Новости
/ Санкт-Петербург

В Петербурге — многотысячные демонстрации женщин, город заполнен войсками

19 марта 1917 года в Петрограде прошла манифестация 40 тысяч женщин, собранная Лигой равноправия женщин. Демонстрация проходила под лозунгами: «Место женщинам в Учредительном собрании», «Женщины-работницы требуют голоса в Учредительном собрании», «Без участия женщин в Учредительном собрании избирательное право не всеобщее». В демонстрации участвовала Вера Фигнер.

Представительницы женских организаций, учебных заведений, работницы и другие участницы акции выстроились группами со знаменами и плакатами на Невском проспекте, после чего пошли к Таврическому дворцу — за ответом на резолюцию, поданную Лигой 4 марта. Манифестацию сопровождало 2 оркестра.

Одна из участниц манифестации так описывает события:

«Впереди (манифестации) — женщины-амазонки на лошадях для поддержания порядка и большое знамя «Российская Лига Равноправия Женщин» и 2 оркестра музыки. Посредине шествия, окруженный слушательницами Бестужевских курсов, двигался автомобиль, в котором была одна из крупнейших борцов за свободу России — Вера Николаевна Фигнер в сопровождении председательницы Совета Российской Лиги Равноправия Женщин Поликсены Несторовны Шишкиной-Явейн.

По пути шествия от Городской Думы к Государственной Думе огромные толпы народа приветствовали манифестанток и В.Н. Фигнер, забрасывая ее цветами и выражая сочувствие женскому движению возгласами „да здравствует равноправие женщин“. Наблюдение за порядком шествия, охрану спокойствия в городе в это время взяли на себя некоторые женские организации, создав отряды милиционерок. Среди большого количества плакатов выделялись следующие: „Место женщин в Учредительном собрании“, „Избирательные права женщин“, „Без участия женщин избирательное право не всеобщее“, „Женщины объединяйтесь“, „Работницы требуют избирательных прав“, „Свободная женщина в свободной России“, и много, мн. друг.»

Лидеры манифестации — Фигнер и Шишкина-Явейн — зашли в здание Госдумы и выступили перед председателями Совета Чхеидзе и Скобелевым с требованием разъяснить им, как новые власти относятся к проблеме избирательных прав женщин. Для ответа на вопрос председателям нужно было посоветоваться.

Через некоторое время к манифестантам вышел Скобелев, обещавший собравшимся бороться за их права. Толпа выразила свое возмущение и потребовала конкретного решения лично от Чхеидзе, а также от председателя Госдумы Родзянко. Чхеидзе первоначально отказался выступать перед манифестацией, сославшись на то, что у него пропал голос. Однако женщины объявили, что не уйдут, не получив прямого ответа. А Чхеидзе может объясняться хоть жестами, тем более что накануне он нормально выступал перед матросами.

Тем временем пред собравшимися выступали Фигнер и другие ораторы, одна из которых заявила, что, в отличие от женщин буржуазных классов, у работниц нет особых женских интересов:

«Мы должны объединиться в рабочие организации для осуществления целей, которые ставит себе РСДРП, как организация всего рабочего класса»

Наконец, председатель Совета вышел к протестующим. Шишкина-Явейн обратилась к нему с речью:

«В принципах, положенных в основу будущего правления, провозглашена отмена всех ограничений сословных, вероисповедных и национальных, но забыта отмена всех ограничений, касающихся женщин. Предложен созыв Учредительного Собрания на началах всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, но забыли упомянуть одинаковое право для мужчин и женщин. …И вот, помня заветы наших заграничных сестер, мы пришли сказать вам, что русская женщина требует к себе человеческих прав, ей неотъемлемо как человеку принадлежащих. Что Учредительное Собрание, на котором будет представлена только одна половина населения некоим образом не может считаться выразителем воли всего народа, а только половины его».

В ответ Чхеидзе заверил собравшихся, что российский пролетариат будет бороться за женское равноправие. Манифестация позитивно восприняла эти слова.

Затем к протестующим вышел Родзянко, перенаправивший женщин к председателю Совета министров Львову. К нему от лица собравшихся была направлена делегация, получившая четкий ответ: под «всеобщим» избирательным правом правительство подразумевает, в том числе, и право голоса у женщин.

В резолюции Лиги равноправия женщин по итогам акции было сказано: «Считать отныне русскую женщину свободной гражданкой».

