Новости
/ Санкт-Петербург

«Как можно дать избирательное право темной массе?»

Президиум всероссийского демократического совещания (Петроград, Александровский театр)

21 сентября между 10–11 часами в Зимний дворец прибыли Авксентьев, Гоц, Церетели и Чхеидзе, которые были немедленно приняты Керенским. Представители Советов ознакомили Керенского с решениями, принятыми на ночном заседании Демократического совещания. Из переговоров с представителями Советов выяснилось, что органы демократии готовы, по-видимому, признать, что инициатива в деле образования нового кабинета должна принадлежать Временному правительству.

Далее был подвергнут обсуждению вопрос о предпарламенте. Керенский вполне соглашался с необходимостью создания временного (до Учредительного собрания) представительного органа, перед которым правительство должно быть ответственным, который должен играть совещательную роль при правительстве. Правительство, действуя совместно с этим органом, будет перед ним фактически ответственным.

В 11 часов утра состоялось заседание Директории. В начале заседания Керенский сделал доклад о своих переговорах с Авксентьевым, Гоцом, Церетели и Чхеидзе. Он указал, что Демократическое совещание в лице своего президиума заняло, по-видимому, более примирительную позицию и не будет ставить препятствий созданию коалиционного кабинета. Что касается предпарламента, то идея образования такого органа является вполне приемлемой при том условии, конечно, чтобы в состав предпарламента входили и цензовые элементы. После доклада Керенского было решено созвать на два часа пленарное заседание правительства.

В пленарном заседании, открывшемся около трех часов, участвуют все члены правительства, за исключенном Терещенко, выехавшего еще 20 сентября в Москву для личных переговоров с Московской группой. После доклада Керенского решено ускорить образование коалиционного кабинета все в том же, давно намеченном составе — с Кишкиным, Бурышкиным, Третьяковым, Коноваловым и Смирновым.

Управляющему делами правительства Гальцерну поручается немедленно вызвать в Петроград Московскую группу и указать при этом, что нежелательна отсрочка их приезда ни на один день. Вместе с тем сообщается Терещенко, чтобы он также вернулся в Петроград, по возможности одновременно с москвичами. Однако скоро выясняется, что ЦК кадетов и Московская группа не склонны исполнить желания Временного правительства.

Члены ЦК Всероссийского ж.-д. союза посетили Керенского и предложили ему удовлетворить требования ж.-д. служащих не позднее 12 часов дня 23 сентября. В случае неисполнения требования стачечный комитет постановил объявить всеобщую ж.-д. забастовку.

В ЦК продолжают поступать из разных местностей России тревожные сообщения, что брожение захватывает новые районы. Особенно тревожные вести получены из Воронежа, Царицына и Самары. ЦК постановило назначить на 12 часов ночи 23 сентября всеобщую забастовку.

В то же время ликвидирована забастовка рабочих Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги.

Морское министерство отменило указ о роспуске Центрофлота, так как последний взял обратно ультиматум. Вопрос о спорной квартире и контрреволюционной деятельности некоторых чинов морского штаба ВЦИК поручили рассмотреть особой комиссии.

На имя министра-председателя пришло донесение из Ташкента:

«Сегодня вечером прибыли в Ташкент две сотни… Обе находятся на стороне Временного правительства. Исполняя свою угрозу, Ташкентский С. Р. и С. Д. объявил всеобщую забастовку, и в 5 ч. вечера забастовали трамваи, электрическая станция и типография. Город погружен во мрак. Временно командующий войсками председатель Туркестанского Комитета Наливкин объявил Ташкент на военном положении… Юнкерами военного училища была занята типография штаба округа и поставлены караулы у государственною банка, на электрической станции и на телеграфе. Электрическая станция занята саперами, но станция не работает вследствие порчи машин…

Совет следует за исполнительным комитетом во всем.

Сейчас получили сведения от председателя районного комитета Ташкентской ж. д. о том, что туркестанский комитет отверг забастовку на ж. д., ссылаясь на телеграмму от центрального комитета, предостерегающего от забастовки ввиду угрожающего Ташкенту голода.

2000 железнодорожных служащих, могущих поддерживать движение поездов, не примкнули к забастовке и требуют военной охраны, которая туркестанским комитетом им предоставлена…

Исполнительный Комитет и ташкентский совет упорно настаивают на отозвании экспедиции, прибегая для этого к забастовке, но нет никакой уверенности, что при исполнении этого требования они все же не будут настаивать на передаче власти в руки Перфильева, Черневского и других членов Исполкома, состоящего почти всецело из членов упраздненного революционного комитета, избранного на митинге 12 сентября.

Требования Исполкома принципиально отвергнуты…

Сегодня на базаре собралась огромная толпа, возбуждаемая темными личностями к погрому. Толпа собиралась неоднократно, но при появлении казаков и конвоя исчезала… Солдаты 1-го и 2-го полков, окружив казаков, прибывших на вокзал, пытались отговорить их идти в город, но уговоры были безуспешны».

Телеграмма эта была оглашена Керенским на заседании Директории. Члены Директории единодушно признали необходимым осуществить все намеченные ранее решительные меры к подавлению беспорядков. Сегодня же Керенским подписан указ об объявлении Ташкента на военном положении.

На Всероссийском демократическом совещании Авксентьев сообщает, что в порядке дня стоит вопрос о способе образования Демократического Совета. По этому поводу была образована комиссия, и результаты ее работы утверждены президиумом. Войтинский оглашает резолюцию, выработанную комиссией:

«1) Всероссийское демократическое совещание выделяет из своей среды Всероссийский Демократический Совет, к которому переходят все права Совещания.

2) Всероссийский Демократический Совет сам выработает наказ для своей деятельности.

3) Всероссийский Демократический Совет избирается из состава Совещания по принципу пропорционального представительства всех приглашенных на Совещание групп.

4) Каждая группа посылает во Всероссийский Демократический Совет своих представителей в количестве 15% числа представленных ею при созыве съезда мандатов.

5) Допускается выделение партийных фракций из представленных на Совещании групп, причем каждая фракция сохраняет право на ту часть мандатов, которая соответствует численности фракции.

6) Каждая организация имеет право заменить своего представителя во Всероссийском Демократическом Совете. Мандат отозванного теряет силу по назначении на его место другого представителя».

Представитель целого ряда провинциальных Советов крестьянских депутатов Устинов требует, чтобы половина мест в Демократическом Совете принадлежала представителям Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в противном случае его группа будет голосовать против предложенной резолюции. Шаумян от фракции большевиков поддерживает его требование.

В результате заявлений всех групп выяснилось, что все большевики и меньшевики будут голосовать партийно. Также партийно будут голосовать народная группа, группа Советов, профсоюзов и торгово-промышленных служащих.

Далее голосуется резолюция, предложенная Войтинским, и принимается большинством 531 против 244.

Окончательно принятое численное представительство групп в Демократическом Совете: города — 45 мест, земства — 45, Советы Р., С. и Кр. Д. по 38 мест, кооперативы — 23, действующая армия — 26, флот —3, казаки — 6, военно-окружные организации — 2 места, профсоюзы — 21, торгово-промышленные служащие — 5, ж.-д — 5, почтово-телеграфные служащие — 2, национальные организации — 25, земельные комитеты — 7, экономические организации — 3, крестьянский союз — 2, учительский союз — 2, адвокатура — 1, женские организации — 1, прочие организации — 10.

На заседании Петроградского Совета принимается огромным большинством без прений предложение переизбрать членов Исполкома. Новый список членов Исполкома солдатской секции утверждается полностью.

Далее появляется делегация от рабочих и солдат, которой собрание разрешает принять участие в заседании. Около 100 человек делегации занимают места в зале заседания.

По пункту о Демократическом совещании делает доклад Бухарин, который подробно останавливается на вопросе организации власти, который Совещание призвано разрешить. Указав, что революционная демократия в лице ее руководителей стала на путь соглашения с буржуазией, заявляет, что

«наше отношение к Демократическому совещанию и предпарламенту одно. Мы идем туда как на агитационную трибуну для того, чтобы вскрывать ошибки соглашателей; для того, чтобы там и оттуда клеймить их, как обман. Созданием власти и источником этой власти являются только Советы. Должен быть созван Всероссийский Съезд Советов Р. и С. Депутатов, который и разрешит вопрос о власти».

По докладу Бухарина выступают от имени фракции меньшевиков Бройдо и от фракции эсеров Каплан. Затем выступает Троцкий, которого встречают бурными и продолжительными аплодисментами. Он говорит о позиции против власти Советов:

«Вдумайтесь, товарищи, в их доводы! Не напоминают ли они вам доводов заядлых реакционеров дореволюционного времени против всеобщего избирательного права? «Как можно, — спрашивали они, — дать такое избирательное право темной, неграмотной массе?..»

Правда, у нас еще не было никогда власти, у нас, говорят, нет «опыта», быть может, мы вначале делали бы ошибки… Но постепенно мы научимся управлять. Если же мы теперь тоже не возьмем власти в свои руки, то так и останемся неопытными. Дайте народу власть и он уже научится ею владеть!..

На выборах в городские думы и Советы все голоса были отданы за нас, большевиков, и с.-р., с левой частью которых нам все легче и легче столковаться. То же самое происходит на всех других выборах. Итак, народ вручает социалистическим партиям власть. Станем ли мы ее передавать буржуазии, как предлагают на Демократическом совещании? Это было бы преступным неверием в свои силы…

Церетели, например, вышел из вашего Совета, потом уже ему пришлось опираться на ВЦИК, который, благодаря избранию на съезде тогда отсталыми еще провинциалами, менее активен, чем Совет… Но и во ВЦИК уже торжественно провалилось его предложение коалиции с кадетами, и теперь он начинает опираться больше на кооператоров, думцев и армейцев. Он движется все правее и правее, и все более отрывается от масс…

Кооператоры говорят, что они выбраны миллионами. Это правда, но именно для кооперации, а не для политики. Потому они и не олицетворяют политической физиономии своих избирателей. Для политики же избраны Советы, а какое в них большинство — всем известно…

Нам бросили обвинение в том, что мы злорадствуем по поводу раскола на Совещании. Это неверно. Мы только протестуем против его состава. Не мы созывали это Совещание. Оно не справилось с созданием революционной власти, не справится с этим и представительный орган…

Говорится там также, что правительство должно признать предпарламент, но Совещание ведь созывалось не для того, чтобы власть признавала революционный народ, а чтобы революционный народ признал власть… Мы запротестовали, так как мы хотим власти, ответственной перед нами, а потому мы же должны ее и создавать. Тут же получилось странное положение. Церетели сознался, что он сам составил резолюцию, и предложил нам его резолюцию и голосовать».

О линии большевиков Троцкий говорит:

«Говорят, что мы, большевики, хотим захватить всю власть в свои руки… Что же тут странного? Нет партии, которая не стремилась бы к власти. Что такое партия? Это группа людей, которая добивается власти, чтобы иметь возможность выполнять свою программу. Партия, которая не хочет власти, — недостойна называться партией. Если правда, что большинство Советов не хочет власти, то они, по-видимому, произвели еще недостаточную чистку в своих рядах. (Аплодисменты.) Эту чистку нужно немедленно произвести…

Только партия, которая ребром ставит все вопросы, только такая партия может содействовать сплочению всей революционной демократии. Изоляции от верхов мы не боимся, мы боимся изоляции от пролетариата».

По окончании речи слышны бурные, долго несмолкающие аплодисменты. После Троцкого слово предоставляется представителю делегации на Демократическом совещании солдат и рабочих города Петрограда.

Первой выступает Равич, она заявляет, что рабочие и солдаты, которые успели обсудить и вынести свое отношение к власти, послали своих делегатов сказать Демократическому совещанию, что властью, способной вывести страну из тяжелого положения, может быть только та революционная власть, которая опирается на широкие слои народа. Такою властью может быть только Совет рабочих и солдатских депутатов. Дальше она рассказывает, как представителей делегации встретили на Демократическом совещании. Рабочим, которым было поручено там выступать, все время мешали и не давали говорить.

Дубасов, приехавший с фронта, во время речи сообщает, что

«солдаты сейчас не хотят ни свободы, ни земли. Они хотят одного — конца войны. Что бы вы здесь ни говорили — солдаты больше воевать не будут».

Заключительное слово предоставляется докладчику Бухарину, который оппонирует всем возражениям, сделанным во время прений, и предлагает принять резолюцию. В выступлении по мотивам голосования эсеры и меньшевики заявляют, что они в голосования принимать участия не будут. Резолюция принимается подавляющим большинством:

«1) …Международный империализм, в тесном союзе с русской буржуазией, подготовляет совместные шаги для удушения революционных рабочих, солдат и крестьян. Контрреволюционные организации капитала все еще существуют, и даже сейчас еще заседает в Москве так называемое Совещание общественных деятелей, которое являлось организующим центром корниловского выступления…

2) Запутанного положения искусственно сколоченное Демократическое совещание нисколько не улучшает. Наоборот, неспособное именно благодаря этому искусственному подбору разрешить вопрос о революционной власти, оно создает видимость бессилия революционной демократии. В то же время оно сплачивает внутри себя по существу антидемократическое правое крыло, ставящее ультиматумы революционной демократии и во всякий момент готовое перейти в лагерь явной контрреволюции… Так называемый предпарламент превращается на деле в организацию, где наиболее консервативным частям демократии отводится решающее место в ущерб революционным организациям рабочих, солдат и крестьян…

3) Поэтому отпор контрреволюции может быть дан лишь организованными центрами революционной демократии — Советами Р., С. и Кр. Депутатов и их подсобными органами…

4) Советы должны сейчас мобилизовать все свои силы, чтобы оказаться подготовленными к новой волне контрреволюции и не дать ей захватить себя врасплох. Везде, где в их руках находится полнота власти, они ни в коем случае не должны ее упускать. Революционные комитеты, созданные ими в корниловские дни, должны иметь наготове весь свой аппарат. Там, где Советы этой полнотой власти не обладают, они должны всемерно укреплять свои позиции, держать свои организации в полной готовности, создавать по мере надобности специальные органы по борьбе с контрреволюцией и зорко следить за организацией сил врага.

5) Для объединения и согласования действий всех Советов в их борьбе с надвигающейся опасностью и для решения вопроса об организации революционной власти необходим немедленно созыв съезда Советов Р., С. и Кр. депутатов».

«Рабочий путь» в статье о настроении армии приводит список делегаций от 21 части, требующих создания революционного правительства и подчинения его контролю Советов, а также немедленного перехода земли крестьянам, выпуска арестованных большевиков и т. д.

Соединенное заседание Исполкомов Р. и С. Д. Москвы по поводу предстоящей ж.-д. забастовки решило связаться с представителями Московского Совета, находящимися в Петрограде, чтобы они через ВЦИК воздействовали на правительство в том ключе, чтобы оно согласилось в принципе удовлетворить требования железнодорожников, но что ввиду затруднительного финансового положения оно бы заявило, что им будут изысканы способы осуществить это удовлетворение как деньгами, так и натурой. Также чтобы они связались с центральным ж.-д. комитетом и ВЦИК. Постановление довести до сведения штаба Московского военного округа.

Началась забастовка писчебумажников на пяти фабриках.

Областной комитет Советов Финляндии выпустил воззвание к войскам и населению, где пишет, что ни одно распоряжение коалиционного правительства, в состав которого входят представители буржуазии, равно учреждений или лиц, им поставленных, не должно исполняться без согласия областного комитета. Начиная с 20 сентября власть и функции революционного комитета перешли к областному комитету.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER