Отклик
/ Ольга Горянина

Цена возвращения традиции

Статья поднимает тему прославления коллаборационистов под маской дани памяти белым, которые боролись в Гражданскую войну против большевиков. Мы видим, что в пылу борьбы за свои цели пропагандисты «белого казачества» не гнушаются героизировать тех белых, кто во время Великой Отечественной войны запятнал себя службой фашистской Германии. И здесь важным является вопрос авторов, кому и зачем понадобилось сегодня возводить пособников Гитлера в ранг героев.

Кроме естественного ответа, что выгодно это людям, придерживающимся фашистских взглядов, есть и другой ответ. Есть и иные выгодоприобретатели — люди, работающие на интересы других стран. Потому что увековечивание памяти подобных «героев» неизбежно ослабляет Россию сразу с нескольких сторон. Кроме того, что подобные памятники льют воду на мельницу раскола общества на красных и белых, что, естественно, ослабляет государство, существует, как минимум, два других фактора.

Во-первых, прославление людей, сотрудничавших с теми, против кого Россия воевала в прошлом веке, влечет за собой дезориентацию в социальной и национальной идентичности граждан России, для формирования которой необходимо осоз­нание логической последовательности исторических событий в судьбе нашей Родины, непротиворечивость их оценки. При этом под непротиворечивостью я понимаю вовсе не отрицание трагических страниц в истории России. Я понимаю под этим целостный взгляд на историю, размещение этих страниц в потоке других событий. Оценка тех или иных событий может быть положительной или отрицательной, однако эти оценки не должны противоречить друг другу. А положительная оценка Великой Победы над фашизмом, которая была целью для наших предков и ради которой они гибли, несовместима с положительной оценкой тех, кто с нашими предками воевал. Воспевание людей, воевавших на стороне фашизма, неизбежно ведет к отказу от собственных предков, разрывая связь между поколениями и затрудняя определение человеком своего места в истории.

При этом следует учесть, что подобная дезориентация возможна как у ныне активных поколений, так и у того поколения, которое только формируется или еще будет формироваться, то есть у тех поколений, которым еще предстоит творить историю. Дезориентация сделает проблемным формирование патриотических чувств у людей: если человек не в состоянии осознать свою идентичность — свое место в цепи разноплановых событий, в меняющихся общественных отношениях, то у него нет оснований защищать это место. Мало того, что это приводит к выводу дезориентированного человека из тех слоев, на которые государство может опираться, так подобная дезориентация способна сделать нацию больной. Ведь психологи предупреждают, что у человека существует потребность в чувстве принадлежности к какой-либо социальной группе, в ощущениях общности с другими людьми. Эта потребность может быть реализована в ощущении себя гражданином и патриотом своей страны. Если у человека нет патриотических чувств, то он вынужден искать какие-либо другие общности, к которым он себя может отнести. Последствия при неудовлетворении этой потребности могут быть трагичны и ведут к разным патологиям — от психических заболеваний до вступления в преступные группировки. Абрахам Маслоу писал, что основой какой-то части подростковых банд могут быть неутоленная жажда общения, стремление к единению перед лицом врага — неважно, какого именно.

Вторым фактором, который ослабляет страну в случае прославления коллаборационистов, является возведение в норму возможности перехода на сторону врага. Потеря идентичности (или невозможность ее сформировать) усугубляется снятием табу на возможность измены Родине в случае противостояния государств или идеологий, на которых государства основаны. Ведь памятники и памятные доски коллаборационистам означают, что переход на сторону врага не является действием, осуждаемым обществом. Школьники, посещающие прославляющие Краснова музеи, будут считать нормальным и даже героическим подобный переход.

Данное следствие — воспитание молодого поколения в духе глобализма, не вносящее ценность Родины в систему ценностей человека, — проявляется не только в случае увековечивания памяти людей, перешедших на сторону врага во время Великой Отечественной войны. К этому ряду можно отнести одобрение любых случаев перехода на службу другим государствам в сложную для Родины минуту. Я имею в виду воспевание Александра Колчака, который после октября 1917 года перешел на службу Англии и был послан ею в Сибирь для борьбы с большевиками. Тем, кто не согласен с этим тезисом и думает, будто Колчак поступил на службу союзнику Родины и действовал во благо России, советую вспомнить, что после декабря 1917 года, когда Англия заключила с Францией соглашение о разделе сфер влияния на территории России, она перестала быть союзником России. Более того, Англия вела военные действия против России в районе Архангельска летом 1918 года. Утверждение, будто этими действиями Англия спасала своего «союзника» от большевиков, голословно, так как Антанта была создана для борьбы с Тройственным союзом, а вовсе не для борьбы с большевиками. Англия поставляла Колчаку, находящемуся у нее на службе, патроны, которыми он убивал и своих идеологических противников, и мирное население бывшей Российской империи. С учетом заключения англо-французского соглашения, Англия действовала в своих интересах, и эти интересы не совпадали с интересами суверенной России.

Размышления по поводу целей пропагандистов, подобных Владимиру Мелихову, навели на мысль о том, что белые боролись против революционеров, пытаясь вернуть традиции — в том числе и традицию деления общества на сословия, прерванную Великой Октябрьской социалистической революцией.

В нашем обществе есть граждане, которые разделяют мировоззрение, основанное на признании необходимости сословного устройства общества. Понятно, что эти граждане хотят иметь и воспевать своих героев, которые данное мировоззрение защищали в Гражданской войне. Однако выбор на эту роль коллаборационистов означает, что любители сословий готовы ради своего мировоззрения разрушать государство. Это значит, что жажда разделение общества на сословия им нужно больше, чем сохранение и развитие культуры, переданной предками.

Потому что потеря страной суверенитета несовместима с таким сохранением и развитием, а прославление коллаборационистов ослабляет страну и ставит под удар суверенитет. Всегда побежденные страны были вынуждены следовать за победителями. Но победителям не нужны ни сохранение культуры побежденного народа, ни, тем более, ее развитие. Так что любителей Краснова, Колчака и Власова в случае потери суверенитета России ждет тот самый мультикультурализм, внедряющий сексуальную свободу, восхваляющий смерть и одобряющий ювенальную юстицию (то есть ставящий крест на традициях), который уже вовсю шествует в западных странах.

Нужно ли сторонникам сословного деления общества возвращение одной традиции (деление общества на сословия) ценой потери других традиций? Бизнесмен Владимир Мелихов на этот вопрос ответил мемориалом коллаборационистам и памятником Краснову. Однако те белые, для которых слова «Родина, семья и жизнь» еще не потеряли значения, должны прислушаться к разуму и выбрать себе более достойных героев. Потому что с Красновым и ему подобными они рискуют потерять Россию вообще.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER