logo
Статья
  1. Война идей
Кто-то «в верхах» вообразил, что сейчас самое время запустить провоцирующий обострение в обществе «белый проект» и, как часть его, проект «Великие имена России»

Мастерство провокации

Жорж Дюмениль де Латур. Гадалка. Вероятно 1630-еЖорж Дюмениль де Латур. Гадалка. Вероятно 1630-е

В октябре 2018 года россияне, большая часть которых пребывала к тому моменту в растерянности и злобе от неуклонной решимости властей ограбить их с особым цинизмом, а именно лишить пяти пенсионных лет, получили «уникальную» возможность заняться важным государственным делом. Им предложили придумывать и выбирать имена аэропортам! Оказывается, 47 аэропортов просто «кушать не могли», так хотели избавиться от своих скучных имен, данных некогда «по каким-то там деревням»! Оказывается, есть мировой тренд — давать аэропортам звучные имена прославленных соотечественников, и России стыдно быть не в тренде. Стыдно оставаться лапотниками деревенскими и держаться за свои Домодедовы, Кольцовы, Колпашевы и прочая. И даже за Пулково стыдно, даром, что имя прямиком отсылает к знаменитой обсерватории, действующей аж с 1838 года, а также к Пулковским высотам, прославленным в сражениях за Отечество. Это всё нам пустое. Нам бы в тренде быть! В него, говорят, с деревнями никак — это, как нынче говорят, «тундра». Ну, а как там обходится крупнейший в мире терминал Хитроу, получивший имя в наследство от разрушенной ради его построения деревеньки Heath Row, — пропаганда умалчивает…

Так вот, о пропаганде. Совершенно очевидно было с самого начала (и даже известно — это был воистину секрет полишинеля), что затея с аэропортами имела целью отвлечь граждан от неприятных «пенсионных» раздумий. Занять их невинным делом. Полезным со всех сторон. Не только с психотерапевтической, но и, надо полагать, с познавательной: ведь граждане, выбирая и следя за ходом голосования, приобщаются к истории и культуре края — вот ведь как хорошо! То, что на фоне лишения этих граждан социальных гарантий данное «успокоительное» занятие таковым не будет, и что вообще впадут в соревновательную горячку очень немногие — такая немудреная мысль кремлевских технологов почему-то не посетила. Да, может, она и не важна была? Ведь имея административный ресурс, изобразить бурную деятельность по проведению мероприятия и якобы небывалую его популярность не так уж и трудно. При этом освоив кучу денег, традиционно отваливаемых на помпезные проекты. А провалить подобное гламурное начинание, если это «ноу хау» спущено прямиком из президентской Администрации, априори невозможно. Так что и впрямь, куда лучше!

Однако не будем цинично клеветать на авторов проекта, все, возможно, было не так обреченно и не так скучно. У устроителей, как становится ясно при детальном вглядывании в особенности проведения данного конкурса, были особые пиар-задумки, таки позволяющие вовлечь активный электорат. И электорат, хотя начало этого никак не предвещало, в результате вовлекся! Но об этом чуть позже.

Итак, конкурс «Великие имена России» для 47 воздушных гаваней объявили и стали пропагандировать. Как идущую снизу, через Общественные палаты регионов в ОП РФ, инициативу. Сразу заметим, низовых инициатив поступило — по пальцам одной руки пересчитать, и по этой руке сразу было получено — показательной реакцией на реально низовое предложение омичей назвать аэропорт именем любимого в городе андеграундного музыканта Егора Летова. Предложение низов было тут же гневно отметено верхами: последовало невразумительное объяснение министра культуры В. Мединского, почему нельзя (как утверждают злые языки, сопровождаемое нервным тиком). И более об оригинальных пожеланиях народа слышно не было. Так что список для голосования был, но не народный, а спущенный сверху.

Объявленные условия реализации данной инициативы поразили даже видавших виды (они же «карусели») соотечественников. Оргкомитет, экспертный совет, ВЦИОМ, «лонг-листы» и «шорт-листы», три этапа, два тура, просветительские мероприятия, волонтеры на пунктах приема подписей, освещение в федеральных и региональных СМИ… Все это должно было создавать атмосферу напряженного соперничества достойнейших. Оно и создавало, да вот незадача: голосование настолько грубо и однозначно допускало накрутки и подтасовки, что оторопь брала всех, кто хоть как-то, что называется, в теме. А еще бы не оторопь! Если торжественно провозглашается, что «один аэропорт — одно имя — один голос», но… голосовать можно и бумажными бюллетенями на пунктах их сбора (естественно, проследить дублирование невозможно, да никто и не намерен) — в самолетах, музеях, торговых центрах и прочая — и в интернете, причем с любого типа гаджетов и любого количества аккаунтов, а также можно с телефонов, причем со многих?

Ну, и как такое понимать? Пожалуй, как чистой воды махинацию, розыгрыш доверчивых соотечественников всеми этими солидными дядями и тетями из Оргкомитета, Экспертного совета, РВИО и ОП, под чьей эгидой позорная игра проводится, и парящей надо всем этим Администрации Президента РФ как источника креатива и смотрящего. Это неприличие, видное без очков, вдобавок к низкой заинтересованности населения сим «судьбоносным» пиар-проектом, конечно, обрекало его на постыдный провал. Действительно, народ посмотрел, пожал плечами и занялся своими делами. Написав предварительно в соцсетях вердикт затее — дескать, дел, помимо этой дури, у него, народа, достаточно, а власти лучше бы денег выделили на ремонт загибающихся терминалов, а не названия им меняли.

Однако тут в дело вступила та самая интрига, которая таки дала определенный драйв течению помпезно-унылой «обманки». Расчет на эту интригу был, думается, заложен в проект изначально.

Дело в том, что к настоящему моменту в обществе оформились две противоположно идейно заряженные группы — советская и антисоветская. Советская безусловно больше — это народное большинство, хорошо уже понявшее, как именно оно «влипло» с перестройкой. Не будем обсуждать силу идейной заряженности большинства, она разная. Размытая и политически никак не проявляющаяся у подавляющей части страты и вполне уже концентрированная в малой, дееспособной. Антисоветски же ориентированная группа, составляющая очевидное меньшинство населения, тоже имеет свой малый идейно воодушевленный актив, причем этот актив настроен куда более агрессивно, нежели советский. Что и понятно: это люди, желающие взять реванш за весь для них неудавшийся ХХ век. Отыграться за предков, задним числом переиграть исторические поражения в мнимые победы, роль низкую и недостойную — в том же гитлеровском «обозе» — возвеличить и перетрактовать. Мифологизировать историю до лубка. Демонизировать противника до карикатуры. И если «красные» еще способны смотреть на политического оппонента изучающим взглядом, воспринимая его именно как явление, то у «белых» уровень ненависти к красным зашкаливает не на шутку. Занявшиеся декоммунизацией «белые» (к каковым относятся и наши специфические монархисты) демонстрируют сегодня ту особую, пусть еще не окончательного накала, агрессивность, которая бывает свойственна участникам реальных гражданских войн. Однако ведь в России вроде пока не гражданская война? Так зачем ее разжигают?

Этот вопрос возникает сейчас нередко, возник он и при внимательном изучении организации проекта «Имена России». Ну, во-первых, уже упомянутое безобразие с неотслеживаемым многократным голосованием. Говорят, отследить невозможно. Так не затевайтесь! А вообще-то, если захотеть, очень даже возможно, и все знают, как. То есть смысл как раз в том, чтобы обеспечить свободу мухлежа. Чтобы непрозрачность процедуры позволяла вбросить любое количество голосов за желаемого кандидата. И то, что это и происходило, видно даже в отсутствие прозрачности, только по косвенным признакам. Вообще там много что видно. И уже проанализировано блогерами, отслеживающими этот странный проект, к каковым и отсылаю (например, к https://ilya-prosto.livejournal.com/106851.html). Здесь же хочется обратить внимание на другое — на то, как зазвучала вдруг в голосовании тема «белых» и «красных».

В списке предлагаемых имен оказалось два имени, знаковых для тех и других — Александр Солженицын и Николай Романов — и хотя поначалу «красные» вообще не участвовали в этом празднике жизни (зачем, если заведомые «наперстки»?) — то ближе к концу все же не удержались.

По Солженицыну для аэропорта Минвод и борьбы никакой не случилось — настолько очевидно данный персонаж не есть герой романа наших сограждан. Солженицынские 3% весьма выразительно смотрятся рядом с 89% Лермонтова… При таком раскладе вбросы «белой» стороны уже были бы бессильны, так что их и не было. Но вот стремление ввести в аэропортный пантеон Николая II было столь велико, что на Мурманск — а именно тамошний аэропорт был выбран для этой культовой в определенных кругах фигуры — оказались брошены все «белые» силы. Не только они, и даже не столько они, на самом деле, а и силы «высоко административные». Но об этом потом. Сначала очевидные факты.

Почему для царя-страстотерпца — Мурманск? Ну, «произвел» Николай поселок-порт (пункт, действительно, важный по ходу Первой мировой для приемки грузов от Антанты) в ранг города, ну, звался он полтора года Романов-на-Мурмане… и что? Например, назвать именем последнего царя аэропорт Екатеринбурга — логичнее, и тут уж точно были бы солидные основания не только для «царебожников», но и вообще верующих. Да и неверующие успели привыкнуть к устойчивой ассоциации столицы Урала с царским семейством. И было бы всем куда понятнее, чем когда вдруг, откуда ни возьмись, Николай в Заполярье! Город с большой и героической историей времен Второй мировой вдруг должен стать увязан с Первой, и чем — получением городского статуса и ненадолго имени?

А ведь это достаточно примечательная история, известная не только специалистам, но и местным жителям, поскольку вопрос, кого же считать основателем города, в Мурманске широко обсуждался в связи с его столетием в 2016 г. История основания Мурманска, если посмотреть объективно, а не через призму политических пристрастий или отторжений, безо всех этих «лево-правых» виртуальных войн — не очень-то работает на намерение увековечить на вывеске аэропорта Николая II.

Дело в том, что идея закладки города в незамерзающей бухте у конечной станции Мурманской железной дороги принадлежала не Николаю, а С. Ю. Витте. Николай же, напротив, долго сопротивлялся ее реализации. Цена вопроса — беспрепятственный выход российского флота в открытый океан и создание Северного морского пути как возможности связать северо-запад огромной империи с ее восточной оконечностью. Премьер-министр Витте мыслил стратегически, он с 90-х годов XIX века планомерно занимался стягиванием русского пространства — сетью не только железнодорожных, но и морских путей. Однако идея военно-морской базы в незамерзающей гавани на Кольском полуострове долго отвергалась монархом в пользу более дешевого, но не решающего проблему, проекта — базы в Либаве на Балтике. Осенью 1914 года уже бывший премьер-министр снова настаивал на срочном освоении Мурмана и в результате, не добившись понимания у Николая, публично зачитал свой доклад. Позже идею все же продвинул премьер-министр Трепов, когда в мае 1915 г. горькая практика показала правоту Витте — Либаву оккупировали немцы. На третьем году войны, в октябре 1916 года, Треповым и была проведена церемония закладки Романова-на-Мурмане.

Есть интереснейшее суждение С. Ю. Витте о том, насколько же гибельно сказалось монаршее промедление с постройкой порта на дальнейшей судьбе империи. Оно, по мнению этого умнейшего государственного деятеля эпохи, привело ни больше ни меньше как к Русско-японской войне и ее провалу. «…Если бы Николай II издал указ, что надобно устраивать наш морской базис на Мурмане, то мы не искали бы выхода в открытое море на Дальнем Востоке, не было бы этого злополучного шага — захвата Порт-Артура и затем, так как мы все спускались вниз, шли со ступеньки на ступеньку, — не дошли бы мы и до Цусимы», — вот что пишет Витте. Но Витте, повторяем, был стратегом, а Николай… да, конечно, примерным семьянином, однако не всегда ориентировался, кого именно слушать в делах государства.

Зачем «белым» понадобилось вытаскивать эту сомнительную для героизации последнего Романова связь его с Мурманском — до конца не ясно. Видимо, результат веры одних в силу монархической идеи, (якобы) овладевшей постсоветскими массами, и других — в мощь административного ресурса и пиар-технологий в руках первых. Так ли или иначе, но комплот из олигархических «двуглавых орлов» и высших администраторов сегодняшней России (вольное предположение, конечно — но кто же еще?) споро взялся за дело. И довольно быстро — подчеркнем, что конкурс вообще шел в стахановском темпе и вне всякой связи с реальностью, в которой народ о нем и услышать не успел — впереди длинного списка «имен» Мурманского аэропорта оказались три главных претендента. Это были исследователь Арктики, глава Севморпути И. Д. Папанин (он сколько-то времени лидировал), Император Николай II и советский военный летчик-ас, первый дважды Герой Советского Союза Г. Ф. Сафонов, погибший в 1943-м в небе над Мурманском.

Да, чтобы высказанное выше вольное предположение не воспринимались и впрямь совсем уж вольным, сошлемся на авторитет в данном вопросе неоспоримый. На православного олигарха и движителя большинства монархических начинаний новейшей поры Константина Малофеева. «В случае, если в каком-нибудь из аэропортов, где победит представитель имперской эпохи, не найдут достаточно средств для переименования, Общество развития русского исторического просвещения „Двуглавый орел“, председателем которого я являюсь, готово взять на себя издержки по увековечиванию памяти наших выдающихся соотечественников», — сказал г-н Малофеев 27 ноября на своем канале «Царьград».

Откровенно, да? Нет, ну вы понимаете, это он сам на себя и на весь этот проект с непосредственностью, достойной лучшего применения, доносит! Общественные палаты и всякие там РВИО делают пресерьезнейший вид, рекламируя аэропортное начинание как государственной важности народное (взрыд!) дело, честно государством же проводимое, болтают о народном (снова взрыд!) единении, и тут. И тут вылезает, извините, купчина, потрясает мошной и объявляет, что озолотит тех, кто обстряпает дело, как надо! И никто его и других участников балагана не одергивает, разъяснений не дает и конкурс, разумеется, не сворачивает.

Чтобы кто из читателей не подумал, будто это у г-на Малофеева был всего лишь меценатский порыв, приведем свидетельство главного радетеля за «белое дело» вообще и Государя в особенности. 5 декабря в интервью радиостанции «Говорит Москва» депутат Наталья Поклонская сообщила: «Насколько мне известно, три с половиной миллиарда рублей планируется выдать федеральных денег, народных денег, из федерального бюджета на реконструкцию этого аэропорта. И, поверьте мне, получив имя государя Николая Второго, этот аэропорт получит быстрее долгожданные федеральные деньги из бюджета на его реконструкцию».

Как видите, тут говорится уже несколько о другом и большем — не о вывеске, которую готов от щедрот своих оплатить К. Малофеев, а о реконструкции! И специально подчеркнуто, что деньги будут народные, из федерального бюджета, но получит эту давно обещанную реконструкцию аэропорт именно за «правильное» название.

Не знаю, как вам, а мне кажется, что это должно было бы идти по статье о коррупции. Причем коррупция просматривается многоуровневая: от высшего административного звена, тех, кто все это поощряет и намерен выдавать бюджетные деньги городам «за хорошее поведение», до уровня собственно городов. Плюс к тому коррупция особого рода, нравственная — растлевающая людей, все это слушающих, на ус мотающих и соглашающихся поучаствовать в государственном лохотроне на «правильной стороне».

К чести Мурманска, о котором сейчас речь, там на посулы не просто не купились, но до сих пор противостоят насильственной «романизации». Царь Николай никак особо не котируется у мурманчан, в городе с очень определенной военно-морской и «арктической» историей прекрасно помнят и времена Севморпути, и, конечно, Отечественную войну, так что реально жители (по сведениям местных пабликов, до 90%) — если голосовали — то голосовали за Папанина и Сафонова. Почему «если»? Потому что жители (а также Общественная палата, а также Заксобрание, а также представитель в Совете Федерации) вообще считают, что аэропорт уже имеет славное имя — «Город-герой Мурманск», и другие ему не нужны. Ведь в этом собирательном имени все именитые и безымянные герои, чьим подвигом в Заполярье он был воздвигнут и выстоял.

Но «кому-то» очень нужен фальшивый конкурс, поэтому его устроители даже не поинтересовались у семьи Г. Сафонова, хотят ли они участия его имени в соревновании (а они не хотят!), поэтому на решение мурманской ОП о выходе из проекта сказано, что поздно, «поезд ушел». Притом что удовлетворили не только аналогичные просьбы Иркутска и Перми, заявленные чуть раньше, но и поступившее в то же время, что и от Мурманска, предложение вывести Горно-Алтайск. С обоснованием: соперничество между двумя фаворитами — Н. Рерихом и местным художником Г. Чорос-Гуркиным — грозит опасным расколом в обществе. А в Мурманске — не грозит? Ой ли! Причем не только в самом Мурманске, но и куда шире. Или эта опасность не считается нежелательной? Впечатление, что как раз второе.

Впечатление, что кто-то «в верхах» вообразил, что сейчас самое время запустить провоцирующий обострение в обществе «белый проект» и, как часть его, проект «Великие имена России». Может быть, эти кто-то считают, что можно и пора перейти к жесткой форме декоммунизации и потому прицельно сделана ставка на топонимику и вообще всякую «нимику» (то бишь «имена»). А проект очень специфически проводится не только в отношении Мурманска.

Например, та же картина в Калининграде. Где для аэропорта в шорт-листах оказалось три имени — Иммануила Канта, маршала А. Василевского и Елизаветы I. Сначала лидировал Кант (что и понятно, город уже в существенной степени германизирован, а соответствующие общества умеют подтягивать своих сторонников, и на фоне общего безразличия это дает результат.) Потом, с 19 ноября Елизавета пошла вверх. Отнести это на счет «заимперской» агитации невозможно, поскольку вместе с ней вверх двинулся маршал Василевский. Тут только одно объяснение: кто-то «в верхах», обеспокоившись немецким креном, дал указание крен этот убрать в пользу «наших». (Все же Кремль западный анклав пока отдавать не намерен). Ведь не зря же голосование абсолютно непрозрачно, а цифры обновляются раз в сутки, якобы в 12 ч., но на деле с запозданием в 30 минут. И нетрудно догадаться, что в эти 30 минут и идет основная идеологическая корректировка графиков.

Кстати, стоит хотя бы один из графиков, строившихся коллегами на базе публикуемых сведений, привести. Посмотрите на кривые по калининградскому голосованию (см. рис. 1). Вас не удивляет красота «синхронного плавания» двух кандидатов из четырех? Меня, так очень. И если до 29 ноября можно говорить о вот этом самом ручном режиме с единой дельтой при назначенном «кем-то» преимуществе веселой царицы, на которое абсолютно (ну, посмотрите!) не повлияла агитация канала «Царьград» 23 ноября, обращенная к православным патриотам, то дальше дела воистину чудесные.

Рис. 1Рис. 1

Дальше грандиозный скачок произошел 29 ноября. У Елизаветы и Василевского. Как раз в это время начальник штаба Балтфлота вице-адмирал Игорь Мухаметшин выступил перед личным составом, призвав оный голосовать за героя войны, маршала Василевского, а не за некого чужестранца, к тому же писавшего «какие-то непонятные книги», которые никто из присутствующих «не читал и читать не будет» (последнее, заметим, само по себе верно). Можно не соглашаться со столь своеобразным ликбезом, проведенным вице-адмиралом, но невозможно даже предположить, что если оный просил «принять это как не только личную просьбу», а как «обращение военного совета флота и руководства», что кто-то из моряков не проголосовал в тот же день, и с чувством выполняемого долга. Так что взлет кривой Василевского более чем понятен. А вот с какого вдруг перепуга «взлетела» и Елизавета? Это же — главный и интереснейший вопрос. Причем в том же стиле показательных выступлений по синхронному плаванию! Даже если предположить, что имперские силы поднапряглись и ответили в том же объеме голосов, что абсолютно нереально — ну нет у них организованных личных составов, а есть только «няшные» депутаты и олигархи с их призывами — так ведь и не было никаких с той стороны призывов. Елизавете накрутили «вголяка», даже не пытаясь прикрыть этот стыд хорошей миной.

Так что можно сказать заказчикам пиар-кампании, что они, затевая эти «Великие имена» и допуская мухлеж всех идеологических интересантов через непрозрачность хода голосования, неспособны организовать технично свою же работу руками, теми самыми ручками, которые двигают «наперстки». Потому что организовать это под видом честной борьбы, когда все же надо хоть раз в сутки выдавать на-гора растущие цифры, невозможно — всегда найдутся небезразличные люди, способные построить по этим цифрам график. А когда таких графиков не один, то заданная идеологическая игра становится очевидна, она кричит сама за себя. Уж право, лучше бы проводили свою линию указами, а не с помощью балаганной демократии!

И неплохо бы понять тем, кто заказывал аэропортную музыку, что народ хочет одного — чтоб от него отвязались с такими «приколами». Особенно когда результатом становится дикий розжиг внутренних противоречий. Полюбуйтесь на картинки, которые распространяет сообщество «Дореволюционная Россия» (и не только она). (см. рис. 2). Интересно, как это сочетается с призывами за все хорошее от ни за что не отвечающих сановитых персон? «Как мне представляется, нужно выбирать те имена, которые действительно консолидируют общество и понятны для граждан того или иного региона, — сказал специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. — Мне кажется, что этот проект поможет людям узнать свою историю, а что может быть благороднее и понятнее?» Ну — и? Что-то консолидацией не пахнет.

Рис. 2Рис. 2

А знаете, чем пахнет? Бездарной и обреченной в нашем обществе попыткой благонамеренных ревнителей старины под водительством отдельных авантюристов и их международных кураторов ввести в XXI веке в России какую-то лубочную «монархию». Народ, даже консервативный и на словах сочувствующий, в результате догадается, о чем речь, и спросит, кого именно из английских принцев ведут на престол. Вряд ли ответ ему понравится. Но монархисты-энтузиасты так далеко не заглядывают. Их вполне устраивает постепенное затаскивание народа в резервацию «а ля рюс», и чтоб никаких уже дерганий насчет пенсий и иных социальных гарантий для большинства — хватит, пожили, дорогие сограждане, при «чудовищном социализме».

Причем происходит это затаскивание по принципу из известного анекдота про петуха — «Не догоню, так согреюсь!». До клоунады с принцами дело вряд ли когда дойдет, а вот розжиг внутренних конфликтов обеспечен. Ну, так то и надо настоящим кураторам процесса. Лично мне — так кажется.