Новости
/ Москва

Сотрудник соцслужбы Германии: изъятие ребенка — это форма воздействия

Несогласие
picsa.tm

Временное изъятие ребенка из семьи — это одна из форм воздействия государства на родителей с целью остановить неблагополучие ребенка, заявил руководитель Ассоциации «Признание, Доверие, Перспектива» (Германия) Сергей Аруин 14 ноября на полях пленарного заседания Всероссийского сетевого форума с международным участием «Национальная стратегия действий в интересах детей: навстречу Десятилетию детства», cообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Комментируя официальные данные о том, что в Германии с 1995 по 2016 год у родителей было отобрано более 680 тысяч детей — это значит, что через изъятие из семьи прошло фактически целое поколение молодых немцев — Сергей Аруин заявил:

«Ошеломляющая цифра. Изъятие ребенка из семьи — не панацея, мы прекрасно понимаем, что фундаментальная функция развития общества — это воспитание ребенка со своими родителями, даже если родители не могут выполнять функцию родителей. Государство в таком случае должно оказывать всяческую помощь. Изъятие — это одна из форм воздействия государства, чтобы остановить неблагополучие ребенка в семье. Дать параллельно с этим возможность родителем одуматься, решить для себя, что для них важнее быть вместе со своим ребенком или строить жизнь без своего ребенка. Изъятие ребенка не означает, что ребенка изымают на постоянной основе, и это не говорит о том, что ребенок не имеет возможности общаться с родителями. Родители в тот же день могут приехать и общаться с ребенком, если ребенок этого хочет».

Аруин сообщил, что сотрудники соцслужб «подвергают достаточно оперативному анализу» вопросы, связанные с насилием, невыполнением родительских обязанностей, и принимают решение об изъятии ребенка из семьи. После разлучения ребенка с родителями, они имеют возможность «доказать свою компетентность, свое желание, чтобы ребенок вместе с ними был».

Объясняя такой образ действий немецких социальных служб, Аруин отметил, что «в развитом капиталистическом обществе сейчас прослеживается тенденция, что люди перестают быть способными стать родителями». «У нас общество отличается от российского, в российском обществе еще существуют, может быть, остатки от Советского Союза — коллективное ощущение, коллективная ответственность, общество неравнодушно. А у немцев — это общество индивидуалистов, я не хочу сказать — эгоистов, но каждый сам за себя. Появление ребенка в семье, между двумя людьми, означает, что они должны отдавать нечто, то, что принадлежит им. Многие люди — они на это не способны», — подчеркнул он.

Комментируя случаи изъятия детей из семей «русских немцев», а также случаи вынужденного возвращения таких семей в Россию из-за преследований со стороны немецких социальных служб, Аруин заявил, что это «муть, ерунда, полный бред», подчеркнув, что если кто-то бежит, то он, скорее всего, «чувствует, что что-то не то делает», в то же время немецкий эксперт признал, что у немецких служб предвзятое отношение к русским семьям.

Эксперт убежден, что немецкая социальная служба является самой лучшей, в отличие от системы Финляндии где, действительно, «есть перегибы».

Напоминаем, 13 и 14 ноября в Москве прошел Всероссийский сетевой форум с международным участием «Национальная стратегия действий в интересах детей: навстречу Десятилетию детства». В работе форума приняли участие сотрудники финской, немецкой социальных служб, представитель Всемирного банка. Отметим, что предыдущая Национальная стратегия действий в интересах детей на период 2012–2017 гг. была написана на основе западных технологий и стала фундаментом для внедрения ювенальной юстиции в России.

Комментарий редакции

В своем выступлении на форуме Сергей Аруин сообщил, что работник Управления по делам семьи и молодежи имеет право принять решение об изъятии ребенка, поэтому представителей этого ведомства очень боятся. При этом он подчеркнул, что хорошим родителям бояться нечего. Однако данные Федерального статистического управления Германии, согласно которым с 1995 по 2016 г. социальные службы изъяли у немецких родителей почти 688 тыс. детей, в то время как рождаемость в Германии составляет около 682 тыс. детей в год, говорят обратное. Насильственно разлученный с родителями ребенок переживает тяжелейшую психологическую травму, которая не только останется с ним на всю жизнь, но и может иметь последствия в виде задержки в развитии, аутизма, страхов и многого другого. Применять эту меру в каких-либо случаях, кроме самых крайних, — значит, нарушать самые фундаментальные человеческие принципы.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER