«На народ хотят надеть смирительную рубашку»

«На народ хотят надеть смирительную рубашку»

7 апреля в «Правде» была опубликована статья Ленина «3адачи пролетариата в данной революции», повторяющая апрельские тезисы, заявленные 4 апреля.

Исполком Петроградского Совета 7 апреля большинством голосов (21 против 14) постановил оказать активную Поддержку «Займу Свободы» Временного правительства. Представители большевиков выступили против этого решения, так как «деньги даются буржуазному правительству, которое проникнуто империалистическими стремлениями».

В «Известиях Петроградского Совета» 7 апреля напечатан Манифест о русской революции Бернской международной социалистической комиссии, избранной на международной социалистической конференции в Кинтале. В нем говорится, что вызванная войной революция сказала свое первое слово в стране царизма. Возникнув из специальных национальных и исторических особенностей, она приняла характер европейской революции. Один этот факт вызвал уже ненависть среди господствующих классов всех стран.

«Русский буржуазный класс старается лишить рабочий класс плодов его победы самыми недостойными революции методами. Острая классовая борьба развивается в русском движении за свободу. Либеральные представители буржуазии стремятся, опираясь на вождей армии, использовать революцию для своих целей. На едва освободившийся собственными силами от царского кровавого гнета народ хотят надеть новую смирительную рубашку,— так называемую буржуазную организацию порядка…

Среди беснующейся реакции и братоубийственной войны, которой не видно конца, национальная революция подвергается опасности быть подавленной вновь собранными силами низверженного царизма и разорванной на части, в силу внутренних противоречий отдельных групп, буржуазии». 

Что касается поведения официальных социалистических партий в момент мировой исторической важности, то одни из них — «прислужники прусской монархии», другие — «приспешники англо-французского империализма», и те, и другие, прежде всего, смертельные враги русской революции.

«Убьет ли революция войну или война революцию? От позиции, которую займет европейский пролетариат в эти дни, от общего положения зависит разрешение этого вопроса. Если мировой пролетариат не восстанет, если в частности немецкий и австрийский рабочий класс допустит беспрепятственным продолжением войны приостановку начавшегося в кровавой бойне русского освободительного движения, то это будет неслыханным преступлением целого класса против своего будущего. Без революции нет поддержки русской революции!..

Долой гражданское перемирие! Да здравствует международное пролетарское действие! Да здравствует русская, да здравствует международная социалистическая революция!»

7 апреля в Таврическом дворце состоялось совещание представителей от армий и частей фронта. В совещании принимали участие представители от 6-й армии и от частей 4-й, 5-й, 7-й, 8-й армий; 10-й и 1-й гренадерских дивизий.

Первым обсуждался вопрос о недопустимости использования армий в политической борьбе. После продолжительной дискуссии Совещание подавляющим большинством приняло резолюцию, в которой сказано, что обязанность воинских чинов подчиняться распоряжениям своего военного начальства не может распространяться на те случаи, когда военное начальство, пользуясь своей военной властью, принуждает солдат и офицеров к политическим поступкам, не соответствующим их гражданским убеждениям. Но это положение не устраняет возможности того, что группы солдат и офицеров, те или иные воинские части или вся армия, добровольно примкнувшие к определенному политическому союзу в период революции, выступят в поддержку одной из борющихся сторон.

Поддержка большинством солдатских организаций Советов рабочих и солдатских депутатов является наилучшей гарантией против возможности вооруженных столкновений одной части граждан с другой.

Затем был заслушан доклад делегатов 4-й, 5-й и 6-й армий и 10-й гренадерской дивизии о посещении ими Кронштадта с целью ознакомления на месте с положением и выяснением того, насколько слухи, распускаемые о Кронштадте, соответствуют действительности. Делегаты огласили резолюцию:

«Делегаты различных армий и отдельных частей, собравшись в общем собрании, считают своим долгом заявить, что слухи, распускаемые про боевую неподготовленность и беспорядки в Кронштадте, безусловно неосновательны. Общее собрание шлет товарищам-кронштадтцам — солдатам, морякам, рабочим и офицерам, облеченным их доверием, свой братский привет и пожелания довести до конца начатую работу — сделать из Кронштадта неприступную твердыню и обратить его в оплот народной свободы».

В Москве на совещании комиссии труда при Совете рабочих депутатов с представителями Совета служащих фабрично-заводских предприятий и Московского Отдела Всероссийского Союза инженеров 7 апреля постановлено образовать контрольную комиссию для разбора конфликтов между рабочими и служащими в составе четырех представителей от рабочих депутатов, двух — от депутатов фабрично-заводских служащих и двух — от Союза инженеров.

В Москве 7 апреля открылся Всероссийский женский съезд Лиги равноправия женщин, на который прибыли представители 53 организаций. Пролетарские организации не были приглашены, и лишь некоторые представительницы их по собственной инициативе явились на этот съезд. Докладчицы доказывали необходимость создания специально женских организаций, всероссийского женского республиканского демократического союза. Они предлагали вступать в эти организации всем женщинам, без различия партийных убеждений, организовывать женские агитаторские группы, которые вели бы пропаганду среди женщин за создание женского профессионального союза.

Один из членов «Союза Союзов» заявил, что он не признает таких чисто женских организаций, в которые входили бы все женщины без различия классов и партийных убеждений. Далее он указал, что женщинам-пролетаркам не место в таких организациях. Женщины-работницы должны помнить, что их интересы — те же, что и у товарищей-рабочих, и в то же время прямо противоположны интересам женщин буржуазных классов. Оратор в заключение заявил, что данный съезд является буржуазным, и пригласил товарищей, стоящих на пролетарской классовой точке зрения, покинуть его. В результате, часть представительниц рабочих организаций покинула съезд.

7 апреля в Минске открылся фронтовой съезд военных и рабочих депутатов армии и тыла западного фронта. На съезд прибыли некоторые министры и члены Комитета Госдумы из Петербурга, Исполком Петроградского Совета делегировал на съезд своих членов, в том числе Скобелева, Чхеидзе и Церетели. Всего на съезде собралось порядка 1200 делегатов.

Чхеидзе заявил, что для того, чтобы свобода стала величайшим праздником, нужно единение фронта и тыла, и что всякая попытка разъединить фронт и тыл должна встретить в присутствующих жесточайшего врага. Церетели подчеркнул ту мысль, что «единая воля выковывается в огне революции, и свободу необходимо защищать от посягательств изнутри и извне». Скобелев заявил, что «не успели рухнуть обломки трона, как представители армии стали присоединяться к красному знамени революции», и «если народ мог заглушить удушливые газы с востока, то армия не допустит удушливых газов с запада».

Делегат казаков в окопах, сотник Головко, сказал, что отныне казаки будут бороться за русскую демократию и готовы погибнуть за свободу. Гвоздев, коснувшись известного приказа № 1, сказал, что этот приказ относился только к петербургскому гарнизону, а не к фронту, и что рознь между рабочими и солдатами сеет контрреволюция.

Церетели на вечернем заседании комментировал резолюции Петроградского Совещания Советов о войне и мире, заявив, что сепаратный мир был бы гибелью для России. Затем он изложил программу меньшевиков по вопросам: земельному и всеобщего разоружения. Скобелев говорил о необходимости единения солдат и офицеров и о том, что «стыдно, позорно относиться враждебно к евреям,… так называемый еврейский вопрос нужен был самодержавию».

Во всех театрах Москвы 7 апреля показывали спектакли, посвященные освобождению политических заключенных.

Морис Палеолог 7 апреля записал в дневнике:

«Французские социалистические депутаты несколько охладевают к русской революции с тех пор, как наблюдают ее вблизи. Пренебрежительный прием, встреченный ими со стороны Совета, несколько охладил их восхищение. Они сохраняют однако огромную дозу иллюзий: они еще верят в возможность гальванизировать русский народ „смелой демократической политикой, ориентированной на интернационализм“.

Я попытаюсь доказать им их заблуждение:

— Русская Революция, по существу, анархична и разрушительна. Предоставленная самой себе, она может привести лишь к ужасной демагогии черни и солдатчины, к разрыву всех национальных связей, к полному развалу России. При необузданности, свойственной русскому характеру, она скоро дойдет до крайности: она неизбежно погибнет среди опустошения и варварства, ужаса и хаоса. Вы не подозреваете огромности сил, которые теперь разнузданы… Можно ли еще предотвратить катастрофу такими средствами как созыв Учредительного Собрания или военный переворот? Я сомневаюсь в этом. А между тем, движение еще только начинается. Итак, можно более или менее овладеть им, задержать, маневрировать, выиграть время. Передышка в несколько месяцев имела бы капитальную важность для исхода войны… Поддержка, которую вы оказываете крайним элементам, ускорит окончательную катастрофу.

Но я скоро замечаю, что проповедую в безвоздушное пространство: мне недостает красноречия Церетели и Чхеидзе, Скобелевых и Керенских».

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке