Статья
/ Марина Александрова
Вспомним униатских «батюшек», резво кидавших камни и «коктейли Молотова», подбрасывавших покрышки в адское пламя. Под бесконечные благостные молитвословия людей поджигали заживо, избивали, калечили и убивали

Ядовитый гибрид

Религиозный человек прекрасно понимает, что такое соблазн. Но ведь соблазны бывают и политическими. Одним из таких соблазнов является объединение необъединимого: левого с правым, фашизма с антифашизмом, ежа с ужом, радикального православия с радикальным католицизмом.

Казалось бы, православный фундаменталист должен как никто осознавать ядовитость такой гибридности. Что вовсе не исключает необходимость диалога между православием и католицизмом. А также между всеми мировыми конфессиями. Но согласитесь, нельзя вести этот диалог без оглядки на то, что происходит на Украине. Происходящее там наглядно показывает, как могут действовать католики (в данном случае — грекокатолики, униаты), если обстановка складывается для них благоприятным образом. Более того, они весьма активно участвуют в изменении этой самой обстановки в свою пользу.

Католическая Церковь, мягко говоря, никогда не чуждалась политики и мирской власти. Ватикан никогда не отказывался от прозелитизма, от распространения католического варианта христианства и власти Римского престола на весь мир. Католики ведут свою миссионерскую деятельность не только в нехристианских странах, но и там, где христианство имеет многовековые традиции, например, на Украине и в России, то есть, выражаясь словами апостола Павла, «созидают на чужом основании» (сам апостол Павел от подобной практики предостерегал). Разумеется, иерархи Русской Православной Церкви и осознанные, глубоко воцерковленные православные люди от подобных поползновений не в восторге.

Тем не менее, в последние годы наметилась очень странная тенденция. Между радикальными католическими активистами и институтами и столь же радикальными, по их словам, православными традиционалистами возникают тесные связи, сотрудничество и чуть ли не братание. Ярким примером является «православный магнат» Константин Малофеев, имя которого в последнее время часто мелькает в связи с событиями в Донбассе, с именами Стрелкова и Бородая, и который даже угодил в санкционный список Запада. Этот человек в последние годы активно сотрудничает с рядом католических активистов — общественных деятелей, политиков, публицистов. Многие из них зарекомендовали себя как деятели не просто правого, а именно крайне правого толка.

Правда, сотрудничество это идет вроде бы не по линии политической, а в рамках борьбы за традиционные семейные ценности и по поводу развития образовательно-просветительских программ. Так, Малофеев принимал участие в разнообразных форумах и круглых столах в Москве, посвященных традиционным ценностям, его Фонд Святителя Василия Великого являлся организатором некоторых из этих мероприятий. Среди участников — Брайан Браун, президент американской Национальной организации за брак, бывший продюсер Fox-news католик Джек Ханик, а также представители правых католических организаций Франции, например, Фабрис Сорлен, лидер крайне правой католической организации Dies Irae и официальный представитель Всемирного конгресса семей во Франции.

В настоящее время Константин Малофеев активно сотрудничает с другим французским католическим деятелем, правым политиком, лидером Движения за Францию Филиппом де Вилье. Этот человек — ревностный католик и активный участник влиятельной полузакрытой католической организации Opus Dei. Сотрудничество это внешне опять же не носит политического характера: Малофеев помогает де Вилье строить в Москве и Крыму познавательно-развлекательные парки «Пюи де Фу», призванные знакомить посетителей, прежде всего детей, с историей Человечества. Любопытно, что парки в России будут называться «Царьград Пюи де Фу». Название «Царьград» носит и созданный Малофеевым вместе с другим ревностным католиком Джеком Хаником канал интернет-телевидения. О странной дружбе Малофеева и де Вилье рассказал в 71-м выпуске передачи «Смысл игры» Сергей Кургинян, указав на противоестественность смычки православных и католических радикалов.

Тот же Малофеев утверждает, что в условиях наступления псевдолиберального тоталитаризма нужно сплочение всех традиционалистских сил. И что тут не до конфликта между католиками и православными. Даешь общий фронт против общего либерального врага!

Такая позиция, на первый взгляд, выглядит вполне разумной. Только вот, к сожалению, на Россию и в Донбассе наступают не либералы как таковые. Наступает Запад как единое целое. Наступают США. И наступают украинские русофобы, часть из которых — либералы, а другая часть — яростные католические фундаменталисты.

Ведут на вас наступление, скажем, американцы. И задействуют такой общеизвестный инструмент, как ЦРУ. И что же, цэрэушники правокатолического толка будут вести себя иначе, чем цэрэушники, стоящие на позициях осуждаемого Малофеевым либерального тоталитаризма? Разумеется, при нынешнем обострении процесса это будет происходить совсем иначе. А тот же «Опус деи» — это структура, известная своими связями с американскими спецслужбами еще до возникновения ЦРУ. Был у ЦРУ такой предшественник — Управление стратегических служб, руководимое Донованом. И оно очень плотно взаимодействовало с «Опус деи». Столь же плотно ЦРУ всегда взаимодействовало с католическими иезуитскими организациями. Можно перечислить сразу несколько католических иезуитских центров, которые были и остаются фабриками кадров для ЦРУ.

Встречаетесь вы с представителями таких иезуитских центров, находящимися при исполнении обязанностей. И предлагаете им: «Давайте вести совместную борьбу с либеральным тоталитаризмом. У вас, знаете ли, этим грешит президент Обама, он же верховный главнокомандующий. И вокруг него крутится слишком много либеральных тоталитаристов. Так почему же нам вместе с этим тоталитаризмом не повоевать?».

И как же ваш собеседник воспримет такое предложение сегодня? Как элементарную вербовку, осуществляемую коварными русскими. На вербовку он никогда не пойдет. А пойдет он к своим шефам в ЦРУ и скажет им, что сделано ему такое-то предложение. Шефы никогда не скажут «отпрыгни». Они скажут: «Прими предложение и реализуй его в наших интересах». Тот, кому это сказано, примет предложение и будет реализовывать его в интересах, определяемых его шефами из ЦРУ, великой американской державой и Западом в целом. А интересы эти заключаются в том, чтобы разрушить Россию.

Отрицая неизбежность такого развития «диалога» между разного рода традиционалистами, Малофеев, Дугин и другие утверждают, что есть некий союз (его еще называют «черный интернационал»), готовый под общим знаменем сплотить на борьбу с либерально-тоталитарным врагом русских, немецких, итальянских, английских, иранских, турецких и прочих традиционалистов. Ну и что это за знамя? Оно не может быть конфессиональным в силу неснимаемого противоречия между конфессиями. Причем противоречия, которое сейчас обостряется. Но оно не может быть и традиционалистским в обычном смысле этого слова.

Возьмем того же Де Вилье... Его семья всегда ненавидела «бошей», то бишь немцев. Его нежелание поставить европейский приоритет выше французского вытекает, в том числе, и из того, что общеевропейский приоритет — это, конечно, приоритет «бошей». А значит, и он, и другие не могут взять в качестве реальной объединительной идеи обычный традиционализм. А поскольку одного антилиберализма мало, то объединительной идеей станет традиционализм необычный. В котором слово «Традиция» пишется с большой буквы. А это, как минимум, — гностический традиционализм, кощунственный для любого христианина. Да, в общем-то, и не только христианина. На деле такой «традиционализм с большой буквы» очень быстро превратится в поклонение весьма сомнительной архаике. Что это такое, показала история нацизма и неонацизма. История оккультного рейха и история оккультных орденов СС. И не надо лгать, что эта история в прошлом. Под знаменем «традиции с большой буквы» собираются сегодня все, вплоть до язычников, неоязычников, сатанистов. От Черного интернационала за версту разит Четвертым рейхом.

Ультраправые навязчиво подают себя в качестве единственных западных путинистов.

Единственных? Ой ли? За Путина очень многие левые. Не говоря о коммунистах. За Путина значительная часть вменяемых консерваторов.

История учит нас, что встраивание в антизападный (антиимпериалистический) фронт с последующим развалом этого фронта — главное ноу-хау всех ультраправых. И что такое встраивание всегда осуществлялось ультраправыми по плану, разработанному самими империалистами. Прежде всего, ЦРУ.

Кроме того, сегодня нельзя противопоставлять международную политику внутренней. Слишком уж быстро обостряется ситуация. А внутри России опорой Путина является левоцентристский электорат. Какового более 80 %. И что ему предложат правые радикалы? Десоветизацию? Очернение и перечеркивание советской эпохи? Архаизацию духовной и общественной жизни, а в перспективе — формирование новой аристократии, новое деление людей на господ и холопов?

Такая идеология приведет только к разрыву нынешней очень прочной связки между Путиным и большинством граждан России. Не для того ли она и предлагается?

Но главное — как будет сочетаться такая идеология со всем, что вытворяют на Украине те же католики?

Есть любители утверждать, что у них одна рука не знает, что делает другая. Но с каждым днем становится всё более очевидно, что слишком хорошо обе руки знают, что делают они общее и антирусское, антиправославное дело.

Вспомним униатских «батюшек», резво кидавших камни и «коктейли Молотова», подбрасывавших покрышки в адское пламя. Под бесконечные благостные молитвословия со сцены, на которой была установлена статуя Девы Марии, людей поджигали заживо, избивали, калечили и убивали. Заявления униатских иерархов Украины поражают накалом совершенно антихристианской, можно даже сказать, бесовской ненависти к России и русским, а многие священники напрямую призывают к резне «москалей». Захваты униатами православных церквей на Украине проходят при прямом содействии фашиствующих молодчиков.

Борьба против таких молодчиков по определению может быть только антифашистской. И что же, вы хотите строить антифашистский фронт, опираясь на сторонников СС и Четвертого рейха? Так вы строить его хотите или разваливать?

Стремление соединить ежа с ужом, как мы знаем, всегда оборачивается производством колючей проволоки. Внедряясь в русский патриотизм, русское православие, русское национальное движение, радикально-правая идея работает как вирус. Она постепенно меняет живую клетку патриотизма и антизападности, превращая ее в мутанта. Причем, как известно, вирус всегда пытается обмануть иммунитет, выступая под маской и доказывая, что он не чужой, а свой. Ибо, будучи распознанным как чужой, он будет отторгнут.

Ну, так этот чужой и должен быть а) распознан и б) отторгнут. В противном случае — жить будем в Четвертом рейхе, построенном в том числе и на обломках России.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER