logo
Статья
/ Роберто Квалья
Бесконечное количество стандартов, то есть фактически отсутствие стандартов, систематическое разрушение любых правил — вот что по-настоящему ужасно. Систематическое разрушение любых правил в цивилизации имеет название, это называется варварством

Мы живем в совершенно безумной системе

Роберто Квалья (в центре)Роберто Квалья (в центре)
Василий Хромов © ИА Красная Весна

Прежде всего, я хотел бы поблагодарить Сергея Кургиняна и Татьяну Жданок за то, что они пригласили меня на данное мероприятие, и я надеюсь оказаться на подобных мероприятиях и в будущем.

Я писатель-фантаст, а сегодня политика — это в действительности научная фантастика. Это одна из причин, почему я начал, находясь в сфере политики, заниматься журналистикой. Фактически я начал писать эссе о реальности, а не фантастику.

Будучи писателем-фантастом, я в чем-то и философ. Зачастую фантасты — это современные философы, которые рассматривают возможности развития ситуации в будущем и исходят, несомненно, из своего понимания настоящего. Я пришел к выводу, что немногие люди понимают ту реальность, в которой мы живем сегодня, и уровень безумия этой реальности. Если мы экстраполируем эту позицию на будущее и начинаем с неправильного понимания настоящего, то любого рода прогнозы бессмысленны. Если я пишу свои фантастические романы, исходя из неправильного понимания настоящего, то у меня не будет читателей. Я не хочу писать, исходя из неправильного понимания настоящего.

Это некая интеллектуальная проблема. Мы услышали очень интересные дискуссии, мне очень понравилось, как выступали Димитриос Константакопулос и Джульетто Кьеза. Они говорили о проблемах интеллектуалов и интеллигенции, которые исчезают и которые больше не способны воспринять, осознать реальность, смысл реальности.

Будучи писателем-фантастом, я оказываюсь лицом к лицу с этой сложной проблемой, как и мои коллеги. Я дружил с Робертом Шекли, был с ним в России несколько раз, я также дружу с Сергеем Лукьяненко, я знаком со всеми известными писателями-фантастами, но при этом я знаю и новых молодых писателей. Меня очень беспокоит, что я, разговаривая со многими из них, замечаю, что все они живут в какой-то параллельной реальности. Это какая-то иллюзорная реальность, порожденная западным мейнстримом. На сегодняшний день действительно сотворена новая параллельная мифологическая реальность, которая никак не связана с тем, что происходит на самом деле.

Я видел очень интересную цитату, которая появилась сразу после теракта 11 сентября 2001 года. Эту цитату приписывают Карлу Роуву, который был тогда одним из советников Джоржа Буша и выступал перед журналистами. Отвечая на вопрос одного из журналистов, он сказал: «Послушайте, вы все неправильно поняли. Вы по-прежнему относитесь к тем людям, которые опираются только на реальность. Но вам пора понять, что теперь мы — империя. И когда мы действуем, мы создаем свою собственную реальность. А затем в той реальности, которую мы сами создаем, мы действуем снова. И всё, что мы должны делать, — это сказать, что мы делаем. Потому что нет никакой реальности. Мы создаем ту реальность, в которой мы хотим существовать».

Это очень интересное заявление. Потому что, особенно после теракта 11 сентября, мы видим то, что я называю «онтологическая схизма», — это как бы два различных способа у общественности интерпретировать реальность, воспринимать ее. Особенно четко это разделение заметно на Западе.

Есть люди, которые продолжают верить тому нарративу, который создается мейнстримом. И есть те люди, которые больше не верят этому восприятию реальности. И возникает глубокий политический кризис из-за того, что люди больше не верят тем политикам, которые, по сути дела, являются воплощением этого «нарратива от мейнстрима».

Мы видим, как мала доля людей, которые по-прежнему верят в те партии, за которые они голосуют. Бывает, что люди голосуют за те партии, в которые они уже давно перестали верить. Весь этот нарратив, основанный на мифах и на какой-то воображаемой реальности, слаб, поскольку он ложный, и многие люди начинают переходить на другую сторону. Не могу сказать, что они переходят на темную сторону, это уже фантастическое представление из «Звездных войн». Я бы сказал скорее, что люди переходят с темной стороны на светлую, потому что они начинают осознавать, что реальность совсем другая.

И, безусловно, это открывает большое поле действий для политиков, потому что появляется возможность создать новую политическую силу, которая не левая и не правая, поскольку эти концепции сейчас являются второстепенными по отношению к основной проблеме. А основная проблема заключается в том, что политическая сила должна работать с реальностью и основываться на реальности, а не на какой-то мифологии, не на мифах мейнстрима. И если мы можем, например, создать какую-то политическую партию, основанную на реальности и здравом смысле, тогда демократия или то, что осталось от демократии, сможет себя снова выразить, найти достойного представителя, потому что на данный момент нет надлежащего воплощения демократии.

Демократия, по крайней мере на Западе — в Западной Европе и Северной Америке, — это уже даже не театр, это некая видимость или даже богослужение, литургия. У нас больше нет самих демократических процессов, есть лишь разговоры о демократии. Это какая-то демократическая мантра, которую нам повторяют снова и снова. И чем меньше реальной демократии, тем больше и чаще мы употребляем слово «демократия», используя его как волшебное, чтобы навязывать свою волю.

Это всё также имеет отношение к очень вдохновенной речи Юрия Бялого. Он начал со слов: «Вы можете посчитать меня конспирологом...» Интересное слово «конспиролог». Вот меня тоже обвиняют в проповедовании конспирологических теорий, и Джульетто Кьезу тоже, — мы с ним оба удостоены этого звания.

Но на самом деле конспирологические теории не значат вообще ничего, потому что теория заговора — это что-то очень простое: заговор придумывают группы людей, как правило, против власти. Не бывает так, чтобы кто-то из представителей власти замышлял заговор против народа. В таком случае это политическая операция, черная операция, военная операция, но это не заговор.

Концепция теории заговора — это сейчас на Западе главный аргумент против тех, кто разрушает мифы, против тех, кто провозглашает новый, лучший нарратив. Сейчас говорят «конспиролог», а в прошлом говорили «еретик». И это значило только, что «вы не верите в нас». Но «еретик» было очень плохое слово, в прежние времена людей за это сжигали. А теперь сжигают, к счастью, только символически. Но когда вам говорят: «Вы — конспиролог» или «Вы — приверженец теории заговора» — это как волшебный выключатель, который срабатывает у людей в головах, и люди перестают думать. Они слышат волшебное слово — «сторонник теории заговора» — и автоматически отвергают всё, что этот человек может сказать.

Эти западные «хозяева наших умов», вероятно, очень умные социальные инженеры, они создают и используют инструменты манипулирования сознанием очень хладнокровно и научно. И вот они придумали эти слова. А теперь используют их, чтобы мешать большинству людей размышлять, чтобы заставить их не осознать то, что им будет неприятно осознать.

Это также приводит нас к пониманию того, что на самом деле значит гегемония США сегодня. Это очень хорошо объяснил Юрий Бялый. Это война восприятий, я не хочу повторять именно его слова, я использую другие слова, но саму концепцию хочу отметить и развить дальше. Потому что ВВП США после Второй мировой войны — это практически половина всей мировой экономики. В тот период США были очень производительной и полезной страной в экономике всего мира, а сегодня реальная экономика сокращается, сейчас это меньше 20 % мирового ВВП, и она продолжает уменьшаться каждый год. Бóльшая часть нынешнего ВВП — это финансовые услуги, это не реальное производство. Это просто волшебные деньги, волшебные цифры, которые есть только в компьютерах, и которые создают еще другое «чудо»: чудо «мира в долгах».

Роберто Квалья общается с участниками заседания клуба «София» во время перерываРоберто Квалья общается с участниками заседания клуба «София» во время перерыва
Григорий Фадеев © ИА Красная Весна

Сейчас на Земле живут 7 миллиардов человек, которые создают все ценности мира, каждый человек в мире так или иначе работает или работал, и вот эта «ценность» мира создается их работой. Но каждая страна мира без исключения имеет большой долг. Если у каждой страны в мире есть большой долг, это означает, что каждый человек в мире тоже кому-то что-то должен. И возникает вот это странное обстоятельство — все люди, которые работают и создают всю стоимость мирового продукта, всю ценность, вместо этой ценности имеют огромный долг. Это означает, что мы живем в совершенно бе­зумной системе.

Возвращаясь к войне восприятий... С одной стороны, США на самом деле теряют свою гегемонию и контроль над миром и с экономической точки зрения, и с военной точки зрения. В частности, с экономической точки зрения, они сейчас находятся в глубоком кризисе — потому что до недавнего времени практически вся мировая нефть, включая российскую нефть, продавалась за доллары. Что это означает?

Что нефть продается за доллары, а значит, ее нужно покупать за доллары. Если нефть нужно покупать за доллары, нужно что-то отдавать для получения этих долларов. В результате когда вы продаете свою нефть, у вас есть партнер с 50-процентной долей, который сам и печатает эти самые доллары. Иногда даже не печатает, а просто волшебным образом создает их на компьютере, а вы продаете нефть и половину этих денег отдаете тем же людям, которые их сделали на компьютере, там даже купюр нет...

Это искуснейшая схема управления. В очередной раз — это управление информацией. Вы контролируете информацию о ценности того, что является предметом обмена. На самом деле это и была, вместе с гегемонией на информацию, настоящая гегемония США столь долгое время. Сейчас она потихоньку рушится, потому что многие страны, в том числе большие страны, начинают торговать, в том числе и нефтью, в других валютах. И я могу себе представить, что это может стать серьезной проблемой для США, потому что их гегемония во многом (как минимум наполовину) основана на этом контроле за глобальной стоимостью или ценностью при обмене базовыми товарами.

Второе обстоятельство — их гегемония в информации, которую я могу наблюдать в Италии. 20–30 лет назад экономический вес США в мире был гораздо больше. А теперь он не такой большой. Однако восприятие обратное: как будто вес США еще больше. Так что это опять же война восприятий.

Война восприятий осуществляется очень научно, посредством Голливуда и контроля над крупными средствами массовой информации по всему миру. Об этом говорят как об общем месте. Но на деле это лишь верхушка айсберга, и никто этого даже не скрывает. Существует много документов, документальных фильмов, например, сделанный «Арте» (ведущей французско-немецкой телевизионной сетью) документальный фильм «Операция Голливуд». В нем проинтервьюировали сценаристов из Пентагона, то есть людей, которые корректируют голливудские сценарии, чтобы заложить в них свой посыл.

Большая часть этих корректировок — это небольшие манипуляции. Вы не меняете весь фильм, просто тут и там вставляете несколько маленьких идей, и, в конечном счете, в созданных миллионах часов аудиовизуальной информации, которую вы показываете по всему миру, вы производите определенный эффект. Вы действительно формируете убеждения, создаете мифы и фактически внушаете людям некоторые ощущения. Я недавно написал на эту тему книгу «Голливудский фундаментализм». Создается невидимая идеология, в которой мы все живем, понимая или нет, мы все в ней живем. Я надеюсь, что когда-нибудь эта книга будет переведена и на русский язык. В ней я анализирую все трюки, которые используются для манипулирования нашим сознанием и для того, чтобы создавать такой нарратив.

Приведу один маленький пример. Был такой известный фильм «Операция «Арго» — про освобождение американских агентов в Иране после того, как они были захвачены в ходе иранской революции. Это очень хорошо снятый фильм с Брэдом Питтом. Первые 30 секунд фильма закадровый голос описывает вам пространство некой реальности. Такая очень интересная идея. И этот голос не лжет. Он сообщает, что был некий репрессивный режим, который был коррумпирован... Вся правда изложена в нескольких предложениях, всё очень хорошо описано. А затем, все оставшиеся два часа фильма, вам постоянно показывают очень опасных иранцев. Кто будет помнить слова правды, сказанные в начале фильма, после того как вам в течение двух часов показывали противоположное? Что вы в итоге запомните навечно? То, что иранцы опасны!

Собственно, это и есть так называемая метаинформация, которая идет между строк. Это такой совсем маленький примерчик. Но ведь таких примеров тысячи и тысячи, половина из которых на тему о том, какие плохие русские. Вот так постепенно на Западе многие оказываются жертвами промывания мозгов, у них складываются ложные представления о России.

Несколько слов о капитализме. Во время круглого стола клуба «София» уже упоминалось, что капитализм рухнул или находится в процессе разрушения. Сейчас он уже превратился в свою пародию. Мы в Европе имеем не демократию, а пародию на демократию. С одной стороны, в странах, где ведутся разговоры о демократии, этническим группам запрещают использовать их языки в качестве официальных языков. А с другой стороны, в странах, которые обычно воспринимаются как страшные диктатуры в рамках западного нарратива, это вовсе даже не запрещается...

«Двойные стандарты» — это какая-то легкая фраза, но на самом деле они больше, чем двойные. Бесконечное количество стандартов, то есть фактически отсутствие стандартов — вот что по-настоящему ужасно. То, что Запад, американцы, делают с международным правом, международными правилами... Для них стандарт — это то, что сейчас им полезно, сейчас, именно в этот конкретный момент. Фактически это систематическое разрушение любых правил. Систематическое разрушение любых правил в цивилизации имеет название, это называется варварством. Сильнейший побеждает по единственной причине, что он — сильнейший. Это никак не связано с цивилизацией. Это использование силы. Разрушая правила, занимаются дегуманизацией, десоциализацией и сопутствующими процессами.

Кое-что хотелось бы сказать о разрушении социальных уровней. Мы видим, как на Западе возникает судорожное преувеличение микроскопических проблем. Например, проблема так называемых сексуальных домогательств стала особенно популярна в последние недели. Один британский политик вынужден был уйти со своего поста потому, что двадцатью годами ранее потрогал за коленку свою коллегу-женщину. В то же самое время есть другие политики, которые бомбили другие страны, убивая людей сотнями тысяч под предлогом недостоверной информации. Они совершали военные преступления, но ничего с их авторитетом не произошло — в отличие от человека, который потрогал женскую ножку 20 лет назад...

Фактически это симптом совершенно психопатического общества. Потому что признавать произошедшее 20 лет назад прикосновение к коленке более страшным преступлением, чем бомбардировки целых стран снарядами с обедненным ураном, который убивает людей через много-много лет...

Я свои основные мысли выразил. Благодарю за внимание.

Роберто Квалья (Италия) — писатель, член ассоциации «Альтернатива»