Статья
/ Эдуард Крюков
Двусмысленность, а иногда и откровенная провокационность «возрождения местной традиции» в такой сепаратистской форме порождает вопрос – сознательно ли власть участвует в этом процессе?

Возрождение казачества или новый регионалистский бренд?

Сначала 1990-х годов мы наблюдаем процесс, иногда ведущий к диффузной сепаратистской войне. В ситуации ослабления «вертикали власти», отсутствия объединяющей общенациональной идеи и образа Будущего, приемлемого для большинства населения страны, часть региональной элиты в автономном режиме начинает обустраивать жизнь на «подведомственной ей территории». Для этого под видом «возрождения народных традиций» реанимируются и трансформируются различные исторические сюжеты, подходящие для создания яркого «нового бренда» региона. С этой же целью из одной группы населения России, объединенной в прошлом общим местом расселения и образом жизни, конструируется новая «идентичность» — якобы новый народ, претендующий на «свою территорию и ресурсы». А затем наиболее продвинутые представители этой «новой общности» высказывают претензии на создание самостоятельного государства.

В большинстве случаев региональные власти или сами активно участвуют в этом «возрождении» или, вяло отдавая дань традиции, не мешают реализации подобных инициатив. Двусмысленность, а иногда и откровенная провокационность «возрождения местной традиции» в такой сепаратистской форме порождает вопрос — сознательно ли власть участвует в этом процессе, явно провоцирующем регионализацию, или ее ловко используют?

Мы уже наблюдали этот процесс в попытках части элиты Архангельской области возродить «поморский миф». Отдельные черты этого процесса просматриваются и в таком явлении российской жизни последних 20 лет, как возрождение казачества.

Сразу оговорим, что возрождение народных традиций несет в себе позитивный заряд, если оно работает на усиление государства, и не имеет ничего общего ни с осквернением нашей истории, ни с угрозой территориальной целостности страны. Мы относимся предельно позитивно к любым вариантам возрождения традиций служилого казацкого сословия — всего лишь с одной оговоркой. Нельзя допустить, чтобы благородное дело возрождения казачьих традиций было использовано для того, что именуется «национально-государственным самоопределением казачества», то есть, по сути, сначала обособлением, а потом и отделением казачества от России. Мы знаем, что такая опасная тенденция существует, и категорически отказываемся приравнивать ее к благородному делу возрождения казацких традиций, мы одновременно считаем невозможным замалчивать все то, что эту благородную традицию извращает.

Еще в годы перестройки началось воссоздание казачьих войск (объединенных в июне 1990 года в Союз казаков России) и общественных организаций.

Одним из ярких эпизодов распада СССР стало самопровозглашение в ноябре 1991-го т. н. Союза казачьих республик Юга России (Донская, Терская, Армавирская, Верхне-Кубанская). Это объединение претендовало на статус новой союзной республики в готовящемся и несостоявшемся тогда Союзе Суверенных Государств (ССГ).

В рамках Российской Федерации эта инициатива не получила дальнейшего развития, как и идея провозглашения независимой «Донской казачьей республики», не раз возникавшая в публичном пространстве. Так, в марте 1993 года с таким лозунгом собралась группа казаков перед зданием областной администрации в Ростове-на-Дону.

С 2008 года в Ростовской области действовала незарегистрированная организация «Донская казачья республика» (ДКР). Ее участники разработали проект «Конституции майдана ДКР» и свое т. н. судебное законодательство. В 2009-м лидер организации ДКР атаман А. Юдин на съезде казаков, состоявшемся в станице Старочеркасской, заявил: «В ближайшее время мы определим границы государства, подготовим правовую базу и будем добиваться признания в ООН».

Несомненно, казачество обладает большим государственническим потенциалом, и процессы его возрождения нельзя сводить только к вышеназванным сепаратистским тенденциям. Недаром в последние 20 лет одновременно с образованием различных общественных организаций и обществ казаков на государственном уровне отрабатывался механизм по «привлечению членов казачьих обществ к государственной и иной службе». В результате возникли одиннадцать Войсковых казачьих обществ (реестровое казачество), сотни «нереестровых» общественных казачьих организаций, казачьи кадетские корпуса и классы в средних общеобразовательных учреждениях. По разным оценкам, общая численность казачества колеблется от двух до семи миллионов человек.

Но, как и 20 лет назад, дело не ограничивается «возрождением культурных традиций», военно-патриотическим воспитанием подростков, привлечением казаков к государственной службе (как, например, патрулирование улиц и охрана общественного порядка). Часть региональной элиты по-прежнему пытается использовать возрождение казачества отнюдь не для укрепления государства. На это, в частности, указывают события, происходящие в ходе так называемой либерализации российской политической жизни.

Хотелось бы подчеркнуть все то позитивное, что осуществляется подлинными ревнителями казацкого возрождения. 24 ноября 2012 года в Подмосковье состоялся учредительный съезд Казачьей партии Российской Федерации (КпРФ). Новую политическую структуру, объединившую общественные казачьи организации и вольных казаков, возглавил вице-губернатор Ростовской области С. Бондарев. В работе съезда участвовали и те представители 11 войсковых казачьих обществ, которые предварительно вышли из войска для того, чтобы заниматься политической деятельностью. Несмотря на то, что данное событие происходило при кураторстве со стороны власти (президентский Совет по делам казачества) и в соответствии со «Стратегией развития российского казачества до 2020 года», данный объединительный процесс охватил только часть нынешнего «казачьего сословия». В Минюст было подано ни много ни мало шесть заявок на регистрацию «казачьих партий». Некоторые казачьи объединения вообще отстранились от занятия политикой, как, например, представители Кубанского казачьего войска. Как показали некоторые выступления на учредительном съезде и до него, существующие в казачьей среде противоречия зависят не только от деления этого сообщества на «реестровых» (состоящих на государственной службе) и не реестровых казаков, а также желания заниматься политической деятельностью.

Но все это — неизбежные издержки возрождения казачества и конкуренции за право его возрождать. А также за тип возрождения и так далее. Позитивным, с нашей точки зрения, является то, что С. Бондарев, глава Казачьей партии (КпРФ), выступая на съезде, заявил с предельной определенностью, что программа партии «основана на патриотизме, защите интересов государства и нравственных устоев общества» и нацелена на «создание условий для участия казачества в общественно-политической жизни». По словам Бондарева, «казаки — это сословие и часть гражданского общества». Далее Бондарев заявил со всей определенностью о том, что Казацкая партия РФ не претендует на то, чтобы казаки были признаны «самостоятельным народом».

Вот это и следует называть главным позитивом произошедшего. И не потому, что С. Бондарев — вице-губернатор. А потому, что для судьбы России крайне важно отсутствие тенденции превращения этносов и субэтносов, входящих в русский народ, в отдельные народы. С последующим огосударствлением этих народов, а значит, и развалом России. Причем не только государственным развалом, но и развалом самой коренной русской общности.

Если бы все сибиряки, поморы или казаки хотели всего лишь возрождения своих традиций, то это можно было бы только всячески приветствовать. Но — увы! — это не так. И потому, сказав о позитивах, необходимо говорить и о негативах.

В данном случае (в своей речи) глава КпРФ коснулся одного из ключевых вопросов, по которому у части казачьего сообщества существует иное мнение. В середине ноября представители реестрового войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское» (ВКО ВВД) заявили, что в конце января 2013 года (в день памяти жертв геноцида казачества) они совместно с представителями Кубанского и Терского казачьих войск проведут в Ростове-на-Дону митинг. На нем участники собираются огласить резолюцию, адресованную федеральной и региональной властям, с требованием «признать казаков народом».

Отметим, что атаман войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское», депутат-единоросс Виктор Водолацкий и ранее высказывался по этому вопросу: «Мы считаем крайним недоразумением тот факт, что в списке 182 национальностей, населяющих сегодня Россию, нет казаков. Ведь казаки — это один из восточнославянских народов, имеющий особенный физический и духовный облик… Мы твердо уверены, что казак — это национальность».

В проекте готовящейся для будущего митинга резолюции есть, например, такие требования: «Вернуть в перечень народов и этнических наименований РФ национальность «казак», утраченную в XIX веке при переводе государственным решением казаков из народов в сословие… Прекратить вмешательство чиновников в работу казачьих кругов… Вернуть казачьим станицам и хуторам их исторические названия».

Один из авторов этого документа, атаман Зимовниковского юрта ВКО ВВД П. Сериков так объясняет свою позицию: «По закону о реабилитации репрессированных народов, который выпущен в 1992 году... казаки признаны народом... Приняли концепцию развития казачества до 2020 года, где говорится — «казачество имеет интернациональные корни», в него должны приходить все... Так вот, самое страшное — через 10–20 лет скажут, что нет казачьей культуры, казачьей кухни... А дальше произойдет выхолащивание этноса... Все четко в рамках конституции, законодательства. Мы не требуем создавать республик, менять строй. Мы хотим все сделать легитимно... В ЮНЕСКО казаки давно являются народом. Да и на флаге Ростовской области — тоже. Так и скажите, что казаки являются коренным народом!..»

Стоп! Признание той или иной «социальной общности» «народом» — это компетенция не законодательных актов или отдельных граждан, а добросовестных научных исследований. И существует более десятка гипотез и научных версий относительно возникновения казачества, в том числе не сводящихся к определению его как «отдельного народа».

Но к чему же адресует флаг Ростовской области, на который ссылается атаман П. Сериков, имеющий иную, чем у вице-губернатора региона С. Бондарева, точку зрения на «казачьи корни»? Этот официальный символ региона РФ, утвержденный в октябре 1996 года, имеет в качестве прототипа флаг независимого государства Всевеликое Войско Донское, который был утвержден атаманом П. Красновым в мае 1918 года. Так, в Основных законах Всевеликого Войска Донского говорилось следующее: «Три народности издревле живут на донской земле и составляют коренных граждан Донской области — донские казаки, калмыки и русские крестьяне. Национальными цветами их были: у донских казаков — синий, васильковый, у калмыков — желтый и у русских — алый. Донской флаг состоит из трех продольных полос равной ширины: синей, желтой и алой».

Донская казачья республика Всевеликое Войско Донское (ВВД) просуществовала до начала 1920 года — до прихода на юг России Красной Армии, но память о ней и ее «героях», как минимум, влияет на «самоидентификацию» части местной (а также общефедеральной) элиты. Флаг ВВД (с добавленной белой полосой) стал в середине 90-х символом Ростовской области, а для кого-то и «доказательством» того, что «казаки — отдельный народ».

Памятники атаману Всевеликого Войска Донского П. Краснову, а также другим казакам, воевавшим во время Великой Отечественной войны на стороне Гитлера, установили и в Москве (еще в 1994 году), и в Ростовской области (в августе 2006-го). В 2008 году была предпринята неудачная попытка реабилитировать генерала П. Краснова по запросу от организации «Казачье зарубежье». До настоящего времени часть местной элиты пытается реализовать некоторые идеи П. Краснова, ратовавшего за разрушение СССР и «возрождение казачества»: «…Казаки и казачьи войска как автономные самоуправляемые Атаманами и Кругом области могут быть лишь тогда, когда будет Россия... на месте СССР». СССР разрушили... Теперь некоторые поклонники генерала П. Краснова пытаются реализовать идею «автономии казаков», адресуясь к «опыту» ВВД.

Так с кем себя идентифицирует местная элита, взявшая в качестве прототипа для одного из символов региона флаг Донской казачьей республики ВВД и оберегающая «добрую память» атаманов-коллаборационистов, воевавших на стороне фашистской Германии? К сожалению, подобные вопросы можно задать не только чиновникам и представителям казачества Ростовской области.

И мы их будем задавать! Будем фиксировать и пресекать любые проявления сепаратизма, маскирующегося под маской «возрождения народных традиций»!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER