«Москва пока еще не ответила странам НАТО на попытки разорить Россию и содействие в гибели российских солдат»

В США ждут ядерного удара России. Или приближают его?

Цитата из к/ф «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу». Реж. Стэнли Кубрик. 1964. США, Великобритания
Цитата из к/ф «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу». Реж. Стэнли Кубрик. 1964. США, Великобритания
Цитата из к/ф «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу». Реж. Стэнли Кубрик. 1964. США, Великобритания

Доклад аналитического центра RAND

28 июля крупнейший американский военно-аналитический центр RAND Corp опубликовал доклад, название которого можно перевести как «Перспективы обострения противостояния России и НАТО на Украине». В преамбуле к докладу RAND сообщает, что необычайная срочность не позволила авторам документа провести специальные исследования, а потому им пришлось довольствоваться анализом уже имеющейся информации.

В докладе рассмотрены четыре варианта развития событий на Украине, в ходе которых страны НАТО могут быть втянуты в прямое военное противостояние с Россией и получат от нее ядерный удар.

Открытая публикация данного доклада может говорить о стремлении RAND оконтурить военно-политическую практику стран НАТО, провоцирующую руководство РФ на применение ядерного оружия, перевести эту проблематику в плоскость общественного обсуждения, довести ее актуальность до максимального числа людей в государственном аппарате США, влияющих на принятие стратегических решений.

Стоит отметить минимальную пропагандистскую заданность этого доклада.

С началом СВО в конце февраля и на протяжении последующих 3–4 месяцев западные аналитические центры резко снизили содержательность своих материалов, открыто публикуемых ими на украинскую тему, и даже сменили стиль изложения. Количество собственно аналитики в них было сведено к нулю и замещено набором одинаковых пропагандистских штампов и эмоционально окрашенных оценочных суждений.

На фоне множества таких материалов данный доклад выделяется попыткой со стороны Запада провести хоть какой-то анализ ситуации, в которой оказались Россия, Украина и страны НАТО, назвать полновесные последствия развития этой ситуации и обозначить шаги по дальнейшему удушению России.

Обсуждаемый доклад представляет ценность тем, что в существенной степени отражает образ мысли политической, военной и спецслужбистской элиты стран НАТО, и потому мы приводим его с минимальными сокращениями.

====================================================

Перспективы обострения противостояния России и НАТО на Украине

Потенциал дальнейшей эскалации на Украине вызывает у нас серьезные опасения. Хотя большую часть своей активности Россия, несомненно, направит против украинских сил, также будет иметь место горизонтальная эскалация конфликта — то есть его расширение с включением других действующих лиц, прежде всего США и их союзников по НАТО. Горизонтальная эскалация становится всё более вероятной, хотя и не является неизбежной.

Именно перспектива горизонтальной эскалации ставит, пожалуй, самую острую дилемму перед американскими политиками, которые пытаются помочь Украине, одновременно стараясь не спровоцировать войну двух великих держав.

В этом обзоре описаны четыре вероятных сценария горизонтальной эскалации. Чтобы своевременно выявить эти сценарии, мы не проводили новых исследований, используя вместо этого наработки RAND Corp в области российской внешней политики, знание военного потенциала России и Украины, вооруженных сил США и НАТО, а также понимание динамики сдерживания и эскалации.

В этом обзоре обобщаются наиболее вероятные сценарии, которые могут привести Россию к решению нанести удар по государствам ― членам НАТО, описываются обстоятельства, при которых Москва может принять такое решение, и излагаются действия США и союзников, способные повлиять на вероятность каждого сценария.

Наше внимание сосредоточено на условиях, при которых в России может быть принято решение нанести удар по войскам стран НАТО или их территориям. Мы постараемся дать правительствам этих стран возможность подготовиться к подобному развитию событий и по возможности уменьшить вероятность наступления самых драматических вариантов.

Сценарий № 0 пронумерован так, поскольку он, по-видимому, уже разворачивается; остальные сценарии пронумерованы в случайном порядке.

Сценарий № 0. Спиральная эскалация, которая, быть может, уже началась

С быстротой и жесткостью, которые удивили большинство наблюдателей, включая и российское руководство, Соединенные Штаты и их союзники уже создали для России колоссальные издержки, как в виде всеобъемлющих экономических санкций и связанных с ними ограничений, так и в виде больших объемов военных поставок, которые были направлены и продолжают направляться на Украину.

На момент написания этого документа Москва еще не ответила на них [странам НАТО] в какой-либо существенной форме, даже несмотря на то, что эти действия разорили Россию и привели к гибели множества российских солдат.

Есть несколько возможных объяснений такого бездействия.

Кампания на Украине может полностью поглощать организационные возможности высшего российского руководства, не оставляя ему ресурсов для планирования и организации такого ответа. С другой стороны, российское руководство может и не желать начала дополнительного вооруженного конфликта, пока не достигнуты цели в уже идущем конфликте.

Тем не менее рано или поздно Россия ответит. Хотя прямое военное нападение на страны НАТО маловероятно, Москва может предпринять ряд крайне разрушительных действий, таких как кибератаки на критическую инфраструктуру, устранение военных или политических деятелей, а также саботаж или спецоперации, направленные против субъектов, которые поддерживают Украину.

Возможно, Кремль полагает, что такие действия способны подавить желание США и ЕС чинить России неприятности, или даже отомстить Западу ради спасения национальной чести.

Такая спираль эскалации по принципу «око за око» может привести к тому, что обе стороны будут предпринимать всё более агрессивные действия, которые в конце концов приведут к кинетическому столкновению.

Сценарий 1: Превентивный удар против предполагаемого вторжения НАТО на Украину

Наиболее серьезным стимулом, способным подтолкнуть Россию к нанесению упреждающего удара по силам НАТО, может стать осознание Москвой неизбежности широкомасштабной атаки сил НАТО на российские соединения, развернутые на Украине. Такому решению может предшествовать вовлечение государств — членов НАТО в украинский конфликт или наращивание наших сил на восточном фланге. В таких обстоятельствах Москва может решить, что у нее не осталось иного выбора, кроме упреждающего удара по ключевым элементам натовских сил.

Однако, поскольку запас российских ракет дальнего радиуса действия значительно истощен военными действиями на Украине, у Москвы остается меньше возможностей для нанесения конвенциональных ударов по ключевым целям НАТО в Европе.

Если в какой-то момент Россия поймет, что вмешательство НАТО уже неизбежно, Кремль может либо тотчас же применить тактическое ядерное оружие (ТЯО), либо применить его намного раньше, чем это было бы сделано в том случае, когда потенциал конвенциональных средств еще не был истощен военными действиями на Украине. Несмотря на то, что решение использовать такое оружие будет иметь мгновенные последствия, российская военная доктрина давно готова к применению ТЯО в качестве средства ведения войны, а соответствующие учения и маневры проведены в полном объеме.

Мы определяем несколько возможных обстоятельств, способных подвести Россию к мнению о неизбежности или неминуемости вступления НАТО в войну.

Во-первых, общественное возмущение российскими военными преступлениями может создать впечатление политического стремления к вмешательству.

В условиях, когда уже достигнут максимальный уровень экономической и дипломатической изоляции России, велика вероятность услышать из ключевых натовских столиц призывы начать прямые военные действия против России.

Хоть наши союзники и видят риск таких шагов, широкомасштабное общественное возмущение, особенно поддержанное действующими или бывшими государственными должностными лицами, может нести риск эскалации. А Россия может задаться вопросом, готовы ли союзные правительства бесконечно выдерживать это давление?

В таких обстоятельствах Россия может решить, что прямое вмешательство НАТО становится высоко вероятным или даже неизбежным, независимо от того, что говорится в официальных правительственных заявлениях.

Российские военные стратеги глубоко изучили возможности нанесения силами НАТО первого удара.

Наибольшую озабоченность у них вызывает сценарий широкомасштабной аэрокосмической атаки на ключевые военные объекты. Если Россия зафиксирует повышение боеготовности или развертывание в боевые порядки натовских средств дальнего поражения, сопряженное с нарастанием политического давления, она может решиться на упреждающий удар по ключевым силам и средствам НАТО.

Такие действия России могут начаться с кибератак, направленных на военные сети связи, или с недеструктивных способов нейтрализации спутников слежения (таких как ослепление или временное выведение из строя), чтобы ограничить дальнейшие действия государств — членов НАТО.

Сценарий 2: Пресечение военной помощи Украине со стороны союзников НАТО

Если Москва придет к выводу, что достижение ею своих военных целей на Украине проблематизируется военной поддержкой Украины со стороны США и других членов НАТО, она может предпринять шаги для того, чтобы прервать поток такой помощи. Существуют исторические примеры, когда государства расширяли географию конфликта для того, чтобы ударить по линиям снабжения противника.

Россия пока не решается атаковать маршруты снабжения, проходящие по территории стран — членов НАТО. Однако всё может измениться, если союзники по НАТО начнут поставлять Украине более мощные военные средства, а тем более, если Россия столкнется с крупными неудачами на поле боя.

Россия может посчитать, что новые или дополнительные средства ПВО среднего и большого радиуса действия, а также высокоточные ударные комплексы большой дальности могут повлиять на развитие конфликта, и попытается перехватить поставки таких средств.

Также Россия может атаковать и уже существующие каналы военных поставок на Украину, если не сможет достичь своих военных целей в задуманные сроки. Москва с большей вероятностью пресечет военные поставки в том случае, если за удачным контрнаступлением Украины или ее эффективными диверсионными действиями будет явно просматриваться поддержка НАТО.

Если Москва воспримет прерывание внешней помощи Украине как критическую задачу, и если на украинской территории решить ее не получится, Кремль может ударить по соответствующим складам и аэродромам, расположенным на территории стран НАТО. Задачей такого удара может быть желание разорвать цепочки поставок ближе к их источнику, либо цель может быть в том, чтобы побудить НАТО сократить или вообще прекратить военную помощь Украине.

Для пресечения поставок по территории стран НАТО не обязательно будут применены ракетные удары. Возможны кибернетические атаки, спецоперации и другие виды активности в «серой зоне», призванные физически прервать потоки поставок, одновременно снижая риск эскалации.

Есть данные, что Россия предприняла подобную попытку относительно недавно: публикации в прессе указывают на то, что русские агенты тайно разрушили склад вооружений в Чехии в 2014 году предположительно для того, чтобы не допустить попадания оружия, которое там находилось, на Украину.

Атака на инфраструктуру стран НАТО вызовет консультации по 5-й статье устава, и как минимум приведет к дополнительной мобилизации и развертыванию сил НАТО. Использование Россией ударных вооружений и вызванные этим жертвы могут создать интенсивное политическое давление в пользу ответных ударов по целям в России, особенно по тем базам, с которых русские начали атаку.

Рассматривая свой следующий шаг в описанной ситуации, лица, ответственные за приятие политических решений в США, должны будут взвесить требования 5-й статьи устава НАТО, военную ценность продолжения поставок украинским вооруженным силам и риск эскалации в случае прямого ответного удара по России.

Ответные удары НАТО могут быть восприняты как публичное унижение Кремля и спровоцировать тем самым дальнейшую эскалацию.

Кроме того, в ходе ответных ударов могут быть уничтожены средства, которые Россия считает ключевыми для своей защиты от дальнейших атак НАТО. Эти потери могут вызвать потребность уравнять баланс, что приведет к новым атакам со стороны России по военным активам НАТО.

Сценарий 3. Внутренняя нестабильность в России в качестве катализатора военной агрессии

Резкий рост внутренней экономической и политической нестабильности в России также может привести к тому, что Кремль решит напасть на страны НАТО.

Важно отметить, что российские лидеры считают антиправительственные протесты ключевым элементом поддержанной Западом кампании по свержению режима. По мнению российских стратегов, частью такой кампании могут считаться следующие компоненты: создание нестабильности на периферии России, наращивание сил США у российских границ, а также экономическая война.

Согласно их убеждениям, разворачивание такой кампании непременно завершится прямым военным ударом по их стране. Поэтому, если в нынешних условиях начнутся масштабные протесты, Москва, скорее всего, посчитает их следствием скоординированной западной кампании по свержению российской власти.

На этом фоне открытые заявления официальных лиц в США или других странах НАТО о возможном «физическом устранении» президента Путина, как выразился один министр иностранных дел НАТО («Звонки министра иностранных дел Люксембурга…» 2022 г.), или подчеркивание вероятности того, что внутренние беспорядки приведут к свержению нынешнего режима, может утвердить российское руководство во мнении, что народное недовольство вызвано разведывательными структурами США или их союзников и, следовательно, представляет собой непрямое нападение на страну. Кремль, вероятно, не отделяет безопасность своего режима от безопасности страны.

Чтобы подтолкнуть Кремль к ответным действиям в рамках горизонтальной эскалации, нестабильность должна значительно вырасти как по охвату территорий, так и по жесткости содержания, по сравнению с небольшими антивоенными протестами, которые имели место в первые недели войны и прошли только в главных городах страны.

Широкие народные волнения в России скорее может вызвать не война, а резкий экономический спад, вызванный войной, когда начнут ощущаться экономические проблемы, проявление которых ожидается в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Поскольку российское правительство, вероятно, рассматривает протесты такого масштаба как элементы гибридной войны, оно может решиться нанести удар по странам НАТО, чтобы прекратить зарубежную поддержку внутренней угрозы.

В этом случае российский ответ, вероятнее всего, начнется не с кинетических атак, а с попытки минимальными усилиями предотвратить агрессию НАТО, и будет включать в себя кибератаки по критической инфраструктуре (сети электроснабжения, электростанции или ключевые информационные или телекоммуникационные системы, включая спутниковые).

Если эти атаки существенно подорвут экономику и политическую стабильность США или их союзников, Соединенные Штаты или другие союзники могут счесть необходимым нанести ответный удар по аналогичным системам в России. Это в свою очередь может привести российское руководство к выводу, что непрямые возможности для сдерживания НАТО исчерпаны, и, следовательно, подтолкнет его к проведению кинетических атак.

Выводы

Опасения, что на Украине произойдет столкновение России и НАТО, не являются безосновательными. С точки зрения российского руководства, театр военных действий сам по себе имеет решающее значение, а Украина долгое время считалась главной проблемой национальной безопасности России. Сценарии горизонтальной эскалации (нападение России на НАТО) мы считаем вероятными путями развития конфликта, особенно в связи с тем, что война (на момент написания данной статьи) затягивается без решающей победы России.

Четыре сценария представляют различные варианты рисков.

В настоящий момент мы видим слабые свидетельства того, что основа для сценария № 1 ― убежденность Москвы, что вторжение НАТО неизбежно ― имеет место, и если у России появится повод, возможна немедленная эскалация вплоть до физической атаки.

Напротив, эскалация по другим сценариям, скорее, начнется с некинетических действий и эволюционирует по спирали до кинетических столкновений.

Первая ключевая предпосылка к сценарию № 2 очевидно присутствует, учитывая объем текущей военной помощи НАТО на Украине. Однако второе условие, при котором у Москвы появился бы сильный стимул атаковать пути снабжения на территории НАТО, пока не материализовалось.

Сценарий № 3 полностью зависит от развития событий — массовых беспорядков в России, — которых не произошло на момент написания этой статьи.

Спираль, описанная в сценарии № 0, вероятно, уже развивается, и поэтому должна немедленно привлечь внимание политиков; тем не менее должна быть возможность остановить дальнейшую эскалацию, если будут предприняты определенные усилия. Некоторые возможные варианты таких усилий мы приводим ниже.

Таким образом, хотя риски эскалации событий на Украине реальны и значительны, война между Россией и НАТО далеко не неизбежный исход этого конфликта. Политики США и их союзников должны озаботиться конкретными сценариями, их потенциальными спусковыми механизмами и вероятностью описанных последствий.

Наша оценка этих сценариев выдвигает в адрес американских политиков несколько ключевых соображений:

  • Продолжать посылать сигналы русским, что США и их союзники по НАТО не планируют напрямую вмешиваться в конфликт. Учитывая продолжающиеся усилия США и их союзников по оказанию помощи Украине и накоплению издержек России, такие сигналы будут важны. Об этой намеренной сдержанности необходимо сообщать как прямо по дипломатическим каналам, так и посредством публичных заявлений.
  • Увеличение военного присутствия на востоке и наращивание оборонного потенциала НАТО должно проводиться без создания очевидной возможности нанесения упреждающего удара по России. Соединенным Штатам, в частности, следует тщательно обдумать перспективы передового развертывания дальнобойных систем воздушного и морского базирования, которые могли бы позволить нанести обезглавливающий удар по российскому руководству.
  • НАТО должно видеть цельную картину всех своих активностей и перемещений войск на восток, чтобы не создавать у России впечатления о подготовке к наступательным действиям. Постепенное ускорение развертывания может стать эффективным средством снижения этого риска.

Стоит заметить, что в открытой западной прессе идет активное обсуждение актуальных предпосылок к применению Россией ядерного оружия. Так, еще до начала СВО в отрытой печати обсуждались различные представления западных аналитических центров о механизмах принятия пороговых решений высшим руководством РФ о применении ядерного оружия. За этими дискуссиями в СМИ стоит массив закрытых исследований, цель которых ― определить возможности максимально повысить военное и иное давление на РФ, не спровоцировав при этом российского ядерного удара.

При этом в первые месяцы СВО западные СМИ старались занизить значимость заявлений высшего российского руководства о готовности применить ядерное оружие и затушевать явные шаги по развертыванию и повышению степени боеготовности стратегических ядерных сил РФ. Тон материалов на эту тему в англоязычной печати был иронический, выражались сомнения в серьезности озвученных для западных стран угроз, фактическая вероятность ядерного ответа РФ и его последствия не обсуждались.

Напомним также, что на Западе утвердилось мнение, будто бы Россия может «безнаказанно» (без ядерного ответа) допустить массированный удар по своей территории конвенционными видами вооружений. Обсуждается даже взаимный обмен неядерными ударами, но с использованием всего доступного арсенала средств доставки, в том числе и межконтинентальных баллистических ракет, снаряженных неядерными боевыми блоками. Такие фантазии существуют на Западе наряду с уверенностью в том, что Россию можно втянуть в региональный конфликт с локальным применением тактического ядерного оружия, но без скатывания в обмен глобальными ядерными ударами.

Параллельно с обсуждением этих тем проходят совместные учения по задействованию ВВС европейских стран НАТО в применении американского ядерного оружия против России. А в англоязычной прессе идет дискуссия о целесообразности передачи американским союзникам (не только из НАТО) ядерного оружия в целях самозащиты.

================================================

Перевел и подготовил публикацию
Евгений Горжалцан

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER