Новости
/ Нью-Дели

Смелость и опыт против новой «оранжевой чумы»: премьер Индии летит в Мьянму

Флаг Мьянмы
(cc)RonnyK

Экономические проекты и проблему нарастающего насилия в штате Ракхайн в Мьянме обсудит в ходе своего визита премьер-министр Индии Нарендра Моди, сообщила представитель МИД Индии 5 сентября, передает Reuters.

По ее словам, лучшим способом снизить напряженность в Ракхайн является развитие региона, включая транспортный проект «Каладан». «Мы уверены, что как только завершенный коридор начнет функционировать, он окажет положительное влияние на ситуацию в штате», — сказала представитель МИД журналистам.

Трехдневный визит Нарендры Моди начнется вечером 5 сентября. В Мьянму премьер-министр Индии прибудет из Китая, где завершается саммит БРИКС. В столице Мьянмы он встретится с президентом страны. Его первая двухсторонняя поездка в страну состоится на фоне прошедшей военной операции против боевиков в штате Ракхайн. В ходе операции погибли по меньшей мере 400 человек, еще около 90 тысяч человек бежали в Бангладеш.

По словам экспертов, кровопролитие в регионе может негативно повлиять на развитие транспортного корридора, который начинается в Ракхайн и включает дороги, ведущие на северо-восток Индии. Индия также может предложить Мьянме помощь в строительстве флота и береговой охраны. Мьянма, по словам экспертов, хочет убедиться, что Индия является надежным экономическим партнером и альтернативным Пекину центром силы.

Напомним, что Индия считает Мьянму своими воротами в Юго-Восточную Азию. Общая протяженность границы двух стран — тысяча километров. Объем двухсторонней торговли между странами составляет около 2,2 млрд долларов.

Комментарий редакции

Однако дело не только в транспортном коридоре, хотя и он имеет огромное значение. Для Индии беспорядки в Мьянме являются сигналом высокой степени тревожности. Волнения в Мьянме с участием мусульманского населения и последующим их подавлением показывают соседнему региону — то есть всему Индийскому субконтиненту — по какой модели будут развиваться межконфессиональные конфликты в расположенных там странах. Масштаб произошедшего в Мьянме вполне позволяет расценить это как запуск собственной, региональной, «юго-восточно-азиатской весны» (или как там ее официально назовут политики и политологи). Либо же как минимум по-настоящему напугать региональные режимы такой перспективой.

Индии это грозит серьезными неприятностями, поскольку, по данным переписи 2001 года, мусульманское население в этой стране составляет не менее 168 миллионов. С тех пор, как принято считать, эта цифра только увеличивается. Но дело не только в грозящих стране в результате межконфессиональных конфликтов социальных потрясениях. Индия пережила потерю значительных территорий и возникновение недружественного мусульманского соседа — Пакистана. В Дели знают, что при умелом управлении конфликтом от межконфессиональных волнений до распада страны — рукой подать.

И, наконец, странно было бы думать, что описанная перспектива никак не отразится на Китае с его многомиллионным уйгурским населением. Китайские уйгуры, которые давно уже находятся в ряду наиболее накаленных мусульманских групп населения и способны стать лидерами возможного социально-политического разогрева. Поэтому вполне можно ожидать не только индийских визитов в Мьянму.

В силу всего этого визит индийского премьера в общерегиональный «очаг возгорания» не только нацелен на решение экономических и политических задач, но и призван продемонстрировать смелость одного из крупнейших политиков региона, открыто глядящего в лицо угрозе.

В любом случае к конфликту в Мьянме вполне можно отнестись как к «пилотному проекту» по дестабилизации любого государства с совместным проживанием мусульманского и буддийского населения, и не только в таком сочетании. На самом деле влияние этого конфликта может распространиться гораздо дальше, и далеко не все его возможности к сегодняшнему дню уже проявились.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER