Статья
/ Александр Вансю
Источник проблемы также заключается в современной западной культуре, которая навязывает молодому поколению образцы поведения, часто не вписывающиеся ни в нормы морали, ни в нормы права

Сексуальные домогательства в США: причины и скрытые угрозы

Цитата из к/ф "Красота по-американски". 2000
реж.Сэм Мендес

В последние месяцы огромное число женщин подробно рассказали в западных СМИ о сексуальных домогательствах и посягательствах на половую неприкосновенность, которую они пережили на рабочем месте. Голливуд, Кремниевая долина, политические учреждения, СМИ, вооруженные силы, научная деятельность — немногие американские институты избежали скандала.

В своей статье «Что такое сексуальные домогательства и насколько они распространены?» журнал The Economist указывает на то, что, несмотря на свою вездесущность, сексуальные домогательства — это относительно новый термин. Он стал употребляться в конце 1970-х годов, в частности, после выхода в 1978 году книги Лин Фарли «Шантаж в сексуальных целях: сексуальные домогательства по отношению к женщинам на работе» («Sexual Shakedown:The Sexual Harassment of Women on the Job»). Книга была опубликована в то время, когда ряд работающих женщин быстро поднимались по карьерной лестнице, пишет The Economist. Только в 1980 году Комиссия по равенству возможностей трудоустройства (EEOC) дала первое правовое определение сексуальным домогательствам. Комиссия определила, что нежелательные заигрывания с сексуальными целями или сексуализированное поведение, влияющее на трудовую деятельность человека, является основанием для жалобы. После того, как в 1986 году Высший суд установил ответственность компаний за домогательства, даже если сами компании ничего об этом не знали, количество таких дел стало расти. Каждый год Комиссия по равенству возможностей трудоустройства получает около 12 тысяч жалоб, и эта цифра, конечно, далека от реальной.

Например, совсем недавно выяснилось, что член палаты представителей Конгресса США демократ Джон Коньерс любит прогуливаться по своему офису в нижнем белье, как сообщила одна из бывших сотрудниц его офиса Мелани Слоан (Melanie Sloan).

Слоан работала в юридическом комитете палаты представителей Конгресса США. Однажды ее вызвали в кабинет конгрессмена для обсуждения ряда юридических вопросов. По словам Слоан, когда она вошла в кабинет, на конгрессмене были одеты только майка и трусы. Слоан стала уже третьей сотрудницей, которая обвинила 88-летнего Коньерса в недопустимом поведении на рабочем месте.

«Мысль о том, что мне ежедневно нужно туда ходить, все сильнее не давала мне покоя. У меня началась депрессия. Но что я могла со всем этим поделать? Не было ни малейшего способа что-либо предпринять, мне не к кому было обратиться», — заявила Слоан.

Бывшая сотрудница Коньерса заявила, что в период, когда она работала в юридическом комитете, конгрессмен без каких-либо причин увольнял ее, а потом снова принимал на работу, часто кричал на нее или придирался из-за того, что она не носит чулки, а однажды даже распорядился, чтобы Слоан поработала в качестве няни и посидела с его ребенком.

Хотя Слоан утверждает, что Коньерс не позволял себе сексуальных домогательств, она подчеркнула, что ей «трудно было справиться с постоянным потоком непристойного поведения», добавив, что действия конгрессмена оскорбили ее «чувство собственного достоинства». В некоторых СМИ прозвучали призывы к отставке Коньерса в связи с подозрениями в сексуальных домогательствах и требования о возмещении предполагаемой пострадавшей нанесенного ущерба.

«Я категорически отвергаю выдвинутые против меня обвинения и буду отвергать их и дальше», — заявил Коньерс.

Во вторник, 21 ноября, в комитете по этике палаты представителей объявили о начале расследования в отношении Коньерса.

Среди социологов распространено мнение, что около половины американских женщин испытали на себе домогательства с сексуальными целями как минимум один раз в течение своей трудовой деятельности. Это подтверждается недавним исследованием компании YouGov, пишет The Economist. Компания опросила женщин в Англии, Франции, Германии, США и обнаружила, что 50% из них пережили домогательства на рабочем месте или вне его. 17% респонденток сообщили, что домогательства имели место в течение 5 последних лет. Опрос показал, что вариативность между возрастными группами женщин является небольшой, что говорит о том, что в явлении нет ничего нового. Нет сведений о возрасте виновных в домогательствах. Можно лишь предположить, что многие из них гораздо старше своих жертв, так как часто подобные злоупотребления позволяют себе люди, облеченные властью и влиянием.

По мнению Брета Стефенса, опубликовавшего в The New York Times статью под названием «В день благодарения я благодарю своего отца за хороший урок», проблема сексуальных домогательств в США в значительной степени обусловлена отсутствием надлежащего воспитания и примеров для подражания. Стефенс недоумевает, откуда у современных американских мужчин может появиться осознание недопустимости сексуальных домогательств, когда все, начиная от американского комика Луиса Си Кей до вице-президента США Майка Пенса разделяют мнение, что центральное место при любом взаимодействии с женщиной занимает перспектива будущих сексуальных отношений. Далее Стефенс пишет, что источник проблемы также заключается в современной западной культуре, которая навязывает молодому поколению образцы поведения, часто не вписывающиеся ни в нормы морали, ни в нормы права.

Благодаря громким разоблачениям многие американские мужчины в настоящий момент пересматривают свой устоявшийся кодекс поведения, считает Стефенс. Однако такая переоценка своего предыдущего поведения в основном является следствием страха перед разоблачением.

Не удивительно, что Стефенс видит источник опасности в современной западной массовой культуре, которая уже не соотносит себя со строгими моральными правилами и нравственными моделями поведения. На Западе процесс разрушения моральных регуляторов продолжается уже не первое десятилетие, достаточно вспомнить волны сексуальных революций, появление неформальных движений, таких как хиппи. С одной стороны, идет масштабная кампания по разрушению культурных табу и внедрению аморальных моделей поведения, а с другой стороны — ужесточается юридический контроль. Новые аморальные регуляторы и юридические запреты действуют в противофазе. Получается, что юридические запреты не только не решают проблему, но, наоборот, при все растущем давлении человеческих инстинктов сводят на нет внутренние моральные сдерживающие факторы. Это похоже на постоянное повышение давления в сосуде, стенки которого одновременно с этим утончаются — такой эксперимент неизбежно приведет к взрыву.

Сухая буква закона пасует перед целенаправленно разжигаемыми человеческими страстями. Но возникает вопрос: зачем все это нужно? Складывается впечатление, что полным ходом идет процесс порабощения общества за счет его расчеловечивания. Что это, если не изощренный вариант полностью тоталитарного государства, где каждого человека, заранее морально разложенного, можно наказать по всей строгости закона, причем строгость закона продолжит увеличиваться прямо пропорционально наращиванию кампании по моральному разложению.

В итоге может восторжествовать один единственный принцип: если вы еще не сидите, то это не ваша заслуга, а наша, даже не недоработка, а великодушие. Все американские мифы о «тоталитарном сталинском режиме» вообще меркнут перед этой картиной.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER