«Или конфликт базовых ценностей с Западом, или горячая война и капитуляция»

«Или конфликт базовых ценностей с Западом, или горячая война и капитуляция»

О том, что Россия немыслима в границах Люксембурга ввиду ее специфических социокультурных кодов, которые отражают специфическую «инаковость» страны в рамках большого христианского мира, а также о необходимости оформления конфликта фундаментальных ценностей в рамках новой холодной войны заявил Сергей Кургинян 17 апреля в эфире передачи «Первая студия» на Первом Канале.

«Если мы хотим сделать Россию Люксембургом, ее надо распилить на сотню-полторы „люксембургов” для начала, и тогда „все будут счастливы”… Это первое», — отметил Кургинян. Присутствующие в зале сторонники «европейского выбора» поспешили заявить, что такого сценария не хотят.

«Второй тезис мой заключается в следующем. Да, мы близки к Западу, мы часть христианского мира. Но именно потому, что мы православная часть христианского мира (или ...мультирелигиозны, но все равно - стержень культуры православный), мы не такие, как они», — провел политолог грань между Западом и Россией. Говоря о стержне, политолог и философ подразумевал извечную российскую самость, выражающуюся в устремленности к альтернативному проекту мироустройства. Причем подобный проект именно сейчас как никогда нужен России, потому что без него ей не выжить.

«Единство коммунизма и Третьего Рима заключалось именно в том, что мы понимали свою инаковость в рамках единого христианского мира. Мы должны вернуться к ней. И тогда на основе того, что мы альтернативный Запад, совсем другой, конфликт идеологий должен быть сменен конфликтом фундаментальных ценностей», — очертил Кургинян рамку новой холодной войны.

«И эти ценности можно сближать, отдалять. Совершенно не обязательно воевать. Но пока это не сделано, никакая холодная война невозможна, а альтернатива — либо горячая война, либо капитуляция», — подвел итог политолог.

Напомним, что по мнению Кургиняна, курс на новое противостояние между Западом и Россией был начат еще в 2007 году, когда российским элитам дали понять, что интеграция в Запад России целиком, без очередного ее расчленения, невозможна. Это вызвало негативную реакцию президента России Владимира Путина, оформленную в его «мюнхенской речи». После этого напряжение противостояния только росло, вылившись в итоге в конфликты на Украине и Ближнем Востоке. При этом компрадорская часть элиты России, как минимум, не препятствует ведению Западом игры на очередной распад России. А скорее всего, является частью этой игры.

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке