logo
Статья
/ Александр Коваленин
Опыт практиков — самое увлекательное в любой конференции, тем более, что, как мы убедились, и опыт успешного восстановления образования был основан на взыскательном внимании к практике

Восстанавливать образование начнем с Севастополя — 3

Выступающие учителя показали, что они со своей профессиональной точки зрения разделяют тревоги и надежды родителей и ученых.

Опытный учитель математики Л. Е. Ярыш из Севастополя рассказала о трудностях преподавания по современным программам в старших классах. Программы перегружены, в 9-м классе вообще не хватает часов. В то же время в 11-м классе по ним долго изучали высшую математику, которая не включена в программу экзаменов! Лучше было бы отдать это время повторению материала 5–6-х классов. Мало того, в программах переставлены темы, учителя на свой страх и риск переставляют их, как удобно детям. Язык учебников такой сложный, что ребенок без разъяснений учителя не разберется.

Людмила Евгеньевна подтвердила, что учебники пришли в школу не по выбору учителей. В школу просто прислали бесплатные учебники — не лучшие, даже не такие, по которым работают столичные коллеги. К ним не прилагалось ни методической литературы, ни контрольных и самостоятельных работ, всё пришлось составлять самим. Но приходится по ним работать, так как учебники стоят по 500–600 рублей и выше, и учителя не могут закупить другие.

А учебники, конечно, нам нужны совершенно другие. В современных учебниках нет последовательности задач от простого к сложному. Даже нарочно говорят наоборот, надо от сложного к легкому. «Я лично не согласна. Я против этих учебников, мои коллеги тоже», — закончила Л. Е. Ярыш.

Воодушевляющим были выступления учителей из Свято-Алексиевской пустыни в Ярославской области, которые имеют удивительную возможность работать по классическим учебникам.

Е. В. Барышева рассказала о преподавании математики в начальных классах по учебнику А. С. Пчелко 1956 г., показала на примерах разницу между современной и классической методикой.

Весь материал курса Пчелко выстроен в ясной логической последовательности, методически соотнесен с особенностями восприятия каждого периода развития младших школьников. Классическая методика заботится о том, чтобы в основу изучения были положены знакомые детям факты, а уже по мере накопления опыта, осторожно и постепенно происходил переход к абстрактному. Такой переход часто сопровождается радостью открытия, которое ученик «вдруг» делает сам, заряжаясь желанием заниматься еще.

В современных программах это не так. Е. В. Барышева привела пример обратного подхода — как решается в «Школе-2100» задача на 3+2 («У Кати 3 яблока, у Оли на 2 яблока больше. Сколько яблок у Оли»). Детей заставляют применять для такого рода задач схему с отрезками, выучивать, какой отрезок чем помечается, «а над хвостиком отрезка я пишу то, что идет после слова НА!». То есть ребенка заставляют мыслить по шаблону, который понять труднее, чем решить задачу. (Как пояснила Н. Г. Храмова, это извращение теоретических положений Гальперина о «поэтапном формировании умственных действий».)

По классической программе всё происходит не так, а как наверное каждый из нас сам бы объяснял ребенку. Берем картинку, помещаем на нее три яблочка, у Оли на два больше. Задаемся вопросом о смысле: «Что значит «на два больше?»

Строго отличается понятие и его словесное определение. С последними не спешат, понимая, что «никакие словесные определения, как бы точно они ни были построены, не создадут понятие, для выработки которого необходимо наблюдение. Определение представляет собой словесное выражение результатов, добытых сознанием в процессе обобщения». Поэтому всякие определения относятся на конец начальной школы, когда совершается переход к абстракции.

Именно ранний переход к абстрактному, внедрение теории в начальную школу, объясняет потерю интереса к школе у многих современных детей. Ученикам младшего возраста приходится усваивать умозрительные доказательства арифметических истин, недоступные детскому уму. Понятно, что при этом весь ход доказательств усваивается без надлежащего понимания. Собственные силы учащихся при таком обучении не только не развиваются, но, наоборот, притупляются.

М. А. Мамьянова поделилась опытом преподавания по книгам Ушинского. В гимназии Свято-Алексиевской пустыни по ним преподается материал по русскому языку, литературному чтению, окружающему миру.

Эти книги также составлены по принципу от простого к сложному. Работа в 1-м классе начинается со звуков, букв, слогов, а также слов. Но нет ни одной схемы — ни звуковой, ни слоговой. А то родители современных первоклассников привыкли: чтобы объяснить, что такое твердый согласный звук и что такое мягкий согласный звук, нужно нарисовать человечка, у которого одна нога синяя, другая зеленая. Здесь же это делается простым произношением этих звуков, ничего не надо рисовать.

Все строится не на схемах, а на смыслах. Первоклассники находят в словосочетаниях и предложениях все части речи, хотя они говорят, например, о «признаке действия», а еще не о «наречии». Второклассники выделяют главные члены, определяют времена глаголов, подбирают антонимы и синонимы, не называя самих этих терминов. Третьеклассники спокойно разбирают по составу слова «выполняется», «прячешься». В четвертом классе дети выполняют работы для 5–6-го класса обычных «развивающих» программ. Они свободно склоняют сложные числительные, полные прилагательные превращают в краткие того же числа и рода. Всё это на том же принципе «от простого к сложному»: сначала накапливается опыт, потом только на него сажается ярлычок-определение.

Пока выступали учителя классической школы, было интересно наблюдать реакцию присутствующих на конференции сотрудников методического центра. Если вначале они держались отчужденно, как бы смотря со стороны, то в ходе докладов о методике, они эмоционально «включились», всё чаще живо и сочувственно кивая. Видимо, разговор о настоящей педагогике пробуждает что-то дремлющее в душе педагога, когда-то выбиравшего профессию сердцем. В этом тоже видится один из источников оптимизма: внедрение будет заразительным.

После таких обстоятельных и вдохновляющих разъяснений учителей, оставалось только обсудить практические шаги, предпринимаемые или предлагаемые РВС.

1. Сложность нашей задачи в том, что, в отличие от Свято-Алексиевской пустыни, мы не можем просто взять, к примеру, книги Ушинского. Наша задача — образец для массовой школы, а она, очевидно, не примет тексты о православных праздниках из «Родного слова». Поэтому нам нужны учебники, которые не просто несут настоящую методику, но и приспособлены как к современным реалиям (в текстах не может быть октябрят, тетрадка в условии задачи не может стоить 2 копейки и пр.), так и к требованиям ФГОС. О разных трудностях адаптации классических учебников к современным условиям на примерах из уже готового к апробации учебника арифметики для 1-го класса рассказал П. М. Расинский, представляя наш проект создания новых учебников. Эту работу ведет временный коллектив, который нацелен на создание в короткий срок (в идеале — за лето) линейки важнейших учебников для начальной школы. Хотя работа идет, остается актуальным привлечение к ней дополнительных сил из опытных учителей и методистов.

2. О том, как можно использовать в школе создаваемые новые программы и новые учебники, рассказала Ольга Горянина. Многие (даже управленцы из сферы образования) убеждены, что в школе можно использовать только учебники, рекомендованные Федеральным перечнем. Однако докладчица подробно рассказала о возможностях, предоставляемых школе статьей 20 закона «Об образовании в РФ». Ее пункты об инновационной деятельности — достаточный рычаг для внедрения хорошо забытого старого. Это право самой школы, реализация которого требует только соблюдения «прав и законных интересов участников образовательных отношений» и соблюдения требований ФГОС по уровню и качеству образования. Более того, органы управления образованием обязаны создавать условия для поддержки инновационной деятельности и внедрения ее результатов в практику. В этих целях они должны иметь возможность признавать организации региональными инновационными площадками, согласно Порядку, установленному регионом. На деле такой Порядок установлен далеко не во всех регионах, и для Севастополя РВС разработало свой законопроект.

3. Не остался без конструктивного ответа и исходный протест родителей, лишенных права на выбор линейки учебников. О возможностях участия родителей в управлении образовательным процессом подробно рассказала педагог Анна Кульчицкая. Речь идет о такой форме государственно-общественного управления образованием, как управляющие советы школы. Она предусмотрена законом, однако в ответе, который прислали инициативным родителям из Минобрнауки на их вопрос «что же нам делать?», такую подсказку им не сообщили. Конечно, организация в такую форму требует не только сознательности, но и солидарности родителей школы, но это важный рычаг, который нужно использовать для влияния на школу снизу.

Потому что по сути, как можно увидеть, изложенные практические предложения РВС строятся на простой тактике — использовать рекламные лозунги системы образования не для разрушения, а для созидания. Вы называете нас «заказчиками образовательного процесса»? — исполняйте наш заказ. Вы говорите о вариативности? — вот наша инновация о внедрении надежного старого. Вы допускаете разнообразие форм обучения? — обеспечьте независимые от образовательных программ школ процедуры аттестации, а также единые требования к результатам обучения каждого года. Или вы вынуждены позволить нам образование, которое мы, родители (а это люди всех уровней образованности) считаем качественными, или вы признаетесь, что ваши лозунги — фикция, демагогия.

Конечно, кто-то скажет, что такой тактикой невозможно что-то изменить в больших масштабах, что серьезное может быть только «сверху» и т. п. Однако, не только в сегодняшних, но и в идеальных условиях, проведение чего-то «сверху» должно опираться на вдохновляющие образцы. И такая тактика позволяет их создавать и распространять, что сейчас куда важнее набивших оскомину петиций.

В итоге, в ответ на высокие требования родителей и самих учителей к уровню образованию конференция показала путь, которым можно его достигать в условиях обычной пореформенной школы, а также как могут (и даже обязаны) гос.чиновники этому помогать. В ходе конференции мы увидели, как такая конструктивная линия встречает поддержку. Представитель общественной палаты Севастополя М. Л. Песчанская, послушав выступающих, сама предложила, чтобы этот орган выступил с необходимой законодательной инициативой. На другой день местная пресса сообщила об интересе к материалам конференции сенатора от региона, на связь вышла региональная структура ОНФ... Это обнадеживает, хотя требует не расслабляться, а сосредоточенно обсуждать с новыми партнерами нужные шаги, организовывать намеченное. А тем временем поднимать те же вопросы в других регионах.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER