Новости
/ Петроград Россия

В Петербурге — 40-тысячная демонстрация эстонцев

26 марта Временное Правительство выпустило 5%-ный заем под названием «Заем свободы 1917 года». На облигациях разместили следующий текст:

«К вам, граждане великой свободной России, к тем из вас, кому дорого будущее родины, обращаем мы наш горячий призыв. Сильный враг глубоко вторгся в наши пределы, грозит сломить нас и вернуть страну к старому, ныне мертвому строю. Только напряжение всех наших сил может дать нам желанную свободу.

Нужна затрата многих миллиардов, чтобы спасти страну и завершить строение свободной России на началах равенства и правды — не жертвы требует от нас родина, а исполнение долга — одолжим деньги государству, поместив их в новый заем и спасем этим от гибели нашу свободу и достояние».

В газете «Правда» 26 марта опубликовали текст резолюции бюро ЦК большевиков по вопросам отношения к Правительству и войне:

«Временное правительство, выдвинутое умеренными буржуазными классами общества и связанное по — своим интересам с англо-французским капиталом, неспособно разрешить задачи, выдвинутые революцией…

[Поэтому необходимо] сплочение сил вокруг Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, как зачатков революционной власти, единственно способной как отразить попытки царистской и буржуазной контрреволюции, так и осуществить требования революционной демократии, и разъяснение истинной классовой сущности современного правительства. Ближайшей и важнейшей задачей Советов, выполнение которой единственно гарантирует победу над всеми силами контр-революции и дальнейшее развитие и углубление революции, партия считает всеобщее вооружение народа и в частности немедленное создание рабочей красной гвардии во всей стране».

В резолюции о войне и мире сказано:

«Необходимый трудящимся массам мир может явиться лишь результатом превращения нынешней империалистической войны, затеянной капиталистами ради дележа и эксплуатации мирового рынка, в гражданскую борьбу всех угнетенных капитализмом классов общества во всех странах.

Революционный пролетариат непосредственным обращением к пролетариату всех стран и угнетенным нациям обязан призвать их к восстанию против собственных правительств и тем поддержать революционное движение в России и расчистить путь для всеобщего мира и заставить Временное Правительство не только отказаться от всяких завоевательных планов, но немедленно и открыто формулировать волю народов России, предложить мир всем воюющим на условии освобождения всех угнетенных, подавленных и полноправных народов (право на самоопределение)».

Учредительное собрание солдат и офицеров, состоявшееся 26 марта для устройства военной организации при Петроградском Комитете партии большевиков, объявило о немедленном созыве собраний во всех воинских частях с целью выдвижения протеста против стремлений Временного Правительства, буржуазии и командного состава армии «посеять рознь между рабочими и солдатами и уменьшить влияние Совета Р. и С. Д. в широких массах».

Рабочие петербургского завода «Вулкан» и фабрик Леонтьева и Керстена (более 2500 человек), завода Барановского (более 1000 человек), солдаты Морского Корпуса и крестьяне Всероссийского Крестьянского Союза на собраниях 26 марта принимали резолюции в поддержку Совета, восстановления Интернационала, немедленных выборов Учредительного Собрания, передачи земли и окончания войны.

На продолжающемся 26 марта Всероссийском Кооперативном Съезде в Петербурге обсуждался продовольственный вопрос. Относительно введенной государственной монополии на хлеб говорилось:

«Не может быть свободной хлебной торговли там, где запасов хлеба только в обрез и где во всех городских центрах и даже в армии идет нормировка потребления. Но если хлеб становится государственной собственностью, то государство должно представить деревне необходимые ей продукты —мануфактуру, железо, керосин и пр.— в должном количестве и установить на них цены. Это вторая очередная задача правительства».

Съезд также высказал пожелание, чтобы правительство обратило внимание на неотложную необходимость увеличения продуктов потребления первой необходимости для внутреннего рынка. Целесообразным было признано возвращение из тыловых частей, по возможности с фронта, активных работников кооперации, а также возвращение из казарм в деревню ратников 1-го и 2-го разрядов старших возрастов и отпуск солдат из запасных тыловых частей на полевые работы.

Съезду было предложено одобрить участие кооперативов в подготовке к Учредительному Собранию, однако предложение вызвало прения, продолжавшиеся до следующего дня.

На Московской областной конференции Советов 26 марта также обсуждался вопрос об Учредительном Собрании. Постановили, что сроки его созыва не должны зависеть от срока окончания войны.

Для предотвращения контрреволюции решили создавать из представителей всех революционных демократических организаций местных исполнительных комитетов, как органов, заменяющих механизм старой власти; организовать народную милицию. Также настояли на скорейшем создании земских и городских самоуправлений, обывательских и волостных комитетов, путем издания об этом декрета Временного Правительства и безотлагательной подготовки на местах. Упомянули и о необходимости регулирования продовольственного вопроса.

В Петрограде 26 марта прошла манифестация эстонцев, в которой приняли участие порядка 40 тысяч живущих в городе мирных граждан и солдат из разных частей. Были знамена: «Демократическая республика», «Автономная Эстония», «Война до конца», «Земля народу». В Таврическом дворце манифестанты передали декларацию с требованием «демократической республики, автономии Эстонии и права национального самоопределения».

На съезде партии Народной Свободы (кадетов) в Петрограде обсуждалось образующееся во всех регионах России двоевластие, но одновременно утверждалась всеобщая вера во Временное Правительство.

В докладе по вопросу войны утверждалось, что «лозунг «долой войну» встречает в армии страшное негодование. Не меньшее негодование встречает и лозунги «война в ничью» и «восьмичасовой рабочий день», а также решение не посылать в окопы Петроградский гарнизон». Подчеркивалось, что Россия и союзники ведут борьбу за свободу и господство мира и права между народами против «хищников и угнетателей». Итог доклада состоял в следующем:

«Наш долг поднять свой голос и сказать армии: Россия с вами. Не поступайтесь ни на йоту ее законными требованиями, ни на йоту ее жизненными интересами и не смущайтесь теми криками, которые раздаются на пути вашем, идите до конца. Мы вас поддержим».

Ленин, выезжая из Берна в Цюрих, 26 марта пишет пятое «письмо из далека» — о задачах революционного пролетарского государственного устройства:

«…добиться мира, притом не империалистского мира, не сделки между империалистскими державами о дележе награбленной капиталистами и их правительствами добычи, а действительно прочного и демократического мира, который не достижим без пролетарской революции в ряде стран.

В России победа пролетариата осуществима в самом близком будущем лишь при условии, что первым шагом ее будет поддержка рабочих громадным большинством крестьянства в борьбе его за конфискацию всего помещичьего землевладения (и национализацию всей земли, если принять, что аграрная программа «104-х» осталась по сути своей аграрной программой крестьянства). В связи с такой крестьянской революцией и на основе ее возможны и необходимы дальнейшие шаги пролетариата в союзе с беднейшей частью крестьянства, шаги, направленные к контролю производства и распределения важнейших продуктов, к введению «всеобщей трудовой повинности» и т. д. Шаги эти с безусловной неизбежностью предписываются теми условиями, которые создала война и которые даже обострит во многих отношениях послевоенное время; а в своей сумме и в своем развитии эти шаги были бы переходом к социализму, который непосредственно, сразу, без переходных мер, в России неосуществим, но вполне осуществим и насущно-необходим в результате такого рода переходных мер. Задача немедленной и особой организации в деревнях Советов рабочих депутатов, т. е. Советов сельскохозяйственных наемных рабочих, отдельно от Советов остальных крестьянских депутатов, выдвигается при этом с крайней настоятельностью».

Перед отъездом 26 марта Ленин пишет «Прощальное письмо к швейцарским рабочим»:

«Мы остаемся безусловно верны тому заявлению, которое мы сделали… от 13 октября 1915 года. Мы сказали там, что если в России победит революция и у власти окажется республиканское правительство, желающее продолжать империалистскую войну, войну в союзе с империалистской буржуазией Англии и Франции, войну ради завоевания Константинополя, Армении, Галиции и т. д. и т. п., то мы будем решительными противниками такого правительства, мы будем против «защиты отечества» в такой войне.

Приблизительно такой случай наступил. Новое правительство России… пытается обмануть русских рабочих… Это правительство пытается… не публикуя тех империалистских, грабительских договоров, которые царизм заключил с Францией, Англией и пр. и которые подтверждены правительством Гучкова—Милюкова—Керенского, — выдать за «оборонительную» (т. е. справедливую, законную даже с точки зрения пролетариата) свою империалистскую войну с Германией, — выдать за «защиту» русской республики (которой в России еще нет и которую… даже и не пообещали еще учредить!) защиту хищнических, империалистских, грабительских целей капитала русского, английского и проч. <…>

Мы не закрываем себе глаз на громадные трудности, стоящие перед революционно-интернационалистским авангардом пролетариата России. В такое время, как переживаемое нами, возможны самые крутые и быстрые перемены… мы ответили прямо и ясно на естественно возникающий вопрос: что сделала бы наша партия, если бы революция поставила ее у власти тотчас? Мы ответили: (1) мы немедленно предложили бы мир всем воюющим народам; (2) мы огласили бы наши условия мира, состоящие в немедленном освобождении всех колоний и всех угнетенных или неполноправных народов; (3) мы немедленно начали и довели бы до конца освобождение народов, угнетенных великороссами; (4) мы ни на минуту не обманываемся, что такие условия были бы неприемлемы не только для монархической, но и для республиканской буржуазии Германии, и не только для Германии, но и для капиталистических правительств Англии и Франции.

Нам пришлось бы вести революционную войну против немецкой и не одной только немецкой буржуазии. Мы повели бы ее. Мы не пацифисты. Мы противники империалистских войн из-за раздела добычи между капиталистами, но мы всегда объявляли нелепостью, если бы революционный пролетариат зарекался от революционных войн, которые могут оказаться необходимыми в интересах социализма.

Задача, которую мы обрисовали… гигантски велика. Она может быть решена только в длинном ряде великих классовых битв между пролетариатом и буржуазией. Но не наше нетерпение, не наши желания, а объективные условия, созданные империалистской войной, завели все человечество в тупик, поставили его перед дилеммой: или дать погибнуть еще миллионам людей и разрушить до конца всю европейскую культуру или передать власть во всех цивилизованных странах в руки революционного пролетариата, осуществить социалистический переворот.

Русскому пролетариату выпала на долю великая честь начать ряд революций, с объективной неизбежностью порождаемых империалистской войной. Но нам абсолютно чужда мысль считать русский пролетариат избранным революционным пролетариатом среди рабочих других стран. Мы прекрасно знаем, что пролетариат России менее организован, подготовлен и сознателен, чем рабочие других стран. Не особые качества, а лишь особенно сложившиеся исторические условия сделали пролетариат России на известное, может быть очень короткое, время застрельщиком революционного пролетариата всего мира.

Россия — крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас социализм. Но крестьянский характер страны, при громадном сохранившемся земельном фонде дворян-помещиков, на основе опыта 1905 года, может придать громадный размах буржуазно-демократической революции в России и сделать из нашей революции пролог всемирной социалистической революции, ступеньку к ней. <…>

В России не может непосредственно и немедленно победить социализм. Но крестьянская масса может довести неизбежный и назревший аграрный переворот до конфискации всего необъятного помещичьего землевладения… За этот лозунг будет бороться пролетариат, нисколько не закрывая себе глаз на неизбежность ожесточенных классовых столкновений между сельскохозяйственными наемными рабочими с примыкающими к ним беднейшими крестьянами и зажиточными крестьянами, которых усилила столыпинская (1907— 1914) аграрная «реформа». Нельзя забывать, что 104 крестьянских депутата и в первой (1906) и во второй (1907) Думе выдвинули революционный аграрный проект, требующий национализации всех земель и распоряжения ими через местные комитеты, выбранные на основе полного демократизма.

Подобный переворот сам по себе не был бы еще отнюдь социалистическим. Но он дал бы громадный толчок всемирному рабочему движению. Он чрезвычайно укрепил бы позиции социалистического пролетариата в России и его влияние на сельскохозяйственных рабочих и на беднейших крестьян. Он дал бы возможность городскому пролетариату, опираясь на это влияние, развить такие революционные организации, как «Советы рабочих депутатов», заменить ими старые орудия угнетения буржуазных государств, армию, полицию, чиновничество, провести — под давлением невыносимо-тяжелой империалистской войны и ее последствий — ряд революционных мер для контроля за производством и распределением продуктов.

Русский пролетариат не может одними своими силами победоносно завершить социалистической революции. Но он может придать русской революции такой размах, который создаст наилучшие условия для нее, который в известном смысле начнет ее. Он может облегчить обстановку для вступления в решительные битвы своего главного, самого верного, самого надежного сотрудника, европейского и американского социалистического пролетариата. <…>

Объективные условия империалистской войны служат порукой в том, что революция не ограничится первым этапом русской революции, что революция не ограничится Россией. <…> Превращение империалистской войны в войну гражданскую становится фактом. Да здравствует начинающаяся пролетарская революция в Европе!

По поручению отъезжающих товарищей, членов Р. С.-Д. Р. Партии (объединенной Центральным Комитетом), принявших это письмо на собрании 8 апреля н. стиля 1917 г.»

Возвращающиеся на Родину политэмигранты ставили свою роспись под следующей подпиской:

«Подтверждаю:

1) что мне были сообщены условия, выработанные Платтеном и германским посольством;

2) что подчиняюсь распорядку, установленному руководителем поездки Платтеном;

3) что я извещен о сообщении «Пти Паризьен» («Petit Parisien»), согласно которому русское Временное правительство грозит отнестись к лицам, приезжающим через Германию, как к государственным изменникам,

4) что всю политическую ответственность за эту поездку я принимаю исключительно на себя,

5) что Платтеном моя поездка гарантирована только до Стокгольма».

В итоге под ней оказалось 29 фамилий, среди которых были и эсеры, и меньшевики, и давние эмигранты, вошедшие в иностранные социалистические партии (итальянскую, немецкую). Объединяла их только социалистическая направленность и желание как можно скорее вернуться на Родину.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER