Новости
/ Москва

Американский профессор: спасение — в отмене частной собственности

Свою интерпретацию большевизма как «религиозного» движения небольшой секты радикально настроенных людей, противопоставивших себя миру капитализма, представил, в связи со 100-летием Великой Октябрьской социалистической революции, профессор исторического факультета Калифорнийского университета в Беркли Юрий Слёзкин 28 октября, на конференции «Религия и Русская Революция», передает корреспондент ИА Красная Весна.

Слёзкин назвал большевистское движение обыкновенной сектой «единоверцев, прошедших индивидуальное обращение и объединенных чувством избранности и радикальным отрицанием окружающего мира». При этом главным пунктом веры большевиков в первые годы после революции «было ожидание “конца света”, то есть ожидания конца существующего мироустройства при жизни нынешнего поколения».

Далее докладчик приступил к сравнению отношения различных типов государств (западного и советского) к «специалистам по спасению заблудших». Западное либеральное государство относится нейтрально ко всем кандидатам на духовную монополию, называя их религиями, а свою собственную, не называя никаким специальным термином, определяет как «нерефлексивную мощь официальной веры». Большевистское государство к концу гражданской войны он определяет как незрелую идеократию, в которой все подчинено компартии и которое относится терпимо ко всем верованиям, не говорящим на языке социологии. Нетерпимость оно проявляло лишь к слугам капитала, буржуазным партиям, соглашателям и отступникам.

Далее докладчик, утверждая, что идеократии живут недолго, задается вопросом, почему большевизм остался верой одного поколения и не пережил свою теократию?

Сообщив, что «большевики считали запрет на частную собственность — необходимым условием спасения», Юрий Слёзкин говорит: «несостоятельность экономики Храма по сравнению с экономикой менял не поддавалась легкому объяснению». И ставит вопрос: «почему не поменять экономику не отходя от Храма?» как сделали, допустим, Китай или Вьетнам.

Фундаментальное отличие нашего общества от западного в том, что, по мнению профессора, русские православные не считали Христа основоположником тоталитаризма. Западный же, католический, Христос тоталитарен до всевластия над внутренним миром человека: не помысли, не возжелай, не ненавидь, самоцензура, самодисциплина, доносительство — в результате получился западный гражданин «бесконечно следящий за собой и другими». «И через 100 лет большинство россиян смотрят на дисциплину как на внешнюю силу», — считает профессор.

Напомним, что 26–28 октября в Российской академии народного хозяйства и государственной службы проходила международная конференция «Религия и Русская революция», организаторами которой были Центр изучения религий РГГУ, Московская высшая школа социальных и экономических наук, журнал «Государство, религия, церковь в России и за рубежом», Институт общественных наук РАНХиГС. Участвовали в конференции специалисты из отечественных и зарубежных центров и университетов, занимающиеся вопросами религий и истории церкви.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER