logo
  1. Мироустроительная война
Аналитика,
Кому в России отводится роль, исполненная в Египте «Братьями-мусульманами»?

Подготовка «русской Тахрир»?

В предыдущей статье был затронут вопрос о том, какими позициями в странах Центральной Азии располагает сегодня халифатистская международная организация «Хизб ут-Тахрир» и какую новую обстановку это создает во всем регионе.

Почему это так важно понимать именно сейчас? Потому что эта запрещенная в России организация в последние месяцы начала открыто и агрессивно заявлять о себе.

Совсем недавно, 26 октября 2012 года, по Казани проехала колонна из 30 машин с развернутыми черными флагами «Хизб ут-Тахрир». Около 20 машин были задержаны, а водителям были заданы вопросы о целях акции. Водители ответили, что акция является простым выражением радости по поводу мусульманского праздника Курбан-байрам. В машинах находились прихожане казанской мечети «Аль-Ихлас», которая известна как ваххабитская.

Это лишь одна из последних акций в цепи выступлений, во время которых публике и СМИ настойчиво предъявлялась символика «Хизб ут-Тахрир». Сами эти акции являлись реакцией на следственные действия властей Татарстана, развернутые после террористической атаки 19 июля 2012 года против Ильдуса Файзова и Валиуллы Якупова — высокопоставленных представителей татарского антиваххабитского духовенства.

29 июля 2012 года в Казани прошел именно такой пикет, организованный Союзом татарской молодежи «Азатлык». Большинство пикетчиков при этом принадлежали к радикальным исламистам. Они выступили на мероприятии с флагами «Хизб ут-Тахрир», а всем приходившим на пикет раздавали маленькие флажки с той же символикой. Этот случай считается первым открытым появлением «Хизб ут-Тахрир» на публичной акции протеста.

Одновременно в конце июля 2012 года в интернете появилось видеобращение так называемых моджахедов Татарстана, которые взяли на себя ответственность за покушение на муфтия Татарстана Ильдуса Файзова и убийство его заместителя Валиуллы Якупова. На видеозаписи вооруженный человек в камуфляжной форме (находящийся в розыске Раис Мингалеев) объявляет, что он «амир моджахедов Татарстана» и что именно он отдал приказ о проведении «операции» против Файзова и Якупова. При этом в видеобращении «амир моджахедов Татарстана» присягает на верность Доку Умарову. А кто такой Доку Умаров? Это «амир» так называемого Кавказского эмирата («Имарата Кавказ»), который сам Умаров провозгласил в октябре 2007 года.

Через несколько дней после июльского пикета, 5 августа 2012 года, в Казани прошла акция протеста против арестов в рамках расследования теракта против Файзова и Якупова. На митинге звучало требование о свержении светского правительства Татарстана, а сам митинг проходил по законам шариата: мужчины и женщины были разделены. Две сотни протестующих держали флаги с исламской символикой, а также плакаты, в том числе с надписью: «Не дадим устроить второй Кавказ».

А кто хочет превратить Татарстан во «второй Кавказ»?

Компетентные эксперты по ситуации в Поволжье указывают, что происходящие там события развиваются именно в русле северокавказского экстремизма. Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Раис Сулейманов считает: «Мы видим, что ваххабиты Татарстана стали копировать своих северокавказских единомышленников: люди сидят в лесу, записывают видеообращения с автоматами в руках под знаменами халифата».

Казанский богослов, муфтий Фарид Салман комментирует убийство Якупова: «Боюсь, что эти события могут иметь продолжение. Что это начало новой фазы, и события будут развиваться по дагестанскому сценарию».

Итак, многое указывает на то, что экстремисты Татарстана вроде бы ориентируются на северокавказский путь. А что такое северокавказский путь экстремизма? Каковы его базовые установки?

Приведем несколько примеров.

Кабардинец Анзор Астемиров, «кадий Имарата Кавказ, амир объединенного вилайята Кабарды, Балкарии и Карачая», руководитель нападения на Нальчик в октябре 2005 года (убитый позже), в ответах на вопросы одного из исламских сайтов развернуто высказывался о своем понимании язычества. Астемиров заявлял: «В нашем обществе главной и доминирующей является такая форма язычества как служение России с ее Конституцией и ее законами. <…> Практикуются такие языческие обряды и ритуалы, как присяга на верность Родине (в армии, милиции, политических партиях и т.п.), клятва уважать Конституцию при получении паспорта, возложение венков к могилам «героев России», которые убивали мусульман в Афганистане и на Кавказе и т.д. Также широко распространены такие языческие традиции, как участие в выборах депутатов парламента. Так что язычество — это не только поклонение камням и деревьям... Поэтому мы считаем своей первоочередной задачей борьбу против этой формы язычества как самой опасной для общества…»

Еще один пример. Идеолог чечено-дагестанских ваххабитов Багауддин Мухаммад в своих проповедях делил отношения мусульман с «неверными» на три типа. Первый тип — «неверные», подчиняющиеся исламскому порядку и платящие налог. Второй — «неверные», находящиеся на своей территории и заключающие договор о ненападении. Третий тип — это «харби» (враг), находящийся у тебя на земле. И это прямо касается нас: «Другое дело, если речь идет о тех русских войсках, находящихся на нашей земле <…> чтобы навязать свои порядки; охраняющих здесь законы московских правителей. Мы этих людей будем изгонять из нашей земли и убивать на месте, и это до тех пор, пока они не уйдут с нашей земли или же, приняв ислам, не перейдут на нашу сторону… Если они примут ислам, то они станут нашими братьями и будут жить среди нас, деля с нами горе и радость, и мы будем их кормить тем же, что и сами едим».

Приведенные высказывания показывают, что перспектива развития поволжской ситуации по северокавказскому сценарию — это непримиримые военные действия, отрицающие Россию как таковую.

Можно возразить: в Поволжье поднимает голову именно «Хизб ут-Тахрир», которая на Северном Кавказе широко не представлена. Но ведь и установки «Хизб ут-Тахрир» очень близки вышеприведенным мнениям: «Если с ведущим войну государством заключается мирное соглашение, оно должно быть временным, на определённый срок, но никак не постоянным. Ибо мирное соглашение на постоянной основе препятствует джихаду».

Это старое. А сегодня на русскоязычном сайте «Хизб ут-Тахрир» можно прочитать статью об «арабских революциях» под выразительным заголовком: «Если это не время для открытого претворения Ислама, то когда оно будет?». В статье есть слова: «Умма стала крайне нуждаться в том, кто направит ее к методу собирания плодов революции».

Но помимо северокавказских черт в деятельности покровителей исламских радикалов в Татарстане давно просматривается и совсем иной метод. Тот же самый, который был в 2011 году использован в Египте в период выступлений на площади Тахрир и свержения Мубарака. Что это за метод?

Один из подозреваемых по делу о теракте против Файзова и Якупова Марат Кудакаев долгое время возглавлял отдел Духовного управления мусульман (ДУМ) Татарстана по работе с заключенными. Так вот, Кудакаева считают идеологом тюремного джихада, так как, по его мнению, именно заключенные должны стать авангардом джихада в Поволжье. В течение восьми лет Марат Кудакаев объезжал тюрьмы Татарстана, беседовал с людьми и проповедовал в тюремных мечетях.

Идея это многообещающая. И как сейчас уже хорошо известно, успешно опробованная в Египте в 2011 году, в самом начале выступлений на площади Тахрир. Там крупные погромы производились тысячами заключенных, которых так называемая революционная молодежь освобождала из тюрем.

Таким образом, татарстанские экстремисты заимствуют не только опыт северокавказских бандформирований, но и опыт «арабских революций». А такой опыт диктует союзнические отношения фундаменталистов с либералами-западниками на начальном этапе раскрутки уличного протеста. И это очень ясно прослеживается в египетских событиях.

В Татарстане российская «оранжевая оппозиция», религиозные экстремисты и националисты также начали процесс построения отношений.

В начале августа 2012 года лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов побывал в Казани, где встретился с представителями исламских радикалов и националистов из Союза татарской молодежи «Азатлык». При этом Удальцов выступил на несанкционированном митинге в столице Татарстана, где призвал «татарскую оппозицию» принять участие в протестных акциях белоленточников в Москве. А лидер «Азатлык» Наиль Набиуллин в ответ предложил московской оппозиции поддерживать протестные выступления в Татарстане. Набиуллин при этом подчеркнул дополнительно, что белоленточное движение действует «на благо татарского народа».

Позднее, на пресс-конференции в гостинице Удальцову был задан вопрос: «Как же так? Вы левый, а они (т.е. «Хизб ут-Тахрир») призывают к созданию исламского халифата?» Тогда Удальцов и произнес ставшие затем известными слова: «Необходимо консолидировать все оппозиционные силы, которые способствуют ослаблению правящего режима». А также высказался об отсутствии у него каких-либо предубеждений на этот счет.

Реагируя на фильм «Анатомия протеста-2», Удальцов настаивал, что не знал, с кем встречался в эпизоде, видео которого стало основой фильма. А значит, следует сделать вывод, что и весь разговор несерьезен, это лишь слова.

Однако по поводу его поездки в Казань никак нельзя сказать, что Удальцов не знал, с кем он там встречался. Ведь это были публичные мероприятия с участием прессы. А слова Удальцова о необходимой консолидации «всех оппозиционных сил» были ли только словами?

20 октября в Челябинске во время обыска в офисе внесистемной оппозиции были обнаружены и изъяты информационные материалы «Хизб ут-Тахрир». Пикантность момента заключалась в том, что как раз во время обыска в офисе проходило голосование за лидеров оппозиции.

Что же касается организации «Азатлык», которая принимала Удальцова в Казани, то она известна не только выходом на массовую демонстрацию в поддержку проваххабитского имама соборной мечети в Казани. Но и осуждением — совместно с башкирскими националистами — «геноцида Москвы» в отношении нерусских народов России.

Вот объявление «Азатлык», размещенное на сайте этой организации:

«3 июля 2012 года

Внимание! Татары, тюрки России, представители нерусских народов!

Союз татарской молодежи «Азатлык» начинает две беспрецедентные <…> акции по сбору ФАКТОВ ГЕНОЦИДА, ЭТНОЦИДА ТАТАРСКОГО НАРОДА !.. (Здесь и далее выделено сайтом — М.П.) Кроме того, также будем производить параллельный сбор ФАКТОВ ГЕНОЦИДА, ЭТНОЦИДА ВСЕХ ТЮРКСКИХ И ДРУГИХ НЕРУССКИХ НАРОДОВ РОССИИ, а также сбор фактов дискриминации тюркских и других нерусских народов по национальному и религиозному признаку! Присылайте нам все факты по теме!

Собранный материал ляжет в основу книги, а также судебного иска против России в международный трибунал в Гааге. Мы должны знать всю правду! Мир должен знать всю правду! Правду о закрытиях национальных школ, отсутствии национальных детских садов, университетов, ТВ и т.д. Про то, что нации вымирают в России! Про то, как нации хотят жить, но им не дают возможности это делать!..»

Что это, если не ярко выраженное разжигание межнациональной розни? Вот этих-то людей лидер «Левого фронта» и призывал к консолидации.

Кому в России отводится роль, исполненная в Египте «Братьями-мусульманами»? Кто должен возглавить «русский Тахрир»?

Опыт «арабской весны» показал, что для запуска процесса, подобного Тахрир, необходимо участие либералов-западников — как связных Запада и организаторов первых массовых протестов. Далее, для радикализации протеста требуется участие религиозных фундаменталистов. И «Хизб ут-Тахрир», которая уже начала пробы уличных выступлений, на эту роль может подойти. Тем более что располагает в Центральной Азии значительным резервом. Дополняется эта картина в Поволжье националистами-тюркистами из «Азатлык».

За спиной этих групп уже маячат уголовники (необходимые для перевода выступлений в погромы). И «лесные братья», чтобы сделать вооруженный конфликт затяжным.

Акции протеста — и теракты... Если одно будет надлежащим образом увязано с другим, то врагу удастся запустить мироустроительную войну на нашей территории. Если только мы ему в этом не помешаем.