Владимир Васильев / Газета «Суть времени» №462 /
Вопрос получения реальной статистики становится острополитическим: властям надо элементарно знать, сколько граждан могут иметь на них зуб за гибель доверившихся им людей

Статистика осложнений после вакцинации — вопрос политический

Изображение: Андрей Лыткин © ИА Красная Весна
Конференция «Врачи за правду»
Конференция «Врачи за правду»
Конференция «Врачи за правду»

Как известно, российские граждане прививаться от коронавируса не спешат. Власти, заверяющие, что вакцина является единственным спасением от проклятого вируса, винят в этом самих граждан: дескать, они по невежеству своему не понимают преимуществ вакцинации и ведутся на происки врагов, так называемых антиваксеров, якобы настроенных против вакцинации вообще.

Эта лукавая позиция избавляет от необходимости вести дискуссию и отвечать на неудобные вопросы: ведь если оппонент невежествен, какая может быть дискуссия? Его надо просвещать или, на худой конец, уговаривать, апеллируя к понятным простым вещам. И вместо назревшей и перезревшей дискуссии по поводу спасительности или неспасительности вакцин, вместо научных аргументов, гражданам тупо и незатейливо «из каждого утюга» бубнят, что надо всем привиться, дабы защитить себя и окружающих. Несмотря на то, что уже всеми признано, что окружающих прививка не защищает, поскольку привитые заражаются и других заражают. Это шило из мешка уже вылезло совершенно, пребольно уколов пропагандистов, однако они сделали вид, будто ничего не произошло, и слегка сменили риторику: мол, вакцина нужна для того, чтобы защищать от тяжелого течения болезни. Так, мол, и задумывалось, верьте нам!

Но, во-первых, «единожды солгав, кто тебе поверит», а во-вторых, из того же мешка уже торчит еще одно шило. На конференции «Врачи за правду!» мурманский врач, кандидат медицинских наук Владислав Рыбаченко рассказал о случаях, когда привитые и ревакцинированные от ковида граждане очень быстро умирают, подхватив инфекцию. Он привел пример клинического случая из собственной практики. Его пациент, полностью вакцинированный и ревакцинированный 58-летний мужчина, через 7 дней после ревакцинации заболел и вскоре ― всего через двое суток ― умер. Клиническая картина — как при тяжелом ковиде: обширное поражение легких, низкая сатурация кислорода и так далее.

Если бы не было вакцинации и ревакцинации, можно было бы сказать, что исход вполне закономерен: мужчина уже немолодой, имеющий хроническое заболевание (диабет), а практически с самого начала эпидемии коронавируса было известно, что такие пациенты находятся в зоне повышенного риска. Однако, по словам Рыбаченко, пациент не просто был привит третьей дозой, а имел полный набор антител IgA, IgM, IgG, которые должны были его надежно защитить, как нас в этом неустанно убеждают. Но ― не защитили.

Рыбаченко также подчеркнул, что на Комиссии по изучению летальных исходов (КИЛИ) вопросы о причинах смерти пациентов, недавно вакцинированных и имеющих, по современным представлениям, иммунитет к инфекции, не обсуждаются ― «потому что об этом говорить нельзя». Медик представил собственную версию патогенеза: «Феномен антителозависимого усиления инфекции, развившейся на фоне «сенсибилизации», вызванной ревакцинацией «Спутник Лайт». Итоговый диагноз, по мнению Рыбаченко, должен выглядеть так: «Вакциноассоциированный ковид, обусловленный ревакцинацией «Спутник Лайт». То есть прививка может не просто не защитить, а еще и усугубить течение болезни настолько, что самый квалифицированный врач элементарно не успеет помочь.

По словам Рыбаченко, описанный случай не только не единичен, их много даже в его клинической практике, хотя Североморск, где он работает, имеет всего 60 тыс. жителей. Возникает вопрос: а сколько таких случаев по России? И сколько умерших, внесенных в статистику как жертвы ковида, на самом деле являются жертвами вакцинации? Если Рыбаченко прав, то похожую картину видят по меньшей мере десятки тысяч врачей по всей стране. У этих врачей, несомненно, есть родственники, знакомые, друзья, с которыми они неофициально делятся информацией. А дальше эти данные будут расходиться, попутно обрастая слухами, в которых негатив будет лишь нарастать — такое уж у слухов свойство.