19 марта, параллельно с описываемыми событиями, в Петрограде состоялся проход войск и парад юнкеров на Дворцовой площади, который принимал генерал Корнилов. Все улицы города был переполнены народом, восторженно встречавшим войска, манифестировавшие по улицам в полном строевом порядке, с оркестрами, беспрерывно игравшими «Марсельезу», и со знаменами: «Да здравствует Совет Р. и С. Д.», «Отцы мечтали, сыновья осуществили».

В Хронике революции 1917 года так описывается состав участников:
«Первым явился автомобильный броневой дивизион, Первый запасный пехотный полк, гусары, Кексгольмский полк, Ораниенбаумские пулеметчики, Финляндский полк, военные училища Питера и его окрестностей, отдельные корпуса жандармов, Донской графа Платова полк, 2-й стрелковый полк и 1 позиционная батарея «Л»., Царскосельский артиллерийский полк»

19 марта Временное правительство постановило
«предоставить на время войны командующим армиями право делать распоряжения об удалении с театра военных действий лиц: а) подозреваемых в военном шпионаже или в содействии неприятельским войскам, б) агитирующих за заключение сепаратного мира…»

19 марта во многих сельских местностях России прошли сходы крестьян.

Например, в Московской губернии волостной сход крестьян Черкизовской волости (150 чел.) принял резолюцию с требованиями: немедленного созыва Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании; провозглашения демократической республики; конфискации помещичьих, монастырских, кабинетских земель и передачи их в руки трудящегося крестьянства; скорейшего заключения мира без аннексий и контрибуций.

В Тульской губернии крестьяне сел Ивановское и Ступино Щучинской волости Веневского уезда на сходе по случаю победы революции выдвинули требования установления демократической республики, скорейшего созыва Учредительного собрания при всеобщем, прямом, равном и тайном голосовании, распределения всех земель между крестьянами.

В Рязанской губернии 800 крестьян села Аграфенина Пустынь Солотчинской волости Рязанского уезда, собравшись на сход, заслушали доклад о событиях в Петрограде и Москве. Было принято постановление схода, в котором содержались требования немедленно созвать Учредительное собрание, передать фабрики, заводы и землю трудовому народу. В постановлении схода было указано, что

«в нужный момент, когда появится угроза интересам рабочих и крестьян, революционное крестьянство по первому призыву рабочих и солдатских депутатов, а также будущих крестьянских депутатов встанет как один на защиту завоеваний свободной России».

В «Правде» 19 марта публикуется статья Михаила Калинина «О земле»:

«Конфискация земель кабинетских, удельных, монастырских и помещичьих — это один из важных пунктов нашей программы, который во всей своей ширине и глубине встал сейчас перед крестьянской массой. Встал не теоретически, не в виде проблемы будущего, а как вопрос сегодняшнего дня. В некоторых местах крестьяне начинают уже проводить его в жизнь и, судя по некоторым сообщениям, проводят так, как проводить его не следует.

Из Бежецка пишут: «Сожжено имение Корвин-Литвицкого, лес вырублен». Это не конфискация, это даже не захват, это мщение порабощенных людей своим поработителям. Подобный способ противоречит интересам самих же крестьян.

Революция не ставит своей целью разрушение культурных и материальных благ, она должна увеличивать мощь, духовную и материальную, самого восставшего народа.

Восставший народ творит, созидает, он должен создавать, если хочет довести революцию до конца.

И сейчас перед народом — крестьянами в частности — стоит определенная творческая задача: организовать власть, которая была бы в силах провести конфискацию земли.

Наиболее сознательными и организованными крестьянами путь этот уже намечается. На местах создается единственная власть: волостные комитеты. Эти комитеты должны создать уездную власть, губернскую и войти в контакт с Советом рабочих и солдатских депутатов. Чем полнее, чем организованнее будут функционировать эти народные органы власти, тем скорее, вернее и полнее будет произведена как сама конфискация земель, так и дальнейшее их распределение.

Вот тот путь организации, который обеспечит за народом то, что должно быть собственностью всего народа: землю».

19 марта в Киеве прошла демонстрация за свободную автономную Украину, в которой приняло участие порядка 100 тысяч человек, из которых 30 тысяч — военные. В резолюции говорилось о необходимости созыва Учредительного Собрания для утверждения украинской автономии, а также признания ее Временным правительством.

В Саратове после большого митинга в Общедоступном театре состоялась большая демонстрация рабочих с флагами и пением революционных песен.

Манифестации, устроенные разными партиями, происходили на заводах и фабриках по всей Москве. Одни митинги высказывались за Временное Правительство, другие выступали против него, требуя окончания войны.

19 марта возвратились в Петроград депутаты фракции социал-демократической партии II Государственной думы, отбывшие срок каторги и затем жившие в ссылке в Сибири: Церетели, Махарадзе, Нагих, Аникин, Анисимов, Лопатин и Виноградов.

Лев Троцкий в «Истории русской революции» так описывает влияние возвращающихся в Россию политических лидеров:
«В первые недели после переворота ни одна из левых партий, как мы уже знаем, не имела в столице своего настоящего штаба. Общепризнанные вожди социалистических партий находились в эмиграции. Вожди второго ряда передвигались к центру с Дальнего Востока. Это создавало у временных руководителей осторожное и выжидательное настроение, толкавшее их ближе друг к другу. Ни одна из руководящих групп не доводила в эти недели своих мыслей до конца. Борьба партий в Совете носила крайне мирный характер: дело шло как бы об оттенках внутри одной и той же «революционной демократии». Правда, с приездом из ссылки Церетели (19 марта) советское руководство совершило довольно резкий поворот вправо, в сторону прямой ответственности за власть и за войну. Но и большевики к середине марта под влиянием прибывших из ссылки Каменева и Сталина взяли резко вправо, так что дистанция между советским большинством и левой оппозицией к началу апреля стала, пожалуй, меньше, чем была в начале марта. Настоящая дифференциация началась несколько позже. Можно даже назвать ее точную дату: 4 апреля, на другой день после прибытия Ленина в Петроград»

Временное правительство по телефону просило рабочих каменноугольных предприятий Донецкого бассейна поднять производительность труда: «Родина верит, что вы дадите нашей армии вашу могучую поддержку и облегчите ей тяжелую борьбу с врагом»

В это же время на заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов выступали представители шахтеров Донецкого района. Один из низ выступил с прошением к собравшимся ответить на вопросы, интересующие местных рабочих:

«1. Каково отношение Совета р. и с. д. к Временному правительству.

2. Были ли изданы Советом р. и с. д. директивы о немедленном проведении в жизнь классовых интересов.

3. Если не были, то на каком основании действуют местные организации.

4. Если директивы даны в смысле воспитательного характера, то до какого времени они будут такого характера.

5. Как смотрит Совет р. и с. д. на девиз «Долой войну».

6. Комитету Государственной думы — оборонительная или наступательная война.

7. Какую форму правления предполагает Комитет Государственной думы,

8. Отношение Совета рабочих депутатов к войне.

9. Мнение всех о времени созыва Учредительного собрания.

10. Распространяется ли действие Совета рабочих депутатов на существующие рабочие партии.

11 Если да, то в какой форме.

12. Если нет, то что предпринимает Совет р. и с. д. против выступления отдельных организаций по вопросам, имеющим общегосударственное значение.

13. Всем. Как действовать против отдельных групп, самостоятельно выступающих по данным вопросам.

14. Комитет Государственной думы. Каким образом полагают связать местные выборные организации самоуправления с центральной властью»

Председатель Совета так прокомментировал возникший у участников собрания вопрос о принятии присяги, написанной Временным Правительством:

«Вы помните, правительство издало присягу, вы помните форму этой присяги? Вы помните наше постановление? Вслед за тем получилась такая история: часть войска была приведена к присяге, часть войск отказалась от присяги до получения ответа от нас. Это произошло как в Петрограде, так и на фронте. Мы вступили в срочные переговоры с правительством. Правительство дважды признало свою ошибку фактом опубликования этой присяги без предварительных переговоров с Исполнительным комитетом. Встал вопрос о том, как выйти из положения.

Мы не считали возможным колебать устои нового режима тем, что будет такое двоевластие. Мы считали вредным, чтобы одна часть присягала, другая не присягала. Мы считали даже вредным, хотя и признавали неотложным, свой самостоятельный текст присяги. В конце концов Исполнительный комитет пришел к следующему заключению: он признал возможным не предлагать нового текста присяги, т. е. признал возможным приводить к присяге по тексту, выработанному правительством, при том условии, если правительство дополнительно издаст декрет к армии, в котором разовьет в пояснение текста присяги, что солдаты, присягнувшие тексту присяги, должны понимать присягу в том смысле, что во всяком случае повиновение офицерам и т. д. должно происходить только в той мере, если оно не противодействует успехам свободы, успехам закрепления ее и успехам, достигнутым революцией. Таково наше компромиссное предложение.

Мы не получили до вчерашнего дня ответа от правительства по этому поводу, но вчера днем мы неожиданно из Ставки получили запрос — срочно, в течение нескольких часов, представить в Ставку военному министру Гучкову текст желательной нам присяги. Если Гучков предлагал нам представить текст присяги, хотя мы отказались от мысли выставления особого текста, то это, очевидно, вызывалось необходимостью. Очевидно, ему на фронте было ясно, что только тот текст присяги пройдет в жизнь, за которым будет согласие Исполнительного комитета. Тогда мы в срочном порядке решили составить такой текст присяги. Нам было дано несколько часов.

Оба текста присяги похожи друг на друга, в нашем имеется только одна существенная поправка. Там говорится: «Клянусь в верности Временному правительству», а мы вставили — «кроме тех случаев, когда Временное правительство зовет против интересов свободы, против интересов народа». Вот эту маленькую вставочку мы сделали в текст и передали этот текст по прямому проводу»

На заседании солдатской части Совета было решено просить Временное правительство о возвращении на полевые работы ратников старших годов, а также всех воинских чинов тыловых и запасных частей, которых позволяют уволить со службы военные обстоятельства. Также постановили давить на правительство с целью увеличения пайков призывников.

Председатель Совета министров Львов выступил перед прессой по вопросу об отношении посылаемых на места комиссаров и местного самоуправления:

«В области местного самоуправления программа Временного Правительства составлена властными указаниями самой жизни. В лице местных Общественных Комитетов и других подобных организаций она создала уже зародыш местного демократического самоуправления, подготовляющего население к будущим реформам. В этих комитетах я вижу фундамент, на котором должно держаться местное самоуправление до создания новых его органов. Комиссары Времен. Правительства, посылаемые на места, имеют своей задачей не становиться поверх создавшихся органов в качестве высшей инстанции, но лишь служить посредствующим звеном между ними и центральной властью и облегчить процесс их организации и оформления»

Временный Исполнительный Комитет Государственной Думы, узнав о предполагаемом назначении генерала Алексеева главнокомандующим, вынес постановление с протестом против этого назначения ввиду того, что генерал Алексеев является сторонником военной диктатуры.

Михаил Бабкин приводит текст обращения епископа Екатеринбургского и Ирбитского Серафима (Голубятникова) к духовенству и пастве 19 марта:

«Тяжелое и страшное время, дорогие отцы, братия и сестры, мы переживаем: тяжелое и страшное потому, что у порога нашей родины стоит лютый враг — немец с многочисленною армиею, готовый устремиться на нас, разбить наши войска, покорить нас, завладеть нами, подобно тому, как владели нами некогда ханы татарские. Но да не смущается сердце Ваше.

У нас есть многочисленная, могучая, храбрая армия, лишь бы она вовремя снабжалась пищею, одеждою, снарядами и всем необходимым. У нас есть новое благоверное Временное правительство, которое вступило в управление Россией, а Государственная Дума, состоящая из избранников народных, граждан, знакомых с положением дел на своих местах, является порукой и блюстителем порядка и справедливости членов Временного правительства, которое будет править до тех пор, пока соберется Учредительное Собрание из граждан от всего населения России, избранных чрез всеобщую, равную, прямую и тайную подачу голосов и установит ту или иную форму правления на Св. Руси.

Однако, православные, это будет, когда придет время. А теперь один только самый страшный вопрос должен занимать нас, это — борьба с врагом — немцем, который думает победить нас, полагая, что перемена власти внесет разделение в нас, а он-де этим воспользуется.

И так, нам нужно теперь только об одном, об одном этом, а не проводить времени в распрях, праздности, разгуле, нужно сплотиться и дружно помогать нашему Временному правительству в победе над врагом.

Православные! Сам я стал на сторону Временного правительства и готов верою и правдою служить ему и вас всех до единого пастыря и пасомых умоляю сплотиться и вполне довериться ему, исполняя все его распоряжения. Не слушайте разных смутьянов, которые могут появиться среди вас и сбивать вас с толку, подрывая доверие к новому Правительству. Помните слово Божие, по которому существующая власть от Бога устанавливается [Рим. 13, 1].

Отцы духовные, пастыри Церкви! Прошу вас, кроме молитвенного предстательства за всех и каждого пред Богом, станьте ближе к народу, будьте отцами и друзьями его, умиротворяйте его, предотвращая всякие беспорядки и посильно помогая ему разобраться в вопросах свободной жизни в духе мира, любви, взаимопомощи, честности, трезвости и трудолюбия.

Принесем же, православные, присягу на верное и нелицемерное служение и повиновение новому Временному Правительству, поднявшему на себя тяжелое бремя упорядочения страны нашей в тяжелую годину. Будем всеми силами души — умом, словом и делом помогать ему прежде всего в борьбе со врагом — это теперь самое важное и неотложное дело.

Братия и сестры! Заря свободы России зажглась, только бы победить нам страшного врага и супостата, а потом св[ятая] Русь сама себя устроит, как желает. Тогда ярко засияет солнце свободы…»

19 марта Зинаида Гиппиус записывает в своем дневнике:

«Весенний день, не оттепель — а дружное таяние снегов. Часа два сидели на открытом окне и смотрели на тысячные процессии.

Сначала шли «женщины». Несметное количество; шествие невиданное (никогда в истории, думаю). Три, очень красиво, ехали на конях. Вера Фигнер — в открытом автомобиле. Женская цепь вокруг. На углу образовался затор, ибо шли по Потемкинской войска. Женщины кричали войскам — «ура».

Буду очень рада, если «женский» вопрос разрешится просто и радикально, как «еврейский» (и тем падет). Ибо он весьма противен. Женщины, специализировавшиеся на этом вопросе, плохо доказывают свое «человечество». Перовская, та же Вера Фигнер (да и мало ли) занимались не «женскими», а общечеловеческими вопросами, наравне с людьми, и просто были наравне с людьми. Точно можно, у кого-то попросив — получить «равенство»!

Нелепее, чем просить у царя «революцию» и ждать, что он ее даст из рук в руки, готовенькую. Нет, женщинам, чтобы равными быть — нужно равными становиться. Другое дело внешне облегчить процесс становления (если он действительно возможен). Это — могут женщинам дать мужчины, и я конечно, за это дарование. Но процесс будет долог. Долго еще женщины, получив «права», не будут понимать, какие они с ними получили «обязанности». Поразительно, что женщины, в большинстве, понимают «право», но что такое «обязанность»… не понимают.

Когда у нас поднимался вопрос «польский» и т.п. (а вопросы в разрезе национальностей проще и целомудреннее «полового» разреза) — не ясно ли было, что думать следует о «вопросе русском», остальные разрешатся сами — им? «Приложится». Так и «женские права».

Если бы заботу и силы, отданные «женской» свободе, женщины приложили бы к общечеловеческой, — они свою имели бы попутно, и не получили бы от мужчин, а завоевали бы рядом с ними.

Всякое специальное — «женское» движение возбуждает в мужчинах чувства весьма далекие именно от «равенства». Так, один самый обыкновенный человек, мужчина, — стоя сегодня у окна, умилялся: «И ведь хорошенькие какие есть!» Уж, конечно, он за всяческие всем права и свободы. Однако, на «женское шествие» совсем другая реакция.

Вам это приятно, амазонки?

После «баб и дам» — шли опять неисчислимые полки.

Мы с Дмитрием уехали в Союз Писателей, вернулись, — они все идут. <…>

Газета Горького будет называться «Новая Жизнь» (прямо по стопам «великого» Ленина в 1905−6 году). Так как редакция против войны (ага, безумцы! Это теперь-то!), а высказывать это, ввиду общего настроения будто бы невозможно (врут; а не врут — так в «настроение» вцепятся, его будут разъедать!), то газета, будто бы, этого вопроса вовсе не станет касаться (еще милее! О «бо-зарах» начнут писать? Какое вранье!)».

Справка ИА REGNUM :

Вера Фигнер — русская революционерка, входила в исполком «Народной воли», позже — в исполком партии эсеров. Занималась подготовкой покушений на Александра II. Во время событий февральской революции занимала пост председателя Комитета помощи освобождённым каторжанам и ссыльным.

Поликсена Шишкина-Явейн — врач, председательница Всероссийской лиги равноправия женщин с момента ее образования.

Лига равноправия женщин — организация, образованная в 1907 году, занимавшаяся курсами грамотности и сестринскими курсами для женщин, госпиталями и демонстрациями. Штаб Лиги располагался на личной квартире Шишкиной-Явейн, за неимением отдельного помещения. По данным 1912 года организация насчитывала 850 человек.

Ираклий Церетели — выходец из грузинской княжеской фамилии, меньшевик, председатель социал-демократической фракции во второй Госдуме. Осужден на 5 лет каторги после разгона думы в 1907 году, но по состоянию здоровья здоровья срок был заменен на 6 лет тюрьмы в Иркутской губернии с последующей ссылкой в Сибирь. Вернувшись 19 марта в Петроград, вошел в состав Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER