Диалог с властью: саратовские родители президенту

Диалог с властью: саратовские родители президенту

Чего не хватает саратовским родителям? Возможно, вы удивитесь, но им не хватает личной встречи с Президентом России. Можно возразить: «Не слишком ли много чести?» Дело в том, что подавляющее большинство родителей из всех уголков нашей необъятной Родины хотят того же. И в подтверждение своей позиции оставили более 212 тысяч подписей, 172 тысячи из которых переданы в Приемную Президента 12 октября этого года.

Почему именно к Президенту, других уполномоченных нет? Во-первых, он избран большинством и высокие рейтинги доверия тому прямое подтверждение. Народ обращается к своему избраннику. Во-вторых, стоит напомнить, к кому пробовали обратиться и что из этого вышло.

Прежде напомню, с чего всё началось. Легким движением руки депутата Единой России от Свердловской области Павла Крашенинникова в июне 2016 года было предложено близкого родственника, причинившего боль своему члену семьи, приравнять к экстремистам и хулиганам, действующим по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды. И за это назначить уголовное наказание до двух лет тюрьмы, без права примирения по соглашению сторон. Чтобы разбавить сухой юридический язык, приведу пример, который и взволновал сначала члена Общественной палаты РФ Людмилу Виноградову, а затем и большинство родителей страны.

Допустим, у вас есть ребенок, который познает мир и шкодничает, вы, проявляя родительскую жесткость и ответственность по воспитанию своего отпрыска, очерчиваете границы дозволенного шлепком по мягкому месту. Конечно, вы причиняете ребенку боль, для того чтобы он почувствовал и понял, как его необдуманные действия отразятся на других. Игра со спичками может привести к пожару и гибели людей, жестокое обращение с животными — братьями нашими меньшими — недопустимо, как недопустимы хамство в отношении стариков, езда на подножках электричек, лазанье по стройкам и бог весть что еще. Так вот, за воспитание своего ребенка подобным образом, вам — родителю, грозит уголовный срок до двух лет или мягкий вариант — обязательные работы с той же уголовной судимостью. Естественно, органы опеки не оставят без внимания уголовника и заведут дело о лишении родительских прав с изъятием ребенка из родной семьи. Не говоря о том, что уголовная судимость близкого родственника ставит крест, как на карьере самого близкого родственника, так и ребенка. На любую государственную службу дорога заказана. С другой стороны, невинный шлепок теперь карается жестче, чем причинение легкого вреда здоровью. А сосед за избиение вашего ребенка, в отличие от вас, отделается легким испугом в виде административного штрафа.

Поэтому родители, осознавшие, чем «пахнут» законодательные нововведения, подняли шум, обращаясь к депутатам Государственной Думы от Единой России, ЛДПР, КПРФ и Справедливой России. В результате Единая Россия большинством голосов приняла законопроект, Справедливая Россия проголосовала против, но их голосов было недостаточно. КПРФ и ЛДПР от голосования уклонились.

Следующей инстанцией был Совет Федерации (СФ). Недолго думая, родительская общественность как в Саратове, так и по всей стране начала сбор подписей под обращением к Президенту с требованием в кратчайшие сроки:

  • исправить несправедливость в отношении к российским семьям, совершенную новой редакцией статьи 116 УК РФ, введенной законом 323-ФЗ;

  • остановить внедрение ювенальных законов и практик в российское законодательство и правоприменение;

  • встретиться с представителями родителей России для обсуждения ситуации, создавшейся в семейной политике России в результате нового широкого наступления прозападного ювенального лобби, и путей выхода из нее.

Вместе с этим посыпался вал обращений и пикетов с призывом к сенаторам проголосовать против «закона о шлепках». Сенатора от Саратовской области Людмилу Бокову мы призывали по электронной почте и лично, встав в одиночный пикет у дверей ее приемной и там же собирая подписи. Ко дню голосования в СФ, со всей страны за неделю было собрано почти 11 тысяч подписей и передано в Приемную Президента. Непосредственно перед голосованием сенатор от Омской области Елена Мизулина, срываясь на крик, убеждала своих коллег в недопустимости принятия законопроекта. Что таким образом они подставляют Президента Путина, так как в итоге он будет отвечать перед гражданами.

Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, сенатор от Красноярского края Андрей Клишас, прикрываясь поручением Президента о декриминализации ряда уголовных статей и ссылаясь на Верховный Суд, который предложил декриминализировать ст. 116 Побои, от имени всего государства (!!!) заявил: «Здесь мы прекрасно понимаем, что никакой ювенальной юстиции. Это направлено на то, чтобы, если человек оступился, сразу не подвергать его уголовной репрессии, но семья, близкие родственники, особенно, если это касается интересов ребенка — государство, отказываясь декриминализировать в отношении близких родственников, посылает достаточно четкий сигнал обществу, что считает такого рода действия в семье, которая должна быть основой традиционных ценностей, деяниями особой общественной опасности, которые не подлежат декриминализации».

Напомню, ювенальная юстиция, знаменитая своими изуверствами по отъему детей во Франции, Германии, Норвегии и Финляндии, в том числе у россиян, провозглашает своим фундаментальным принципом — отстаивание интересов детей перед родителями. Ювенальная юстиция — это совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, которые ставят интересы ребенка выше прав и обязанностей родителей, что приводит к неизбежному разрушению семьи в результате изъятия ребенка.

Какие интересы ребенка собирается от имени государства(!!!) отстаивать господин Клишас, сажая родителя на два года за безвредный шлепок? По мнению большинства граждан, перенесших «ужасы» воспитания шлепками, такая форма воспитания вполне допустима, что показал крайне репрезентативный опрос АКСИО-4. Напомню, в нем приняло участие 43 867 человек, в ответе на вопрос о наказании детей в семье шлепками и подзатыльниками, 51% считают это нормой, 24% — ошибкой, 16% — легкомыслием и лишь 2% считают такие наказания преступлением. Пусть махровый ювенальный пассаж останется на совести сенатора, если в отношении него можно так выразиться, а мы двинемся дальше.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, в ходе голосования убеждала сенаторов принять 323 Федеральный закон, в котором и содержались злополучные поправки, потому что он идет вместе с другими законопроектами, которые очень ждет бизнес. Интересы бизнеса — тоже очень увлекательный сюжет, но об этом как-нибудь в другой раз. Итак, ради бизнеса госпожа Матвиенко предложила узаконить социальную диверсию, а для разволновавшейся общественности создать комиссию, которая потом внесет необходимые поправки. К слову сказать, представьте, какие возможности открываются для устранения конкурента или захвату бизнеса, если посадить владельца на пару лет за найденный у его ребенка синяк?

В результате сенаторы так распорядились семьями своих сограждан, ЗА «закон о шлепках» проголосовало: 107 чел. 62,9%, ПРОТИВ: 17 чел. 10,0%, ВОЗДЕРЖАЛОСЬ: 23 чел. 13,5% . Всего голосовало: 147 чел.

Увы, несмотря на всевозможные предостережения, большинство сенаторов не услышали граждан, в том числе и сенатор от Саратовской области Людмила Бокова, которую мы предупреждали лично через приемную. Через некоторое время, одобренный Советом Федерации законопроект лег на стол Президента и вместе с еще 159 законопроектами, принятыми в тот день голосований, был подписан, а через 10 дней вступил в законную силу...

Казалось, потрачено столько сил, и все впустую. Стыдно было перед теми, кто оставлял свои подписи в надежде на Президента. Но в борьбе за правое дело нет места унынию!

Менее чем через месяц, в конце июля сенатор Елена Мизулина внесла в Госдуму законопроект об исключении близких родственников из ст. 116 Побои УК РФ. А мы закатали рукава и принялись дальше собирать подписи, объясняя людям, что произошло. Многие не верили, что Президент мог такое подписать. Приходилось пояснять, что сунули в огромную пачку, которую невозможно прочесть, да и кто подумает, что Госдума, затем и Совет Федерации может так подставить Президента.

Кстати, руководитель фракции Единой России в Госдуме Владимир Васильев, в ответ на переданные 11 тысяч подписей, пообещал провести мониторинг принятого законодательства совместно с общественными организациями и экспертами и доложить о результатах Президенту. Но никаких следов этих обещаний в СМИ не обнаружено.

Спустя 3 месяца, 12 октября в Приемную Президента были переданы еще 172 тысяч подписей. При этом законопроект Мизулиной несколько раз возвращали на доработку, а Правительство РФ вынесло отрицательное заключение. Еще через месяц Владимир Васильев вдруг вспомнил, что необходимо привлечь все фракции и специалистов по семейным вопросам и «подготовить законопроект, который снимет груз ошибок и сделает его отвечающим и норме закона, и пониманию общества». Ну, казалось все, сейчас справедливость восторжествует.

Тут еще и комментарий появился от того самого Павла Крашенинникова, депутата Единой России от Свердловской области, который внес ювенальные поправки между первым и вторым чтением в Госдуме, что является нарушением регламента.

«Мы провели мониторинг 116 статьи УК РФ, мониторинг позволяет нам делать выводы и вносить поправки. Резонанс, вы знаете, особенно по насилию среди близких людей, достаточно большой, тут были намеки на ювенальные подходы. Мы, конечно, эту ювенальную юстицию категорически отвергаем как в Уголовном кодексе, так и в других законах, поэтому мы сейчас возвращаемся к этой теме, анализируем и будем предлагать те или иные варианты решения этого вопроса», — высказался Крашенинников.

Получается, что автор поправок опроверг сенатора Клишаса, утверждавшего, что никакой ювенальной юстиции в законопроекте нет. А заодно и подтвердил наш вывод о наличии в словах Клишаса фундаментального ювенального принципа — отстаивание интересов детей перед родителями.

Но дальше еще интереснее, наш депутат Госдумы от Саратовской области Ольга Баталина вносит законопроект, исключающий близких родственников из ст. 116 Побои УК РФ.

«У людей вызывало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников, является преступлением, а такие же действия, совершенные на улице, — административным правонарушением. Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить», — сказала журналистам один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Ольга Баталина.

«Важно предотвратить насилие и вместе с тем оставить людям шанс на примирение и восстановление отношений», — отметила депутат.

«Однако если мы видим, что человек склонен к насилию, побои происходят неоднократно, то есть это системные действия, в этом случае они повлекут уголовное наказание. Именно для этого и была в уголовный кодекс введена статья 116.1», — резюмировала Ольга Баталина.

Ничего не напоминает? Правильно — это один в один законопроект Елены Мизулиной, который она внесла еще летом, а его рассмотрение до сих пор тормозили в Госдуме.

Но и это еще не вся пикантность ситуации. Дело в том, что Ольга Баталина летом при голосовании за законопроект Крашенинникова единогласно со всей фракцией Единой России отдала свой голос ЗА. Прошу ознакомиться с протоколом голосования. Получается, что госпожа депутат и представитель саратовцев в Госдуме, голосуя за внедрение в России ювенальной юстиции, наткнулась на широкое общественное неприятие и затаившись выжидала момент почти полгода. За это время было собрано более 212 тысяч подписей, проведено более 600 мероприятий от Владивостока до Калининграда.

Получив сигнал из Приемной Президента, Единая Россия перешла к классической схеме, если протест нельзя остановить, то его надо возглавить!

Тут же «по иронии судьбы» и сенатор от Саратовской области Людмила Бокова, которая вслед за Баталиной летом проголосовала ЗА поправки Крашенинникова. Но теперь она фигурирует первой в списке соисполнителей законопроекта Баталиной об отмене поправок Крашенинникова.

Подводя итог, скажу, что единственной надеждой саратовских родителей и всех, обеспокоенных родителей России за сохранение своих семей и традиций, которые в них существуют, является их избранник и гарант Конституции. Поэтому в надежде на то, что данный материал получит широкое распространение, обращусь напрямую:

Уважаемый господин Президент! Родители России с 2014 года наблюдают этот законодательный ювенальный балаган, который угрожает нашим детям. Вы обещали на учредительном съезде РВС 9 февраля 2013 года, что должны и будете прислушиваться к нашему мнению, мы обещали проследить, чтобы так оно и было. Единственной возможностью поставить жирный крест раз и навсегда на ювенальной юстиции в России — это принять представителей родительской общественности лично и вынести на голосование простой и откровенный принцип:

Родители и иные лица с их согласия вправе свободно выбирать меры воспитания детей, пока эти меры не наносят ущерба физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

Включить его в Семейный кодекс и отразить в Общей части Уголовного кодекса. Соответствующие законодательные предложения нами разработаны и ждут субъектов права законодательной инициативы для их внесения в Думу. Если парламент не сможет провести этот принцип, то это будет свидетельствовать о кризисе системы представительной власти, и мы будем добиваться вынесения этого вопроса на референдум.

Данное предложение передано на имя руководителя вашей Приемной по приему обращений в Саратовской области М. В. Алешиной.

Александр Березин, Саратовское отделение РВС.

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке