logo
Газета «Суть времени» №223
Ancien Régime была ярчайшим примером последовательной политизации гедонизма. Это была эпоха, возведшая культ наслаждения в основной жизненный принцип. Это была эпоха возведения на пьедестал того, что позже будет названо «модой», и того, что позже будет названо «сексом»

О коммунизме и марксизме — 77

Есть эпохи относительной стабильности, в которые люди искренне верят в то, что эта стабильность, что называется, навсегда или по крайней мере надолго. Для СССР такой эпохой, конечно же, была эпоха Брежнева. В постсоветской России аналогичной, хотя и совсем иной, является путинская эпоха.

Люди, живущие в эпохи относительной стабильности, могут эту стабильность проклинать, именуя ее «застой» или «стабилизец». А могут и прославлять, восклицая о горделивом величии или о том, что «наконец-то, встаем с колен». Но и проклинающие, и восхваляющие такие эпохи люди едины в своей уверенности в том, что «это всерьез и надолго». И когда подобное «всерьез и надолго» вдруг начинает рушиться, они ищут чаще всего источник этого обрушения в чьих-то происках или чьей-то тупости (в последнем случае речь идет, конечно, о власти).

Один из тех, кто судорожно искал в период перед февралем 1917 года ответ на вопрос о природе царской контрпродуктивности, — Павел Николаевич Милюков. Милюков — это русский политический деятель, историк и публицист, лидер Конституционно-демократической партии (она же — партия кадетов), министр иностранных дел Временного правительства в 1917 году.

Читать далее...

Судьба гуманизма в XXI столетии

«Илиада» Гомера очень долго существовала лишь в греческом подлиннике, ее латинские переводы были весьма неполными. Вплоть до падения Рима публика делилась на образованную, читавшую по-гречески настоящую «Илиаду», и полуобразованную, знакомую с книгами Диктиса и Дарета

Русский героизм. Опыт «строгой» войны

До Суворова система управления войсками строилась на том, что командир подразделения во время боя регулярно получал приказы от своего начальника — что делать дальше? Оглядка на приказ сверху тормозила инициативу офицеров, не позволяя им принимать собственные решения

Новое родительство. От «чайлдфри» и «чайлдхейт» к «интенсивному материнству»

Сегодняшний тренд — детоцентризм, когда на ребенке концентрируются возможности матери. При этом матери становятся заложницами своего проекта по воспитанию ребенка, его успешности. Заметим, что ни отец, ни семья в целом не упоминаются

Либеральный глобализм: поиск путей ответа на вызов

О факторе массовых «реакций отторжения» прежней политики говорит усиливающееся в последние годы националистическое, правое движение, которое носит ярко выраженный антиглобалистский и антиэлитный характер
Размышления читателей