Изображение: Андрей Лыткин © ИА Красная Весна
Кандидат медицинских наук Владислав Рыбаченко
Кандидат медицинских наук Владислав Рыбаченко
РыбаченкоВладиславнаукмедицинскихКандидат

Продолжать делать вид, что ничего особенного не происходит, просто невозможно, потому что недалек тот час, когда с властей начнут спрашивать уже не противники принудительной вакцинации, а те люди, которые властям поверили, вакцинировались, ревакцинировались, получили те или иные осложнения, а также родственники умерших. И заклинание «после ― не значит вследствие» перестанет работать окончательно. В этой ситуации вопрос получения реальной статистики становится острополитическим: властям надо элементарно знать, сколько граждан могут иметь на них зуб за гибель доверившихся им людей. Не говоря уже о том, что доказать или опровергнуть сомнения в пользе вакцинации без статистической обработки больших массивов данных попросту невозможно. Тем более не говоря о том, что стране незачем терять людей ради чести чиновничьего мундира или прирастания чьего-то бизнеса, и власти это тоже, казалось бы, незачем.

Между тем есть все основания полагать, что данных о мониторинге последствий попросту нет. Об этом говорят результаты журналистского расследования в статье Льва Коровина «На проклятые вопросы дай ответы нам прямые» (см. газету «Суть времени», № 461). В ней обобщаются ответы различных ведомств ― как федеральных, так и региональных ― на запрос о последствиях вакцинации. Ответы противоречат друг другу, а Росстат, так тот просто заявляет, что таких данных не собирает.

Не имея статистических данных, власти даже не могут вовремя скорректировать собственную пропагандистскую кампанию, не говоря уже об ответах на вопросы граждан. А вопросы эти будут только множиться, потому что увеличивается не только число привитых, но и число ревакцинированных, а каждый укол — это новый риск. Причем рядовой гражданин искренне не может понять, случилось ли то или иное осложнение из-за вакцинации или это простое совпадение.

Какая-то картина складывается ведь не только у врачей, но и у самих вакцинированных, а также у их родственников. У автора этих строк вакцинировались трое близких родственников. У двоих из них после прививки возникли проблемы со здоровьем. У одного после каждой дозы вакцины возникали воспалительные реакции, причем разных органов. Второй такой случай потребовал госпитализации и срочной операции. Другой родственник вдруг необъяснимо похудел на семь килограммов, хотя и до этого не отличался излишней полнотой.

Произошло это в результате действия вакцины или же это совпадения? Сложность человеческого организма не позволяет с полной уверенностью ответить на такой вопрос в каждом конкретном случае, а выборка из трех человек, безусловно, недостаточна для статистических выводов. Но это ведь не значит, что люди не могут их делать. Могут и делают.

А ответить на вопрос научно можно, только имея серьезные статистические данные, — и этим должно заниматься государство. Если та или иная реакция организма на введение вакцины проявляется не у одного человека, а у значимого числа людей — значит, это может быть последствием вакцинации. Если нет — значит, это простое совпадение и надо искать причину ухудшения здоровья в другом. Но сколько таких совпадений бывает в случае иных прививок? Ведь вакцинация от коронавируса не первый опыт подобного пресечения эпидемий, и все понимают, что есть такая штука, как сравнительный анализ. Он проводится? Конечно, нет, раз нет исходного массива данных.

Статистика не ведется, значит, вопросы будут повисать в воздухе и множиться пропорционально числу прививок. С учетом того, что вакцина действует ограниченное время, после которого необходимо ревакцинироваться, вопросы будут вставать регулярно, а отсутствие ответа на них будет действовать как постоянный генератор негатива. Не говоря уже о том, что такие сомнения в долгосрочной перспективе будут тормозить саму кампанию по ревакцинации.

Но самое главное, что власти, не осмеливающиеся взглянуть в глаза реальности — а именно это и позволила бы сделать статистика, ведись она ― всё больше напоминают страуса, прячущего голову в песок при приближении опасности. Чем подобное избегание опасности может закончиться для страуса, мы все понимаем. А ведь крах власти в нынешних обстоятельствах вполне может повлечь за собой и крушение государства. Очевидно, что число жертв такого процесса заставит забыть о любых жертвах ковида.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER