Новости
/ Петербург Россия

Армия угрожает отказаться от присяги правительству России

1 апреля продолжилось заседание Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов. Продолжалось обсуждение Временного правительства.

Депутат из Москвы находит, что вопрос об отношении к правительству состоит из двух частей: нужно разрешить, действительно ли оно контрреволюционно или таит в себе элементы опасности того, что станет таким; затем нужно разрешить, может ли рабочий класс сейчас взять на себя ответственную власть. Он не находит вескими те данные, которые Стеклов указывал в своем докладе, как основание к тому, чтобы заподозрить правительство в контрреволюции. По мнению депутата, большой разницы нет между тем, кто предлагал частично дать своих работников во Временное правительство, и Каменевым: разница только количественная. Если бы было предложено не нескольких министров дать, а взять все правительство в свои руки,

«то это означало бы, что революция перед нами перманентная, что мы можем настоящую революцию довести вплоть до революции социальной, а такая революция сейчас невозможна, а если она невозможна, то нельзя давать своего авторитета тем мерам, которые носят буржуазный характер, нельзя брать на себя власть ни целиком и ни частично. Опасность контрреволюции будет в том, если мы возьмем на себя те задачи, с которыми мы не справимся, и если мы не исполним тех задач, которые действительно уже поставлены перед нами».

Следующий выступающий с недоверием относится к правительству, и считает неприемлемой резолюцию Исполкома. Линия поведения Совета должна заключаться в том,

«чтобы выше и выше поднимать революционную волну, чтобы не дать ей снизиться, ибо, если эта волна снизится, то останется отмель, на которой будут Советы рабочих и солдатских депутатов, а в русле реки будет Временное правительство.

Наша цель — это наши собственные революционные организации укреплять, расширять и углублять, но никак не поддерживать Временное правительство».

Хинчук (меньшевик, председатель Московского Совета рабочих депутатов) высказывается против коалиционного министерства, против всяких согласительных мнений и совместных с ним работ и признает только организованное давление на Временное правительство со стороны Советов. В основу этого давления должны лечь те принципы, которые были установлены областной конференцией: перестраивание всей жизни на последовательных демократических началах, изолирование сил контрреволюции и подготовка условий доведения революции до полного народовластия.

Следующий оратор высказывается против позиции Каменева, но в то же время и против позиции тех, которые отстаивают коалиционное министерство:

«На практике мы видим, что социалисты Мильеран, Жюль Гэд и Вандервельде сидят в буржуазном министерстве и вынуждены идти против рабочих. Поэтому мы своих вождей посылать в министерство творить буржуазное дело не можем и не должны. Наша задача — создавать организации на местах, укрепить то, что мы завоевали, и оказывать давление на Временное правительство».

Делегат от представителей офицеров и солдат 10-й армии делает заявление о том, что они будут поддерживать Временное правительство до тех пор, пока оно будет действовать в интересах русской демократии, если же оно отступит на шаг, тогда они откажутся от присяги и станут на сторону Совета и будут признавать его правительство.

Другой оратор думает, что двоевластия нет, а есть только колебания, с одной стороны, Исполкома, который еще не чувствует под собой крепкой почвы, а с другой — правительства. Чтобы устранить эти колебания, этот признак колебания, необходимо созвать Всероссийский Съезд, который представлял бы интересы многомиллионной массы солдат, рабочих и крестьян.

Делегат от офицерских депутатов гарнизона г. Бердичева оглашает заявление с просьбой верить, что

«…на защиту родины и ее свободы они с пламенным сердцем станут дружной стеной, и, только перешагнув через наши трупы, сможет вернуться старый порядок…

Нужна непрерывная, круглые сутки, работа всех станков, мастерских, фабрик и заводов, чтобы мы хоть немного могли сравняться в снаряжении и технических средствах с противником».

В заявлении есть призыв к совещанию, с одной стороны, оказать армии организованное содействие, а с другой — не идти «за теми господами, что группируются около газеты „Правда“, и всеми средствами поддерживать Временное правительство».

Лично от себя делегат заявляет, что «отечество в опасности». «Общий клич большинства офицеров, что дисциплина падает и дезертирство увеличивается». Его более всего возмущает то, что здесь, на совещании, слишком мало говорится об обороне страны и слишком много об узкопартийных интересах.

Один из делегатов высказывается против позиции Каменева. Он думает, что если раскрыть те скобки, в которые Каменев вкладывает свою позицию, то можно сказать, что он стоит на точке зрения диктатуры крестьянства и пролетариата в настоящий политический момент. С такой позицией согласиться нельзя. Необходимо признать, что Временное правительство является признанной властью революции.

Следующий выступающий заявляет, что

«Временное правительство, из кого бы оно ни состояло, должно быть органом — выразителем революционной демократии, пусть даже туда посадят самых реакционных людей. Важно только то, что мы доверяем Петроград. Совету, чтобы он создал действительно единый подвластный орган, который является исполнителем воли русской революционной демократии».

Один из делегатов выступает против вхождения социалистов в правительство, потому что им «своими социалистическими руками пришлось бы делать буржуазное дело, и это было бы гибелью, гибелью доверия демократии и социалистических партий к своим вождям». Положение Керенского в высшей степени незавидно:

«Когда не выражают доверия Временному правительству, то ведь и ему, заодно со всеми, делают то же. Мы сейчас совершаем не социалистическую, а буржуазную революцию, а поэтому во главе ее должны стоять и делать ее буржуазное дело люди из буржуазии».

В заключительном слове Стеклов предлагает и обосновывает новую резолюцию, принятую в совещании с представителями различных течений. Новая резолюция состоит из шести пунктов. В первых двух пунктах говорится о том, что Временное правительство, по соглашению с Петроградским Советом, опубликовало декларацию, содержащую программу правительственной деятельности, что эта программа заключает в себе основные политические требования российской демократии и что до сих пор правительство, в общем и целом, идет по пути выполнения принятых на себя обязательств.

Далее, в пункте 3-м и 4-м говорится о призыве от имени Совещания всей революционной демократии сплотиться вокруг Советов для отражения попыток царистской и буржуазной контрреволюции, для упрочения и расширения завоеваний революции и для постоянного политического контроля и воздействия на правительство, с целью побудить его к самой энергичной борьбе с контрреволюционными силами, к решительным шагам в сторону полной демократизации всей русской жизни и к подготовлению всеобщего мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов.

В последних двух пунктах резолюции (5 и 6) говорится о том, что Совещание, с одной стороны, призывает демократию поддержать Временное правительство, поскольку оно будет неуклонно идти в направлении к упрочению и расширению завоеваний революции и к отказу от захватных стремлений, а с другой стороны, призывает ту же демократию быть готовой дать отпор всякой попытке правительства уйти из-под контроля демократии или уклониться от выполнения принятых им на себя обязательств.

После заключительного слова Стеклова перешли к докладу мандатной комиссии. Мандатов на Совещании оказалось 443 иногородних и 37, выданных членам Исполкома Петроградского Совета. Всего присутствовали представители 185 организаций, а именно: Петроградского Совета; 138 местных Советов; 13 тыловых отдельных частей полка, запасных дивизионов и т. д.; 7 армий фронта: 1, 2, 5, 6, 10, 12 и особой; 26 отдельных частей фронта.

Большевик Ногин делает внеочередное заявление о задержке Ленина и других эмигрантов за границей. Он предлагает Совещанию принять следующую резолюцию:

«Основываясь на факте задержания английским и французским правительством и неразрешения проезда за границу русских политических эмигрантов, в том числе товарищей Ленина, Мартова и Чернова, Совещание выражает по поводу этого факта свое глубокое негодование и настоятельно требует от Временного правительства самых решительных и скорых шагов, которые обеспечили бы возвращение в Россию передовых борцов за дело освобождения».

Резолюция Совещанием принимается. Начинается внесение поправок в резолюцию о Временном правительстве. Вопроса о коалиционном министерстве решено сейчас не касаться и поставить его отдельно.

Перед голосованием резолюции выступают с заявлениями, по мотивам голосования, Каменев от имени большевиков и Дан от имени делегатов меньшевиков. Каменев заявляет, что благодаря тем изменениям, которые внесены в первоначальный текст резолюции, большевики снимают отдельную резолюцию и будут голосовать за измененную резолюцию Исполкома. Однако, Каменев считает необходимым огласить снятую резолюцию. В этой резолюции сказано:

«Признавая, что Временное правительство состоит из представителей умеренно-буржуазных классов, связанных с интересами англо-французского империализма, что возвещенную им программу осуществляет оно лишь отчасти и только под напором Советов рабочих и солдатских депутатов, что организующиеся силы контрреволюции, прикрываясь знаменем Временного правительства, при явном попустительстве со стороны последнего, уже начали атаку против Советов рабочих и солдатских депутатов, что Советы рабочих и солдатских депутатов являются единственными органами революционного народа — Совещание призывает революционную демократию:

1) осуществить бдительный контроль над действиями Временного правительства в центре и на местах, побуждая его к самой энергичной борьбе за полную ликвидацию старого режима;

2) сплотиться вокруг Советов рабочих и солдатских депутатов как выдвинутых революцией центров организации революционных и демократических сил, единственно способных в союзе с другими прогрессивными силами охранить от попыток царистской и буржуазной контрреволюции и упрочить, и расширить завоевания революционного движения».

Дан от имени меньшевиков заявляет, что они снимают с голосования свою резолюцию, оставляя за собой право опубликовать ее в прессе, и целиком присоединяются к резолюции Исполкома, так как в ней дан ясный ответ на два вопроса. Первый о том, считает ли революционная демократия Временное правительство в его теперешнем виде полезным для дела революции; второй вопрос о так называемом двоевластии. Меньшевики находят правительство полезным для дела революции. Они хотят, чтобы было сказано ясно и определенно, что:

«В обычном нормальном течении своем — это клевета, будто Совет рабочих и солдатских депутатов хочет принять участие в осуществлении государственной власти…

Власть — это Временное правительство, а революционная демократия в лице Совета рабочих и солдатских депутатов осуществляет свое влияние на ход политической жизни и деятельности правительства путем непрерывного, организованного давления на него и контроля над ним».

Измененная резолюция Исполкома дает на эти два вопроса вполне ясный и точный ответ, поэтому меньшевики призывают всех единогласно принять эту важную резолюцию, тем самым подтвердив единство воли революционной демократии в одном из важнейших вопросов современности.

После заявления Дана измененная резолюция Исполкома ставится на голосование и единогласно принимается Совещанием.

На заседании Временного правительства 1 апреля министр финансов сообщил о запросе английского правительства, нуждается ли Россия, при изменившихся обстоятельствах в связи с объявлением США войны Германии, в дальнейшей финансовой поддержке Британии. Временное правительство признало дальнейшую финансовую помощь со стороны Англии необходимой.

Одновременно было решено приобрести в Америке в срочном порядке две тысяч паровозов и 40 тысяч вагонов, путем заказа американским заводам или покупки уже готовых. По предложению французского коммерческого агента правительство решило также приобрести во Франции 100 грузовых автомобилей для подвоза к станциям и пристаням закупленного французами хлеба.

1 апреля Временное правительство официально назначило генерала Алексеева Верховным главнокомандующим.

Правительство получило от президиума Ташкентского Исполкома Совета телеграмму об отстранении от должностей и аресте генерал-губернатора, его помощника и начальника штаба округа, а также о назначении на эти должности других лиц и об отделении на месте гражданской генерал-губернаторской власти от военной.

Временное правительство уполномочило министра путей сообщения произвести уплату заработка мастеровым и рабочим казенных железных дорог за время перерыва работ, в связи с революционными событиями конца февраля и начала марта 1917 г., из расчета среднего заработка за предшествующие три месяца, с прибавками, установленными по обстоятельствам военного времени.

Министр иностранных дел Милюков 1 апреля в своей телеграмме поверенному в делах в Лондоне Набокову и послу в Париже Извольскому снова подтвердил, что Россия не отказывается от проливов и остается верной соглашению 1915 г. о Константинополе.

Солдатский и офицерский комитеты 53-го Сибирского стрелкового полка Северного фронта 1 апреля приняли решение о предании суду командира полка полковника Шрашкова и капитана Маринова за бесчеловечное, грубое и жестокое отношение к солдатам.

На западном фронте на участке Войковичи морские артиллеристы 4-й роты 1-й гренадерской дивизии Михайлов, Федюков и Агапоненко посещали расположение германских войск, где братались с немцами. Солдаты принесли от немецкого офицера письмо командиру 8-й роты, за что были отданы под суд.

1 апреля появились сообщения, что в селе Старом Акшене Инсарского уезда Пензенской губернии были крестьянские волнения. Крестьяне разгромили усадьбу землевладельца. Вызваны войска. В соседних селах «настроение также тревожное».

Собрание команды крейсера «Аврора» приняло резолюцию против клеветы буржуазной прессы на рабочих, борющихся за дело революции, и поддержало их требование восьмичасового рабочего дня.

В газете «День» от 1 апреля описывается прибытие в Петроград Плеханова:

«В ночь на сегодня, в 12 часов, в Петроград прибыл после 40-летнего изгнания Григорий Валентинович Плеханов. Встреча его приняла грандиозные размеры. Собралось тысяч десять. Но, к сожалению, образцовый порядок на Финляндском вокзале был только до прибытия поезда. Как только поезд подошел и Г. В. Плеханов в сопровождении супруги показался на платформе, вся организация порядка разлетелась в прах, и с риском для собственной жизни цепь случайных людей ограждала Плеханова от натиска толпы.

Встречать его явился исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов, представители всех революционных партий, много рабочих и солдат, но всего больше интеллигенции, партийной и беспартийной. Публика расположилась шпалерами во всю длину платформы. Шпалерами стояли войска, с тремя оркестрами в разных концах платформы. Рабочие, члены союза металлистов, явились организованной группой, человек в 300. Присутствовали делегации от чисто солдатских организаций, были и представители организации офицеров. Довольно полно был представлен мир петроградских журналистов. Десятка два красных знамен дополняли картину. Впереди всех — знамя группы „Единство“.

Г. В. Плеханов ехал в первом вагоне. Едва успев выйти, он был окружен тесным кольцом публики. С трудом удалось провести к нему отделившуюся супругу и сестру. Под звуки „Марсельезы“ и крики „ура“ Г. В. Плеханов медленно двигается по платформе, раскланиваясь направо и налево. Он, видимо, не ожидал такой встречи. Приехавшие с Плехановым представители французских и английских социалистов были оттеснены и остались позади.

С трудом Плеханова пропустили в парадные комнаты. Немногие попали сюда. Но кое-кого провести удалось. Попал В. Л. Бурцев, В. И. Засулич и многие члены Испол. Ком. Совета рабочих депутатов. <…>

Плеханов говорит: „Я надеюсь, что силы позволят мне принять участие в вашей работе, дорогие товарищи. Вы понимаете, что мне, впервые поднявшему красное знамя в России еще в 1876 году, особенно приятно видеть эти красные знамена. Приветствую вас, дорогие товарищи. Будем тверды! Будем укреплять дело свободы внутри страны и будем отражать внешнего врага“.

Из толпы выступает высокий бравый солдат и от имени солдат говорит, что солдаты-граждане ждут от своего учителя поддержки.

Г. В. Плеханов отвечает, что ему особенно приятно слышать приветствие представителя революционной армии и, вообще, видеть революционную армию: „Я всегда говорил, что без армии революционное дело не двинется ни на шаг. Теперь его заветная мечта — видеть революционную армию — осуществилась. Примите от меня, старого солдата революции, мое горячее приветствие“.

Мы надеемся, говорит старый офицер Московского гарнизона, что ты, наш старый учитель, поможешь нам объединиться. Тебя мы долго ждали, земной тебе поклон. Г. В. Плеханов, взволнованный, отвечает, что единение всех революционных партий в эту минуту является первым условием успеха и внутри России, и на границе ее — в борьбе с немцами.

Г. В. Плеханов выходит затем под звуки „Марсельезы“ на улицу. Здесь его подхватывают на руки и несут до автомобиля. Громадная толпа встречает его криками „ура“. Плеханов держит руку под козырек по-военному. В другой его руке — букет красных роз.

В 12:30 ночи Г. В. Плеханов едет на заседание съезда Советов рабочих депутатов. <…> Под звуки „Марсельезы“ и громкое „ура“ автомобиль с Г. В. Плехановым медленно движется по переулку и, круто свернув за угол, быстро скрывается в ночной темноте».

Ленин 1 апреля шлет Карпинскому телеграмму:

«Германское правительство лояльно охраняло экстерриториальность нашего вагона. Едем дальше. Напечатайте прощальное письмо. Привет».

Справка ИА REGNUM :

Александр Мильеран — французский политический адвокат, социалист. Организовал парламентскую группу «радикалов-социалистов», с 1899 года стал первым социалистом в правительстве Франции, заняв пост министра торговли. Вхождение Мильерана в буржуазную власть вызвало раскол французской социалистической партии, а также неоднозначные оценки со стороны социалистов других стран. После отставки сошелся с националистами, клерикалами и радикалами-отщепенцами, был исключен из партии.

Эмиль Вандервельде — один из лидеров Бельгийской рабочей партии. С 1914 года занимал различные министерские должности в правительстве. Представлял правое крыло мирового социалистического движения, выступал за союз с ультраправыми силами, поддерживал Мильерана, голосовал против выдачи избирательных прав женщинам (идя против программы своей партии).

Федор Дан — российский революционер, один из лидеров меньшевиков. В 1915 году отправлен в ссылку в Сибирь, но там был призван в армию в качестве военного врача. После февраля 1917 года вернулся в Петербург, стал членом Исполкома Петроградского Совета. Выступал за продолжение войны.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER