Африканский Че Гевара

Африканский Че Гевара

Прочитав статью, раскрывающую суть фундаментальных проблем африканского континента, можно с уверенностью говорить, что сегодня Африка — это не только поле экономической борьбы, как отмечают многие аналитики, но прежде всего это козырь в рукаве у тех, кто реализует концепт «управляемого хаоса». Этот регион сейчас — огромный склад боеприпасов, которые пока что используют в относительно малых дозах для дестабилизации Евразии и самой Африки. Но в любой момент факел в руках деградирующего американского гегемона может быть брошен ровно в этот склад, день за днем набирающий внутренний потенциал огневой мощи.

Сегодняшние африканские конфликты — продукт модерна времен «несения бремени белых». В статье показано, что распутывать узлы межплеменных конфликтов могли только лидеры типа Каддафи, являющиеся для Запада диктаторами, а по совместительству — строителями сложной конфигурации национальных государств, борьба Запада с которыми готовит почву для исламофашизма и фашизма европейского. Каддафи — тот тип диктатора, для которого развитие своей страны и континента стало смыслом жизни. Ливийский лидер был последним оплотом модерна в Африке. Однако с распадом СССР потребность в подобных модернистских диктаторах отпала, и Запад явил свой подлинный лик, превратив Ливию в пустыню.

Фактор распада СССР, по моему мнению, доминирующий в том числе и в вопросе поиска подлинного смысла происходящего на африканском континенте. Крах советского проекта породил не только разрыв производственных цепочек на территории бывших его республик, не только бросил советских граждан в пучину социального неблагополучия, но и породил идеологический и смысловой вакуум как на пространстве самого Союза, так и во всем мире, ставшем в одночасье однополярным. Однополярным — а значит, обреченным на автоматическую плавную капиталистическую дегуманизацию человечества.

В связи с этим я при прочтении статьи задался вопросом: заканчивается ли фамилией Каддафи список тех, кто вдохновился социальными преобразованиям советского проекта и кто пытался облегчить бремя, взваленное модернизаторами-колонизаторами на простых африканцев? Бремя социальной, а порой и природной обусловленности, гнетущей человеческую суть и заставляющей африканцев влачить унизительное, полуживотное существование? Давал ли кто-то ответ на вызов расчеловечивания африканцев? Да!

Если вывести за скобки все те африканские страны, которые СССР, будучи сверхдержавой, поддерживал материально с целью проведения в жизнь своих миропроектных идеалов, то можно, как мне кажется, выделить Тома Санкара или африканского Че Гевару, как прозвали его в народе. Речь идет о небольшой стране африканского континента Буркина-Фасо (в переводе на русский язык — Родина достойных людей), некогда бывшей французской колонии Верхняя Вольта. Именно Санкара дерзнул реализовать проект социальной, политической, а в чем-то даже человеческой эмансипации малой части африканцев.

Я не предлагаю идеализировать Санкару, а лишь предлагаю вглядеться в него как в некий феномен, являющий нам на микроуровне взлет и падение коммунистических проектов — СССР и в мире в целом.

Санкара пришел к власти в результате военного переворота. 4 августа 1983 года «Группа офицеров-коммунистов» во главе с верным товарищем Блезом Компаоре освобождает капитана Тома Санкару из тюрьмы, куда тот был помещен фактически с поста главы правительства Верхней Вольты по указке тогдашнего президента Франции Франсуа Миттерана. В тот же день военные свергают действующего президента Уздраого.

Верхняя Вольта к моменту прихода Санкары на пост президента была синонимом бедности и отсталости. Однако вдохновленный опытом кубинской революции, Санкара использовал диктаторские полномочия во благо народа своей страны. Интересно, что реформы эпохи правления Томаса Санкара имеют множественные пересечения с тем, что сегодня ставят во главу угла в ООН — решение экологических проблем и соблюдение прав человека. Буркинийцы боролись против опустынивания совместной посадкой деревьев, которая стала традиционным атрибутом всех местных праздников. Санкара освободил женщин, дал им возможность наравне с мужчинами служить в армии. При нем степень коррупции среди чиновничьего аппарата упала фактически до нуля. Также за время его недолгого правления (1983–1987) Буркина-Фасо реализовала концепцию развития с опорой на собственные ресурсы и силы, удовлетворила собственными силами внутренний спрос на продукты питания. Всего за год, с октября 1984 года по декабрь 1985 года, правительство Санкары решило проблему нехватки воды путем строительства 250 водохранилищ и 3000 скважин, а также при поддержке Кубы резко снизило процент смертности от инфекционных заболеваний, привив в кратчайшие сроки порядка 2,5 миллионов жителей. Нельзя обойти вниманием и образовательные реформы с целью радикальной борьбы с неграмотностью населения. Причем во всеобщей школе вводились программы обучения на 9 национальных языках.

Это опять же не дифирамбы Санкаре, а демонстрация попыток построения справедливого общества в условиях враждебного окружения, непризнания со стороны западных держав, фактического ухода с исторической сцены Советского Союза.

Характерно, что жизнь и президентство, можно сказать, даже миссия Санкары оборвались во время правления Горбачева, когда советское руководство сделало выбор относительно своего будущего. Апофеозом стало предательство президента Буркина-Фасо со стороны его ближайшего окружения, позарившегося на капиталистические бирюльки. Тот самый Блез Компаоре, некогда вызволивший Санкару из тюрьмы и приведший его к власти, предал идею и похоронил ее в братской могиле вместе с расстрелянным Тома Санкарой. Примечательно, что Компаоре, свергнув Санкару, длил свои президентские полномочия аж до 2014 года, что ничуть не смущало американских «светочей демократии». Вдоволь пользуясь кредитами МВФ для обогащения тонкой прослойки элиты, Компаоре фактически вернул страну в ту точку, из которой начал выводить ее Санкара — когда интересы вновь стали важнее идеалов.

Да, возможно, что подобный социалистический проект с африканской спецификой был возможен только с молчаливого согласия СССР, ведшего свою политику в Африке. И Санкара даже приезжал в СССР в 1986 году, но взятый советской номенклатурой курс на слияние с Европой давал понять Санкаре и другим, что «и Африка мне не нужна...». Перестав быть полюсом притяжения субъектов, готовых жить ради построения справедливого общества в разных концах земного шара, СССР обрек на гибель и малые проекты, подобные Буркина-Фасо.

Кто-то скажет, что не надо драматизировать и стоит лишь обратить взор на Кубу или Китай, который вписал марксизм-ленинизм в базу своего проекта. Тот же Китай проводит взаимовыгодную экспансионистскую политику по отношению к африканским странам. Однако здесь речь идет скорее об интересе, а не об идеалах или, быть может, о каких-то внутрикитайских идеалах, но не общечеловеческих.

Похоже, что появление африканских лидеров, которые могли бы проявить подобный Санкаре прометеизм по отношению к своему собственному народу, сегодня невозможно в принципе. И в этом-то и заключается главная проблема африканской части человечества, поставленной в основной массе своей перед фактом миропроектных интересов США, не заточенных даже на минимальное развитие африканского населения.

Соответственно, сегодня решение проблем Африки определяется, как мне кажется, тремя путями: продолжение агонии проекта Модерн, как делал Каддафи, который играл в сложные партии с Западом и который, к слову, не воспрепятствовал свержению Тома Санкара, исламофашизм, к которому рано или поздно приведет политика хаотизации Африки или третий вариант — коммунизм. Попытка Тома Санкара построить социализм в отдельно взятой африканской стране закончилась крахом. Однако она указывает единственно верный путь, который может поставить идею развития человека выше межплеменных разногласий, коренящихся в интересе.

Опираясь на факты, приведенные Юрием Вульфовичем Бялым, можно сказать, что на сегодняшний день никакого выбора у африканцев нет вследствие однополярности мира. Выбор может появиться только в одном случае — если потерявшая лицо Россия исправит ошибки СССР и, оперевшись на бесценный опыт немодернистского развития, выдвинет новый гуманистический миропроект.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке