Новости
/ Петроград Россия

Двоевластие в российском правительстве

5 мая заседания Временного правительства старого состава носили чисто деловой характер. Постановлено образовать новые министерства труда, продовольствия, почт и телеграфов и государственного призрения. При Министерстве торговли и промышленности учреждается совещание по вопросам развития производительных сил страны для обсуждения основных начал экономической политики и изыскания мер содействия развитию добывающей и обрабатывающей промышленности, а равно внутренней и внешней торговли.

Согласно предложению министра иностранных дел, постановлено образовать особое совещание по вопросам внешней политики под председательством министра-председателя, а также министра иностранных дел, военного и морского министров. Тогда же Временное правительство вынесло секретное постановление о необходимости заявления правительствам союзных и нейтральных государств о приостановке действия с целью пересмотра заключенных Россией торговых договоров.

Керенский издал свой первый приказ следующего содержания:

«Взяв на себя военную власть государства, объявляю:

1) Отечество в опасности, и каждый должен отвратить ее по крайнему разумению и силе, невзирая на все тяготы. Никаких просьб об отставке лиц высшего командного состава, возбуждаемых из желания уклониться от ответственности, в эту минуту я поэтому не допущу.

2) Самовольно покинувшие ряды армии и флотских команд (дезертиры) должны вернуться в установленный срок (15 мая).

3) Нарушившие этот приказ будут подвергнуты наказаниям по всей строгости законов. Приказ этот прочесть во всех ротах, эскадронах, на кораблях и судах».

В беседе с представителями печати на вопрос о своей программе, как военный министр, Керенский ответил, что у него есть вполне определенная программа. Он уверен, что «все ожидания, которые справедливо возлагаются на армию и флот, в полной мере будут оправданы». В заключение министр выразил уверенность, что пессимисты, не доверяющие боевой мощи армии и не верящие в возможность восстановления ее боеспособности, скоро увидят, что они ошиблись.

Вечером 5 мая открылось заседание Петроградского Совета, на котором был окончательно решен вопрос о коалиционном правительстве в положительном смысле. С докладом о ходе переговоров выступил Скобелев. Огласив декларацию Временного правительства, он сказал:

«Если вы сочтете нужным на основе этой декларации ввести нас в состав правительства, то вы должны затем оказывать правительству полное доверие и обеспечить ему всю полноту власти».

После речи Скобелева Чхеидзе сообщил, что декларация правительства была одобрена Исполкомом, который вынес по этому поводу следующую резолюцию:

«…Совет Рабочих и Солдатских Депутатов выражает новому Временному правительству свое полное доверие и призывает демократию оказать этому правительству деятельную поддержку, обеспечивающую ему всю полноту власти, необходимую для закрепления завоеваний революции и дальнейшего ее развития».

От имени большевиков с кратким заявлением выступает Сундуков.

«Наше отношение к коалиционному министерству остается по-прежнему отрицательным, фракция воздерживается в настоящем собрании от участия в прениях, но партия оставляет за собой право опубликовать в самые ближайшие дни декларацию о коалиционном министерстве».

Анархисты заявляют, что большевики непоследовательны: в примирительных камерах они участвуют вместе с буржуазией, а в министерство не идут. Жизнь скоро вырвет их из примирительных камер, а новых министров — из Временного правительства.

Представитель эсеров говорит, что никаких опасений за последствия вхождения в состав министерства быть не должно. Когда эсер Чернов идет в министры земледелия, то он делает это для того, чтобы там осуществлять лозунг «земля и воля». Для таких же целей идут в министерство Церетели, Скобелев и Пешехонов. «Не в плен к буржуазии идут они, а занимать новую позицию выдвинутых вперед окопов революции».

После выступает Троцкий, который сначала говорит о влиянии русской революции на Европу и Америку, а затем переходит к оценке текущего момента. Он считает, что вхождение в министерство опасно.

«Я не верю в чудо, которое может совершить министерство сверху. У нас было раньше двоевластие, которое происходило от противоречия двух классов. Коалиционное министерство не избавит нас от двоевластия, а лишь перенесет его в министерство. Но от коалиционного министерства революция не погибнет. Нужно только помнить три заповеди: 1) недоверие к буржуазии. 2) контроль над собственными вождями и 3) доверие к собственной революционной силе.

Что же мы рекомендуем? Я думаю, что следующий ваш шаг — это будет передача власти всецело в руки Рабочих и Солдатских Депутатов. Только единовластие спасет Россию. Да здравствует русская революция, как пролог к мировой революции!»

Министр почт и телеграфов Церетели отстаивает позицию Исполкома в вопросе о коалиционном министерстве. Он говорит, что было только два выхода из создавшегося положения: или войти в состав правительства, или взять власть в свои руки. Он заявляет:

«Может ли Троцкий, возвратившийся только вчера в революционную Россию, утверждать, что когда мы захватим власть, то все нас поддержат? Ведь буржуазия не изолирована: за ней стоит часть армии и крестьянство, и они отшатнулись от революционного движения. Нужно напряжение всех живых сил. Без этого нельзя спасти страну».

По мнению Церетели, не только «отечество в опасности», но и «революционная Россия и идея международного братства в опасности».

Министр продовольствия Пешеходов предлагает прекратить прения и приступить к делу. После заключительного слова Скобелева резолюция Исполкома принимается большинством собрания.

5 мая Московское областное бюро Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов в составе 34 представителей от 13 губерний вынесло резолюцию о самой решительной поддержке нового коалиционного правительства и о принятии мер к скорейшему созыву Всероссийского съезда Советов для созданий центрального органа революционной демократии.

В «Социал-Демократе», в передовой статье («Новое правительство») от 5 мая по поводу нового правительства говорится следующее:

«[Мало что в политике Правительства] изменяется оттого, что приняты условия, предложенные Советом Раб. и Солд. Депутатов: ведь ясно, что и эти условия приняты поневоле. Конечно, уход Гучкова — сподвижника Столыпина и Дубасова — уменьшает опасность заговора против революции со стороны самих же членов Временного правительства. Возможно, что частичная демократизация правительства устранит часть помех: к установлению нового строя, ускорит проведение кое-каких демократических мер. Но еще больше будет отрицательный результат вхождения представителей Совета в состав правительства.

Ведь вошли они под условием, что демократия должна оказывать впредь полное доверие и полную поддержку буржуазному правительству. Для сознательного пролетариата принятие этого условия совершенно невозможно. Оно означало бы полный отказ от убеждения, что освобождение рабочего класса может быть делом самих рабочих. А для солдат полное доверие к правительству означает полное повиновение, вплоть до расстрела рабочих и крестьян по приказу буржуазного правительства».

В московской газете эсеров «Земля и Воля» по поводу нового правительства говорится, что «отныне окончательно стирается противоположность между народом и властью, ибо устанавливается новая, истинно-народная власть, власть революции, которой должно быть обеспечено доверие всего народа».

На заседании съезда Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов 5 мая выступили с речами Чернов, Пешеходов, Керенский и Скобелев. Чернов выступил с декларацией. Он заявил:

«Ныне перед нами задача организации всей России, — и это дело не ждет… Мы должны выковать трудовую волю, и если мы ее выкуем, Россия спасена. При таком взгляде на дело перед нами стоял вопрос не о том или другом количестве портфелей, — мы будем сильны вашей силой, сколько бы вас (нас) ни было».

Сейчас в России три вопроса, которые необходимо разрешить:

«Труд в городе, труд в деревне и вопрос продовольствия — увеличение производства благ и равномерное их распределение. К этим вопросам примыкает еще четвертый вопрос — о нашей армии…

Мера нашей силы в правительстве есть мера вашей силы в стране. Если вы нас пошлете в правительство, нам останется проникнуться одним сознанием: немедля приняться за дело и вложить все наши силы без остатка в дело устроения страны и спасения свободы, — в это святое дело, с честью погибнуть».

После Чернова выступил Пешехонов, который в начале своей речи характеризует царящую в стране разруху, а затем подробно останавливается на появившихся вскоре после революции «признаках анархии и разъединения».

На съезд прибыл Керенский, которому Пешехонов уступил место на трибуне. Керенский заявил, что он явился сюда как военный и морской министр.

«Моя задача, по воле народа, по воле русской революции и моих товарищей, взять на себя великую тяжесть и спасти вместе с вами завоевания русской революции — землю и волю… Я верю, что я, человек, никогда не бывший в военной среде, установлю железную дисциплину в войсках, и это будет дисциплина чести и долга перед родиной».

После Керенского выступил Скобелев (новый министр труда), который, приветствуя съезд, между прочим, сказал:

«Бывают моменты, когда интересы классов совпадают с интересами нации. Этот момент мы теперь переживаем, и защита нации извне — вот очередная задача. Защищая страну, мы защищаем себя, а не интересы привилегированных властителей и угнетателей».

В газетах «Речь», «Воля народа» и «Вечернее время» 5 мая помещено объявление об образовании в Петербурге, по соглашению Совета с союзом инженеров и по полномочию Временного правительства, Центрального комитета по восстановлению и поддержанию нормального хода работ в промышленных предприятиях.

«Центральный Комитет ставит своими главнейшими задачами разработку и согласование всех мероприятий по восстановлению и поддержанию нормального хода работ в промышленных предприятиях и организацию над всеми промышленными предприятиям постоянного деятельного общественного контроля».

В Киеве 5 мая открылся украинский войсковой съезд из представителей украинских организаций, разных тыловых и фронтовых воинских частей, флота, отдельных гарнизонов и земского и городского союзов. Съезд созван по инициативе Украинской Центральной Рады, обратившейся к Петербургскому Совету и начальникам армии с просьбой содействовать прибытию делегатов. Однако некоторые военные начальники не разрешили делегатам отправиться на съезд. Прибыло 400 делегатов. В состав президиума вошли: от фронта — Петлюра, от тыла — Михновский, от флота — Письменный, от Центральной Рады — Винниченко. Почетным председателем избран проф. Грушевский.

5 мая в Петрограде в камере мирового судьи 58-го участка было рассмотрено дело о выселении революционных организаций из дворца артистки Кшесинской. Иск от имени Кшесинской предъявил присяжный поверенный Хесин. В своем исковом прошении он ходатайствовал о выселении из дворца следующих организаций: ЦК и Петроградского Комитета РСДПР (б), центрального бюро профсоюзов, Петербургского районного комитета партии эсеров, клуба военных организаций, кандидата прав В.И. Ульянова (литературный псевдоним Ленин) и всех проживающих во дворце лиц с удалением всего их имущества.

Хесин на суде заявил, что революция не отменила права собственности. Этого права не отрицают и его противники, но они стараются доказать, что Кшесинская сама бросила свой дом. Поверенный ЦК РСДРП (б) Козловский указал, что он явился в суд не отрицать право собственности, а протестовать против утверждения истца, будто революционные организации незаконно захватили дом Кшесинской. Она сама оставила свой дом. Да и как можно говорить о законном и незаконном в революции? Ведь вся революция незаконна с точки зрения старого закона.

Член Петроградского Комитета социал-демократической партии Богдатьев указал, что дом Кшесинской был занят броневым дивизионом в целях его охраны. Все остальные организации были приглашены в дом броневым дивизионом, который теперь получил приказ об оставлении дома Кшесинской. Богдатьев заявил, что мировой судья может выселить его и других, но что он должен предоставить выселяемым срок для приискания нового помещения.

Мировой судья предложил сторонам покончить дело миром, но истец Хесин отказался. Тогда мировой судья постановил: выселить из дома в течение 20 дней все названные организации и лица и очистить помещение от их имущества.

Справка ИА REGNUM

Симон Петлюра — председатель Украинской фронтовой рады, член «Всероссийского союза земств и городов», созданного для помощи царскому правительству в организации снабжения армии. Впоследствии добивался отделения Украины от России, после чего поддерживал австро-германских оккупантов Украины.

Михаил Грушевский — историк, занимавшийся обоснованием исторического отличия украинского этноса от русского, близости украинцев к литовцам и полякам. В 1914 году был арестован и после находился под полицейским надзором по обвинению в сотрудничестве с австрийцами и участию в образовании украинского легиона в составе австро-германских войск («Украинские сечевые стрельцы»).

Матильда Кшесинская — русская балерина, прима Мариинского театра. Была фавориткой будущего императора Николая II, любовницей великих князей Сергея Михайловича (официальный отец сына Кшесинской Владимира) и Андрея Владимировича (за которого после революции вышла замуж). В Петербурге для нее был построен особняк. После того как балерина бежала из города, он был занят солдатами мастерских запасного автобронедивизиона, по договоренности с которыми там разместились большевики.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER