Алексей Кречетов
Желая понять корни «глобального политического пробуждения», результатом которого стала «арабская весна» и другие мироустроительные конфликты, невозможно пройти мимо такого значительного явления в истории США, как протестантские «Великие пробуждения»

«Великие пробуждения» в США и «глобальное политическое пробуждение»

Четыре года назад, когда выходили самые ранние номера газеты «Суть времени», в № 5 этого издания от 21 ноября 2012 года в разделе «Концептуальная война» была опубликована статья Юрия Бялого под названием «Глобальное политическое пробуждение». В статье раскрывалась суть одноименной концепции известного американского политолога и государственного деятеля Збигнева Бжезинского. Именно Бжезинский вбросил термин «пробуждение», изначально адресующий к духовным практикам мировых религий, в сферу глобальной политики. В дальнейшем этот термин превратился в расхожее обозначение политического процесса, тесно связанного с цветными революциями (в первую очередь с «арабской весной») и запустившего множество мироустроительных войн на Ближнем Востоке и в Северной Африке. С тех пор «пробуждение» в узкополитическом смысле слова понимается как массовый протест разной степени управляемости, ведущий к обрушению политической системы того или иного государства.

Ни один из начавшихся ближневосточных мироустроительных конфликтов так и не закончился. Они лишь расширяются и приобретают новые формы, последней из которых стали военные преступления «Исламского государства»*.

Проблематика «глобального пробуждения» и сегодня не теряет своей актуальности. С каждым днем увеличивается число людей, подключенных к мировой информационной сети. В условиях периодически возникающих в разных концах света волн экономических и политических кризисов продолжает расти вероятность «политического пробуждения» (по З. Бжезинскому) целых народов.

Впервые Збигнев Бжезинский вводит понятие «глобального политического пробуждения» в 2007 году в своей книге «Еще один шанс». На страницах книги он сразу описывает «пробуждение» как некое всемирное явление: «Происходящему рассредоточению мировых сил способствует такой неуловимый феномен, как политическое пробуждение народов, до недавнего времени отличавшихся политической пассивностью или подавленностью. Это пробуждение, начавшееся сперва в Центральной и Восточной Европе, затем в арабских странах, вызвано ростом взаимодействия и взаимозависимости в мире, связанном средствами мгновенной визуальной коммуникации, а также демографическим преобладанием молодежи в менее развитых обществах, состоящих из легко мобилизуемых и политически активных студентов вузов и социально ущемленных безработных. Представители обеих групп отличаются нетерпимостью по отношению к более богатым слоям и привилегированному положению коррумпированных властей. Эта враждебность к властям и привилегированности подогревает народную активность, обладающую невиданным потенциалом перерастания в масштабные беспорядки. С исторической точки зрения это явление беспрецедентно по своему универсальному охвату и динамическому влиянию».

По Бжезинскому, суть исторического момента заключается в том, что в мире началось и на глазах продолжает происходить глобальное политическое пробуждение. При этом, подчеркивает Бжезинский в своих работах, «пробудившийся» мир не поддается впрямую той политике имперского доминирования, на которую США сделали ставку после окончания «холодной войны». Более того, попытками удержать мир в кулаке США настроили против себя многие народы. Поэтому глобальное политическое пробуждение может сыграть с США злую шутку, подорвав американское лидерство. В целом это явление воспринимается Бжезинским как небезопасное для США, в нем он видит угрозу и вызов, на которые необходимо отвечать. Это описание мирового процесса увидело свет в последний период работы администрации Дж. Буша-младшего. А поскольку Збигнев Бжезинский являлся консультантом Барака Обамы во время его предвыборной компании, то книга «Еще один шанс» оказалась по существу его политическим напутствием будущей администрации Обамы.

Президенту США Бараку Обаме рекомендовалось, таким образом, начать перемещение США с рельсов глобального доминирования на рельсы глобального лидерства. Раз остановить массовый разогрев невозможно, остается только направить его энергию в нужное США русло, а затем следить за ним. А для этого Америка, по мысли Бжезинского, должна стать не просто мировым лидером, но и единственной путеводной звездой для пробудившихся народов.

Итак, настаивает Бжезинский, «впервые в своей истории почти всё человечество с политической точки зрения активизировано, политически сознательно и политически динамично...» Действительно, в настоящее время порядка 3,5–4 млрд человек имеют постоянный доступ в интернет, и их сознание формируется этой информационной средой. Политический активизм может теперь распространяться по планете с ранее невиданной скоростью. География политического пробуждения глобальна, оно способно охватить все социальные слои, настроения которых становятся всё более радикальными.

Каковы же корни «глобального политического пробуждения»? Ответ на этот вопрос найти не так просто. О «пробуждении» немало сказано различными мировыми религиями, однако всё это не слишком касается массовых явлений. И тем не менее примеры массовых «пробуждений» есть. Более того, речь идет о понятии «пробуждение» в западной религиозной традиции, а именно — в протестантизме. Очевидно, что Збигнев Бжезинский, говоря о «глобальном пробуждении», адресуется не только к сегодняшней политической верхушке США, но и ко всему западному сообществу с его собственным пониманием «пробуждения». Какие же соответствия заявлениям Бжезинского о «политическом пробуждении» может обнаружить западное сообщество в истории своих религиозных воззрений?

В поисках ответа на этот вопрос невозможно пройти мимо такого значительного явления в истории США, как протестантские «Великие пробуждения». Историки уверенно описывают три последовательные волны таких пробуждений. По поводу наличия четвертой волны до сих пор ведутся споры.

Термин «Великое пробуждение» принято использовать по отношению к нескольким периодам так называемого возрождения веры (ривайвелизма) в религиозной истории Америки. Каждое из «Великих пробуждений» характеризовалось широко распространенными актами возрождения веры (ривайвелизма), проводимыми евангелическими протестантскими священниками. Эти «пробуждения» отличались бурным ростом интереса к религии, глубоким чувством сознания греховности и искупления среди тех, кто переживал период «пробуждения». Наблюдался рост количества членов евангелической церкви и формирование новых религиозных движений и религиозных сект.

Для обозначения явления кальвинистских пробуждений, а именно эти протестантские группы играли в «пробуждениях» ведущую роль, в англоязычной среде используются два термина — awakening (просыпание, пробуждение) и revival (возрождение, пробуждение). Первое — более общее и чаще применимо к американским пробуждениям, второе принято относить, в первую очередь, к европейским пуританским пробуждениям XVIII века. Эти пробуждения происходили в Великобритании в разные периоды, вспыхивая то тут, то там. В США такие волны прокатывались по большим территориям, стихали и поднимались вновь.

Обычно эти волны религиозных «пробуждений» начинались так. Кто-то из жителей какого-либо населенного пункта начинал истово молиться — в результате собственного импульса или под впечатлением от проповеди странствующего проповедника. Затем чудесным образом население той местности, в которой проживал молящийся, охватывало ожидание благодати. Люди массово шли в церковь, истово молились и взывали к Господу о прощении. Основные внешние характеристики таких протестантских пробуждений — массовость, чрезвычайная эмоциональная накаленность и то, что принято было называть «говорение на языках» (то есть произнесение в состоянии религиозного экстаза слов или невнятных развернутых высказываний на «языках ангельских», подразумевающих разговор молящегося с высшими силами). Во многих случаях, особенно во второй половине XX века, в период такого подъема среди прихожан начинался сбор пожертвований на усиление «пробуждения» и его распространение дальше. Проезжие очевидцы таких процессов отмечали, что люди переставали посещать увеселительные заведения, прекращали праздно проводить время и либо молились, либо работали. Приезжих поражал масштаб этого явления. И действительно, не могло не изумлять то, что целые города начинали жить по-другому.

Создается впечатление, что такие вспышки коллективного религиозного подъема были необходимы обществу для удержания духовного интереса к протестантскому христианству. Если бы их не было, то бытовая реальность могла бы выдавить религиозные протестантские институты из центра общественного внимания.

Первое «Великое пробуждение» в США происходило между 1735 и 1743 годами и произвело огромные изменения в американском обществе и протестантской церкви. Джозеф Трейси — священник, историк и проповедник, который дал этому религиозному феномену его название — в своей авторитетной книге «Великое пробуждение» (1842) рассматривал первое американское «пробуждение» в качестве предтечи Американской революции. Под революцией он имел в виду войну за независимость США 1775–1783 годов. В «Теологическом энциклопедическом словаре» мы можем прочитать: «Первое Великое пробуждение связано с деятельностью пастора Шотландской реформатской церкви Т. Фрелингхойзена, пресвитерианина Г. Теннента, конгрегационалиста Дж. Эдвардса и особенно — разъездного англиканского проповедника Дж. Уайтфилда». Перечисленные харизматические лидеры кальвинизма оказывали на верующих сильнейшее воздействие.

Известно свидетельство некоего фермера из Коннектикута Натана Коула, приводимое американскими историками ривайвелизма. Коул так описывает свою реакцию на проповедь Уайтфилда: «Меня будто ранили в самое сердце. Все старые мои устои обрушились по благословению Божьему, и я увидел, что моя праведность не спасет меня, и поверил в истинность учения об избранности; и вступил я в тяжбу с Богом, ибо выходило так, что все мои деяния, каковыми бы они ни были, не спасут меня; ведь Он от вечности постановил, кто спасется, а кто — нет».

Один из самых значительных проповедников первой волны протестантского пробуждения Джонатан Эдвардс (1703–1758) писал в своем сочинении «Отличительные признаки работы Духа Божьего...»: «Божья всесильная благодать — и никакой человеческой изобретательности, усилия или вмешательства, — вот что стоит у колыбели подлинного Пробуждения».

Эту же тему Эдвардс развивает в прославившей его проповеди «Грешники в руках разгневанного Бога». К числу грешников, обреченных гневу Божьему, он относит всех непробудившихся, которых описывает таком образом: «В душах грешников царствуют адские принципы, которые, если бы не Божие ограничения, уже сейчас могли бы разгореться в них, вспыхнув адским огнем. В самой природе плотских людей заложено основание для мук ада. Царствующие в них безраздельно и полностью овладевшие ими греховные принципы, и есть семена адского огня. И эти присущие их природе принципы настолько сильны, активны и жестоки, что, если бы не было сдерживающей руки Бога, они бы очень быстро вырвались наружу и разгорелись подобно пламени».

При этом Эдвардс подчеркивает, что никакие обычные добродетели не могут спасти человека от высшего осуждения: «...Ни ваше здоровье, ни ваша предусмотрительность и благоразумие, ни ваши прекрасные планы спасения, а также и вся ваша праведность не смогут ни поддержать, ни сохранить вас от ада. Остановит ли паутина летящий камень?»

Более того, осуждению подлежат все непробудившиеся: «...Поэтому все, кто не пережил изменения сердца от могущественной силы Духа Божьего, кто не родился свыше и не стал новым творением, кто не восстал от смерти во грехе к новому состоянию света и жизни, никогда раньше не переживаемому — находятся в руках разгневанного Бога».

Попутно Эдвардс дает наставление тем, кто будет, как и он, воздействовать на паству: «Использование этой ужасной темы (т. е. темы низвержения в ад — А.К.) возможно для пробуждения необращенных, для убеждения их в том, что они в опасности».

Свою проповедь Эдвардс заключает призывом: «...И поэтому каждый, кто еще не принял Христа, сейчас пробудись и спасайся от грядущего гнева». Такой была формула первого Великого пробуждения в США: пробуждение или ад.

Второе «Великое пробуждение» происходило между 1795 и 1830 годами. Его отличительной чертой стало то, что в этот период произошло не только оживление старых церквей, но и создание многих новых (так, существенно увеличилось влияние методистов). Методистский историк Абель Стивенс считал вторую волну «одним из тех мистических периодов обновления, происходящих время от времени в христианском сообществе, — они проходят триумфальным шествием и исчезают, чтобы появиться снова».

Одним из главных условий для этого процесса являлся раскол американского общества, вызванный войной за независимость 1775–1783 годов. Кроме того, важной особенностью второго пробуждения было формирование религиозного самосознания именно американского населения. В протестантской теологии США создавались представления об особом предназначении американцев, продолжались напряженные размышления о соотношении американского общества с обетованным Тысячелетним царством. Ранее, в период первой волны тему Тысячелетнего царства уже поднимали и вышеупомянутый Джонатан Эдвардс, и английский теолог Дэниэл Витби.

Для второго «Великого пробуждения» характерно широкое распространение идеи о свободе воли, свободе выбора, что тоже способствовало созданию новых сект и церквей. Известный проповедник Эдвард Гриффин вспоминал: «В 1799 году с порога своего дома в округе Нью-Хартфорд Литчфилд я мог насчитать пятьдесят-шестьдесят конгрегаций, возникших чудесным божественным образом...»

И если первое пробуждение дало импульс общему возрождению кальвинизма, то второе легло в основу такого явления, как протестантский фундаментализм.

Третье «Великое пробуждение» (проходившее между 1850 и 1900 годами) было предвестником и спутником ожесточенной гражданской войны, которая разразилась в США в 1861–1865 годах. Нет сомнения в том, что религиозный подъем северян, с их новым возрождением веры, сыграл свою роль в исходе противостояния. При этом одним из главных пунктов повестки дня третьей волны стала социальная тема. Появились многочисленные христианские и санитарные комиссии, возникали общества по освобождению рабов.

Возрождение 1850-х годов сформировало таких лидеров, как евангелист Дуайт Л. Муди, проводивший религиозную работу в армии и создавший церковь, названную его именем. В США Муди был известен как пламенный сторонник аболиционизма. В течение своей жизни он проповедовал не только в США, но и в Англии, Ирландии и Шотландии, где воздействие его выступлений также было огромно. Сотни людей приводил к вере этот знаменитый проповедник. Свою последнюю проповедь Дуайт Л. Муди произнес 16 ноября 1899 года в Канзас-Сити, штат Миссури, перед пятнадцатитысячной аудиторией.

В период третьего «Великого пробуждения» зародилась организация «Чатоква» (конец XIX — середина XX вв.), целенаправленно занимавшаяся образованием и религиозным воспитанием взрослого сельского населения отдаленных районов. Тогда же возникло движение «Социального евангелизма» (Social Gospel), стремившееся направить взгляд христианской этики на социальные проблемы (социальная несправедливость, экономическое неравенство, бедность, алкоголизм, преступность, проблема расового неравенства и пр.). Результат такого «пробуждения» — около миллиона обращенных, включившихся в колоссальную социальную работу.

Современного читателя описанные сюжеты наверняка наводят на мысль о том, что в проведении украинского майдана середины 2000-х годов не случайно приняли активное участие неопротестантские секты. В самом деле, в истории протестантизма есть опыт неоднократного религиозного разогрева значительных масс людей, называемого «великим пробуждением». И, как показано выше, этот разогрев происходил на фоне раскола общества и его включенности в гражданский военный конфликт. А ведь именно в таких условиях существует сегодня украинское общество. И если сам термин «пробуждение» перекочевал теперь из религиозной в политическую сферу, то почему не перенести в политику и имеющийся опыт взаимодействия религиозно заряженных групп с массой людей, создавая теперь уже не религиозный, а политический накал?.. Вопрос только в том, на что направлен такой разогрев. В США он сопровождал процессы социального строительства, а на Украине?.. Там пока что речь не идет ни о чем, кроме социального разрушения.

Что касается спорного четвертого «Великого пробуждения», то в среде протестантов его начало отсчитывают с 1960-го года, а в среде католиков — с 1967-го. В этот период многие протестантские секты утратили влияние и снизили численность. Однако наиболее консервативные из таких сект, напротив, укрепились и выросли, обретя политическое влияние. Большинство из них существует и сегодня.

Стоит отметить, что тесную связь кальвинистской реформации с буржуазными революциями в Европе отмечал еще Фридрих Энгельс: «Кальвинистская реформация послужила знаменем республиканцам в Женеве, в Голландии и в Шотландии... доставила идеологический костюм для второго акта буржуазной революции в Англии (Соч. т. 21, с. 315)». Получается, что во многих местах Европы (в Нидерландах, Швейцарии, особенно в Англии) проходили буржуазные революции в «идеологических костюмах» кальвинистской реформации, то есть в пуританском одеянии. Похоже, что по обе стороны Атлантического океана происходило нечто весьма схожее с тем, что Бжезинский описал как «глобальное политическое пробуждение».

И, наконец, необходимо вспомнить об известном сравнении ваххабизма с пуританством. Не зря ваххабитов (движение «салафия») называют пуританами ислама. Интересен тот факт, что Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, основатель ваххабизма, вышел на широкую политическую сцену в 1744 году. Таким образом, развитие его движения происходило как раз вслед за первым «Великим пробуждением» западных протестантов. В этот период Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб заключил союз с Мухаммадом ибн Саудом, будущим первым правителем саудовского государства, и стал одним из основателей Саудовской Аравии. Фактически тогда и началось «пуританское» исламское пробуждение, которое в дальнейшем привело к созданию ваххабитского государства, религиозного соперника Османской империи.

Все вышеизложенное позволяет сделать предположение о том, что образ и практический опыт «Великих пробуждений» в США и более раннего ривайвелизма в Европе, а также опыт создания ваххабизма, в соединении с тотальной современной информатизацией и глобализацией мирового сообщества, легли в основу заявленной З. Бжезинским концепции «глобального политического пробуждения». И что следствием проведения в жизнь этих идей, имеющих вышеописанные истоки, стали события «арабской весны» и многие последовавшие за нею мироустроительные конфликты.

  • «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh — ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.