Судьба художника Голобокова — это яркий пример мужества и стойкости, а его картины — это светлая мечта о будущем, о новом человеке

Как советский художник из 60-х смог увидеть человека будущего?

Изображение: Геннадий Голобоков
Чаша с солнцем
Чаша с солнцем
Чаша с солнцем

Сегодня, 16 февраля, советскому художнику-космисту Геннадию Голобокову исполнилось бы 87 лет. Это выдающийся художник, который творил в уникальном жанре психологической фантастики. К сожалению, сейчас картины Голобокова можно увидеть только в Балакове, в музее изобразительных искусств. Однако и там демонстрируются не все картины и только в то время, когда проходит выставка. Поэтому в честь дня рождения художника и поэта Геннадия Голобокова был создан сайт golobokov.su, где можно увидеть большую часть его сохранившихся картин и стихов.

Хотя и принято вспоминать о выдающихся людях в их юбилейные даты, нам хотелось сегодня поговорить о творчестве несправедливо забытого, но удивительно талантливого, заглянувшего в будущее, художника и поэта из города Балаково Саратовской области.

Судьба Голобокова — это яркий пример мужества и стойкости, а его картины — светлая мечта о будущем, о новом человеке.

С самого детства Геннадий очень любил звезды и мечтал стать астрономом. В четвертом классе он самостоятельно сделал телескоп, забирался вечером на крышу сарая и подолгу смотрел на звездное небо. Еще Геннадий любил рисовать, играть на гармошке и скрипке.

Изображение: Геннадий Голобоков
Освоение
Освоение
Освоение

Но жизнь уготовила мальчику в 16 лет суровое испытание. Одним летним днем, прыгнув в речку, он ударился головой и сломал шейный позвонок. Врачи поставили диагноз — «полная неподвижность». Так, судьба лишила Геннадия всего, но мужество и стойкость отобрать не смогла.

Геннадий учился жить заново — держать ложку, карандаш, учился писать. Ему было очень сложно, но нужно было найти какой-то смысл в жизни, как-то оправдать ее.

Как писала в статье «Обнимающая Вселенную человеческая любовь» журналист А. Левина: «Поначалу стихи и живопись были только средством утешать, заговаривать боль. Но постепенно это перерастало из простого увлечения, развлечения в нечто более необходимое».

Так, Геннадий упорно и методично и вместе с тем яростно начинает рисовать. Свои первые работы Голобоков пишет о том, чем живут его друзья, чем живет его родной город Балаково — город пяти Всесоюзных строек. Поэтому он пишет о трудовых буднях, людях, которые горят идеей строительства Саратовской ГЭС. Стихи он пишет параллельно с картинами.

Изображение: Геннадий Голобоков
Рождение моря
Рождение моря
моряРождение

С 1958 года Голобоков начинает участвовать во Всесоюзных выставках самодеятельных художников, занимает первые места. При этом он очень не хотел, чтобы люди знали о его недуге. Он говорил: «О себе писать не буду, так как художественная ценность моих стихов и картин от этого не возрастет».

Фотография из личного архива
Фотография из личного архива
архиваличногоизФотография

Но основные работы Голобокова еще впереди, картины, где раскроется весь потенциал его как художника, и то, что сделает его уникальным. В 1973 году в журнале «Техника-молодежи» объявляется конкурс картин на тему «Мир 2000 года». Как будто этот конкурс придумали специально для Геннадия, по крайней мере именно благодаря ему мир узнал нового художника-космиста Геннадия Голобокова.

Его сестра Валентина Долбышева так описывает его новые картины: «Настоящим героем каждой картины Голобокова является человек. Человек, идущий к высокой цели, человек, который борется, страдает и любит. Он рисовал красоту, мужество, рыцарство, нежность — мечту о завтрашнем человеке и желанную встречу с внеземными цивилизациями».

Интересно описал творчество художника кандидат искусствоведения, доцент Алексей Бойко в книге «Советский футуризм»: «Космическое видение и мышление оказались в высшей степени органичны внутреннему мироустройству Геннадия Голобокова, любознательному, широко эрудированному, целеустремлённому человеку, свершавшему немыслимое ежедневно, и поражавшему знакомых и собеседников сочетанием доброты с живой, творческой интеллектуальностью. Можно сказать и иначе: тема космоса будто достроила, особым образом гармонизировала внутренний мир художника. Вернувшись к ней после детских мечтаний об изучении Вселенной, он стал наблюдателем будущего, визионером ноосферы».

В работах Голобокова можно увидеть связь с русскими космистами — Н. Федоровым, К. Циолковским, чьи книги он читал в детстве.

Темами позднего этапа творчества художника становятся «Мадонны XXX века или космические Мадонны», «Космос завтрашнего дня», связь поколений, психология людей будущего, идеи выхода за границы трехмерного пространства и преодоления времени.

Герои его картин, как и он сам, мужественны и бесстрашны перед суровым лицом судьбы. Прикованный к постели 27 лет Голобоков отчаянно работал, не жалея себя. Он всем отвечал на письма, которые приходили ему из разных уголков страны, общался со всеми, кто приходил к нему. Он был человеком огромной души и дарил всем людям «обнимающую Вселенную человеческую любовь».

Изображение: Геннадий Голобоков
Песнь о бессмертии
Песнь о бессмертии
бессмертииоПеснь

Картины Голобокова выставлялись по всему Советскому Союзу и за рубежом, он становился призером различным Всероссийских конкурсов. Но в Союз художников его так и не приняли.

«Каждый день жизни Геннадия равен году из-за наполненности мыслью, борьбой, творчеством. Он большой жизнелюб, оптимизм его неистребим», — написал о Голобокове Б. Гусалов в статье «Музыка созвездия Ориона».

Изображение: Геннадий Голобоков
Лунные конники
Лунные конники
конникиЛунные

Он умер внезапно, с карандашом в руках 17 мая 1978 года, незаконченной его работой остался эскиз памятника комсомольцам-героям.

Жизнь Голобокова — это ежедневная борьба, где каждая победа отдельного человека вырастает в победу добра над злом, победу Человека над смертью.

Злые страницы часто жизнь предо мной метала.
Через оскал зубастый смерть мне в лицо дышала.
Холодом дней грядущих в сердце судьба вьюжила,
И перед стужи смерчем сердце не трепетало —
Даже под взглядом смерти страха совсем не знало.
Но до озноба в жилах, как колдовского зелья,
Страшно боюсь бессилья, страшно боюсь безделья.
Страшно быть безучастным к всходам земным, к шутке,
К горьким рыданьям, к счастью, быть равнодушным — жутко!
И не оскала смерти, не круговерти страданий —
Страшно боюсь, что сердце вдруг превратится в камень.

(Геннадий Голобоков)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER