«Мы иногда забываем, что главный вопрос генетики не „что производит белок“ а, скорее, — „что делает собаку собакой, а человека человеком“» (Denis Noble, 2006, Cambridge).

Протест академика Драгавцева против Президиума РАН — «Даешь нормы ГМО»

Изображение: Из личного архива
Академик Виктор Драгавцев
Академик Виктор Драгавцев
Академик Виктор Драгавцев

Академик РАН, академик РАЕН, член Лондонского Королевского Линнеевского Общества, академик Академии с/х наук Словакии, академик Аграрной академии Чехии, академик Академии естественных наук Монголии и 4-х других зарубежных академий, член Комитета Номинаторов Государственной Научной Премии Японии, Заслуженный деятель науки России, Советник Президиума Нац. АН Казахстана, Советник по науке Президента Российского Соевого Союза, Лауреат научных премий Краснодарского края и Волгоградской области, эксперт РАН, эксперт Международного агентства по стандартам и рейтингам (Индия), один из организаторов Технологической платформы по сельскому хозяйству стран Евразийского Экономического Союза (руководитель проектов по селекции растений на повышение урожаев), профессор генетики

Виктор Александрович Драгавцев

О предновогоднем заседании Президиума РАН на тему — «Даёшь нормы ГМО»

Прочитав в газете «Поиск» № 1-2 от 14 января 2022 г. на стр. 8 статью Андрея Субботина под таким названием я впал в шок. Меня поразило, что президент РАН А. М. Сергеев, вместо традиционного приветствия — «желаю нашему форуму плодотворной работы», выступил с сообщением о юридических проблемах генно-модифицированных организмов (ГМО).

Я с горечью осознал, что талантливого физика с высокой мировой научной репутацией дезинформировали наши доморощенные лоббисты ГМО. Александр Михайлович начал речь с упоминания о Федеральном законе № 86 от 5 июля 1996 г. Но ведь этот закон давно «канул в Лету», поскольку президент РФ 31 декабря 2015 г. указом № 683 утвердил главный ФЗ России — «Стратегию национальной безопасности РФ» (СНБРФ).

Этот ФЗ запретил выращивание в РФ генно-модифицированных (ГМ) растений (т.е. ГМО), запретил ввоз семян ГМО с целью их посева и выращивания, а также их оборота. Запрещено выращивание и разведение ГМ животных, генетическая программа которых изменена методами генной инженерии, или которые содержат генетический материал искусственного происхождения.

ФЗ СНБРФ требует строгого контроля за ввозом и оборотом продовольственной продукции, полученной с использованием ГМО. Другим указом № 20 от 21 января 2020 г. президент РФ утвердил ещё один важнейший документ России — «Доктрину продовольственной безопасности РФ». В ней развиваются все положения СНБРФ и дополнительно учитываются положения «Стратегии экономической безопасности РФ (СЭБРФ) на период до 2030 г.». СЭБРФ утверждена указом президента РФ от 13 мая 2017 г. № 208.

Далее Александр Михайлович говорит о появлении новых технологий, отличающихся от технологий создания ГМО — например, геномного редактирования (ГР). Очевидно, президента РАН «забыли» проинформировать о том, что 25 июля 2018 года Европейский биологический арбитраж в Люксембурге единогласно приравнял все методы ГР к методам создания ГМО.

А генетики Англии установили, что самый рекламируемый метод геномного редактирования — CRISPR/Cas9 — вызывает десятки и даже сотни неконтролируемых мутаций в других частях генома. А в Китае «геномных редакторов» за использование CRISPR/Cas9 при лечении людей — сажают в тюрьму.

Президенту РАН не объяснили, что методы создания ГМО и геномного редактирования могут «пересаживать» в геном другого таксона только по одному «большому» гену Г. Менделя (олигогену), а продуктивность и урожай растений определяют сотни и тысячи генов (полигенное наследование), так что для повышения урожаев — главной задачи селекции в России — эти подходы непригодны.

А.М. привел пример слияния корпораций «Монсанто» (США) и «Байер» (Германия) как положительный пример развития технологий ГМО в мире. Но это не так. «Монсанто» «продалась» «Байер» только потому, что в США она проиграла около 50 судебных процессов фермерам соевого пояса США, которые перед посевом сои (по технологиям «Монсанто») заливали свои поля сильным канцерогеном — раундапом, — и многие из них заболели раком.

В Индии, внедряя свой ГМ хлопчатник, «Монсанто» довела до самоубийства около 100000 фермеров-хлопководов, и её репутация в мире стала очень негативной (Энгдаль, 2015) поэтому ей и пришлось «прятаться» под крыло «Байер».

Недавно установлено, что раундап не только канцероген, оказалось, что при поливе им полей из почвы идут выбросы «веселящего газа» — закиси азота — N₂O, выделяющейся также при внесении повышенных доз азотных удобрений. Она влияет на потепление климата в 300 сильнее, чем СО₂, и остается в атмосфере на 100 лет, разрушая стратосферный озоновый слой, защищающий всё живое на земле от жёсткого ультрафиолета солнца. За последние 40 лет выбросы закиси азота увеличились на 30%, что поставило под угрозу Парижские соглашения по климату (исследование проведено Обернским ун-том США вместе с 48 НИИ в 14 странах и опубликовано в журн. Nature).

Венценосные голубки. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П.И. Борисова (1800-1854)
Венценосные голубки. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П. И. Борисова (1800-1854)
(1800-1854)П. И. БорисовадекабристарисунковАльбомфлора.Забайкальскаяголубки.Венценосные

А.М. упоминает китайскую компанию ChemChina, которая якобы вместе с «Байер-Монсанто» монополизировала рынок ГМ семян в мире. Это не так. Китай за последние годы на 35% сократил выращивание ГМ сои, и сегодня закупает у РФ на сумму $450 млн — не ГМО сою, при этом он официально объявил о готовности ежегодно покупать у РФ зерно не ГМО сои на $15 млрд.

Участники заседания поддержали А. М. Сергеева, «согласившись с тем, что российское законодательство в отношении генетико-инженерных технологий не отвечает современному уровню развития этой области» (но ведь 95% участников заседания не имеют юридического образования, В.Д.)

А как обстоят дела с ГМО в других странах?

В мире всего лишь 12% пахотных земель занято ГМ культурами. С 2010 г. общая площадь ГМ культур в Европейском Союзе начала резко падать и продолжает падать и сейчас.

Широко разрекламированный ГМ картофель, устойчивый к колорадскому жуку (в него был «пересажен» ген токсина из ядовитой бактерии) начал убивать не только личинок колорадского жука, грызущих листья картофеля, но и пчел, пьющих нектар из его цветков. Поэтому сегодня ГМ картофель не выращивается нигде на Земле. А в Нидерландах вообще нет колорадского жука. Правительство попросило население руками собрать всех личинок на всех полях картофеля, что было сделано за неделю, и колорадский жук исчез.

99% ГМ зерновых культур вырабатывают инсектициды, которые «штампуются» пересаженными трансгенами и защищают ГМ сорта от насекомых. Эти инсектициды убивают пчёл и приводят к массовой гибели множества видов бабочек и других полезных насекомых.

Ситуация с ГМ-растениями в разных странах:

В США графства Калифорнии — Ментосино, Тринити, Санта-Круз и Марин — запретили все ГМ культуры на своей территории. 80 городов штата Вермонт подписали единый призыв и отказались от ГМ растений. В штате Мэн свободными от ГМО объявили себя Бруклин и Монтвиль.

Есть важный документ (его тоже не довели до сведения президента РАН, В.Д.): Минсельхоз США (United State Department Agriculture — USDA) — в своём Сельскохозяйственном информационном бюллетене МСХ США (USDA Agricultural Information Bulletin, 2001) опубликовал важнейшие результаты: «Применение биотехнологий, включая генную инженерию, не увеличивает максимальные урожаи. Нужны более фундаментальные научные прорывы, если мы хотим наращивать валовую продукцию растениеводства».

(Такой прорыв сделан — это наша Теория эколого-генетической организации количественного признака, вошедшая в Международную Энциклопедию — «Basic Life Sciences», New York — Boston — London (Ed. Alexander Hollander), 24 новых прогнозных следствия из неё, 16 инновационных технологий конструирования прорывных по урожаям и качеству сортов и 10 селекционно мощных Ноу-Хау.

Работы нашей научной школы (к 2018 году я подготовил 35 кандидатов и 12 докторов наук по генетике и селекции растений) на сегодня обогнали уровень экологической генетики признаков продуктивности растений в мире на 10-15 лет, а созданные нами сорта превышают по урожаю все стандартные сорта в важнейших растениеводческих регионах РФ на 40-70%).

Ситуация с ГМО по другим странам мира.

1. В России: с июня 2016 г. — полный запрет на выращивание ГМО, на ввоз ГМО для выращивания и распространения, на ввоз продуктов, содержащих ГМО.

2. В Австралии: в Южной Австралии ГМО полностью запрещены. Тасмания запретила ГМО до 2029 г.

3. В Японии: запрещены посевы и высаживание ГМО культур. ГМ рапс (из Канады) стал злостным сорняком Японии, требующим больших затрат на борьбу с ним.

4. В Новой Зеландии: Любые ГМ культуры полностью запрещены.

5. В Германии: запрещена ГМ кукуруза. Готовятся запреты для других ГМ культур.

6. В Норвегии: с 2014 г. все ГМ культуры запрещены.

7. В Австрии, Венгрии, Греции, Польше, Болгарии, Люксембурге и Италии — все ГМО запрещены.

8. Во Франции: с 2008 г. запрещено выращивание ГМ кукурузы фирмы «Монсанто».

9. В Ирландии: с 2009 г. запрещены все ГМ культуры.

10. На острове Мадейра: запрещены все ГМ культуры.

11. В Швейцарии: запрещены ГМ культуры до 2021 г.

12. В Индии: запрещены ГМ баклажаны. А ГМ хлопчатник «Монсанто» привел к большой трагедии. По сообщению газеты Daily Mail около 125 000 фермеров-хлопководов покончили жизнь самоубийством из-за необходимости увеличивать дозы раундапа против быстро приобретающих устойчивость к раундапу сорняков.

13. В Таиланде: была завезена с Гавайских островов ГМ папайя. Она одичала и стала злостным сорняком, угнетая другие культуры. Поэтому Япония отказалась от импорта ГМ папайи из Таиланда.

14. В Финляндии: запрещены все ГМ культуры.

В США сегодня выращивают только следующие ГМ культуры: кукурузу, рапс и сою. В США одобрили ГМ люцерну, кабачки, сахарную свеклу и томаты, но на сегодняшний день фермеры их на полях не выращивают.

Следует отметить, что понятие «генно-модифицированное» — не очень грамотное, поскольку в генетике понятие «модификация» имеет радикально иное значение. Акад. РАЕН, проф. генетики С. И. Малецкий (новосибирский Академгородок) в своей новой книге — «Науки о наследственности и изменчивости в свете биосферной и ноосферной парадигмы жизни по В. И. Вернадскому», (Наука-Новосибирск, 2021) предложил более адекватный термин — «генно-инфицированное» растение, так как бактерии и вирусы инфицируют организм, но не модифицируют его. Он пришел к выводу: «ГМО культуры вкупе с варварскими технологиями их возделывания можно рассматривать как новый страшный вид оружия — агросферное оружие (Талеб, 2014, Энгдаль, 2015).

Все биологи РФ прекрасно знают, что сегодня в РФ существуют две отдельных специальности: 03.02.07 — генетика и 03.01.07 — молекулярная генетика. Научная этика требует делать доклады о ГМО только специалистам по молекулярной генетике и по технологиям создания ГМО.

Прострел. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П.И. Борисова (1800-1854)
Прострел. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П. И. Борисова (1800-1854)
(1800-1854)П. И. БорисовадекабристарисунковАльбомфлора.ЗабайкальскаяПрострел.

Так вот из всех докладчиков на Президиуме РАН «Даёшь нормы ГМО» единственным специалистом в области молекулярной генетики оказался акад. В. Г. Дебабов. Он поднял главный вопрос — об эффективности методов молекулярной генетики при работе с разными живыми объектами. На бактериях эти методы работают успешно — очень короткий путь «ген — признак».

Неплохо эти методы работают с теплокровными животными, включая человека (у них два гомеостаза — температурный и содержания воды в организме). Кроме того, животные подвижны и могут быстро покинуть некомфортную экологическую нишу. Даже холоднокровные животные (лягушка, тритон) могут спрыгнуть с раскаленного солнцем асфальта шоссе в лужу в кювете, — а растения не могут. Поэтому эволюция выработала у растений особые эпигенетические (надгенные) системы адаптивности: если у человека 24850 генов, то у мягкой пшеницы их 120 000, а у секвойи, которая живёт 2000 лет, — около 600 000.

Гены у растений мелкие, их много и они «штампуют» очень много генных продуктов в своих клетках. При смене лимитирующего фактора внешней среды на новый лим-фактор — на борьбу с ним тут же «выходят» другие наборы продуктов генов, так что у любого признака продуктивности растений не существует стабильной (паспортной) генетической характеристики. При смене лим-фактора внешней среды в клетках любого сорта меняется набор продуктов генов, «подпирающий» один и тот же признак продуктивности. Под такими признаками существует только один феномен — «блуждающая» генетика, что впервые описано в нашей работе — «Пути „гены — признаки“ неисповедимы» (Журнал «Биосфера», 2016, т. 8, № 2, с. 143-150).

Кто же главный дирижёр предновогоднего академического «концерта», который смог взмахом дирижёрской палочки убедить президента РАН исполнить неадекватную сольную арию?

В основном докладе Президиума академик-секретарь Отделения биологических наук РАН М.П. Кирпичников — крупнейший исследователь мирового уровня в области биоинженерии белков (но не в области молекулярной генетики и технологий ГМО) — процитировал В. В. Путина о «создании инноваций в медицине, ветеринарии, селекции и других сферах».

Но В. В. Путин постоянно говорит и пишет о необходимости развития в РФ селекции, а в Отделении с/х наук РАН так и не существует ни одной секции и ни одного научного совета, в названии которых было бы слово — «селекция». Если мы цитируем слова В. В. Путина о селекции, то почему на этом Президиуме отсутствовали уникальные опытнейшие селекционеры РФ, например по пшенице, которых осталось в стране менее 10 человек?

Михаил Петрович говорит: «действующая нормативно-правовая система… препятствует широкому применению в РФ генетических технологий в сельском хозяйстве… Отечественный сельхозпроизводитель отстранен от наиболее эффективных и высокотехнологичных методов решения продовольственных проблем».

Но главная продовольственная проблема для РФ — радикальное повышение урожаев и качества продукции за счет новых прорывных сортов, способных быстро решить проблему импортозамещения. Директор ВИГРР проф. Е. К. Хлесткина подчеркнула, что «геномное редактирование полезно для улучшения только тех признаков, которые контролируются одним (или несколькими) генами (но это не признаки продуктивности и урожаев, В.Д.) Для улучшения полигенных признаков существуют другие подходы» (да, существуют — это созданные нами 16 эколого-генетических инновационных технологий повышения продуктивности и урожаев, уже реализованные в 4-х районированных сверх урожайных сортах, В.Д.)

Хлесткина сообщила, что в 2018 г. в РФ появилось первое генетически отредактированное растение. Но ведь ДНК была открыта в 1953 г. Почему же науке РФ потребовалось 65 лет после открытия ДНК, чтобы создать лишь одно растение к 2018 г.? Но главный вопрос: повысился ли урожай этого растения на 40-70%?

А ведь именно настолько повысились урожаи наших четырех районированных сортов, а наш сорт Гренада уже дает доходы фермерам в десятки млрд рублей каждый год (без ГМО и без геномного редактирования).

Трудно поверить М. П. Кирпичникову, что с/х производитель РФ «отстранен от наиболее эффективных… методов решения продовольственных проблем» якобы «плохими» законами РФ.

Сразу же после открытия спирали ДНК многие генетики СССР перешли на молекулярный уровень исследований, прекратив работы на более высоких уровнях организации жизни, которые нас кормят и одевают…

Выдающийся русский генетик Н.В. Тимофеев-Ресовский, осуждая эту тенденцию, на всех генетических конгрессах и форумах говорил: «Раньше наши генетики изучали генетику продуктивности сортов и пород. А теперь многие из них только ДНКкают и РНКкают».

В наши дни этот тренд достиг ужасающих размеров из-за устаревших геноцентрической парадигмы наследования и редукционизма, которые продолжают преподаваться на кафедрах генетики наших ун-тов, несмотря на появление и бурное развитие эпигенетической парадигмы наследования и системной биологии за рубежом.

Михаил Петрович, как и президент РАН, тоже обсуждает ФЗ № 86 от 5 июля 1996 г., который уже давно не работает. Вопреки решению Европейского биологического арбитража в Люксембурге он призывает разграничить генетически редактированные организмы (корректнее — геномно отредактированные, В.Д.) и ГМО. Он предлагает новую законодательную базу — из «двух этажей». Но ведь для этого придется отменять главные законы страны — «Стратегию национальной безопасности РФ», «Доктрину продовольственной безопасности РФ», Стратегию экономической безопасности РФ», «Закон об органическом земледелии» и другие основополагающие документы.

Это значит «открыть ворота» в Россию для агрессивных зарубежных компаний — «Байер-Монсанто», «Сингента», KWS, с оборотами более $ 10 млрд в год, которые очень быстро оккупируют своими сортами все пахотные земли РФ (только под зерновыми и зернобобовыми в РФ 70 млн га), и деньги — роялти (от площадей, занятых их сортами) пойдут ежегодно в карманы зарубежных компаний-агрессоров, но не селекционерам РФ.

Я очень уважаю направление фундаментальной науки — «Биоинженерия белков», но мне ближе позиция генетика проф. Дениса Ноубла из Кэмбриджа: «Мы иногда забываем, что главный вопрос генетики не „что производит белок“ а, скорее, — „что делает собаку собакой, а человека человеком“» (Denis Noble, 2006, Cambridge).

Облепиха и черная смородина. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П.И. Борисов (1800-1854)
Облепиха и черная смородина. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П. И. Борисов (1800-1854)
(1800-1854)П. И. БорисовдекабристарисунковАльбомфлора.Забайкальскаясмородина.чернаяиОблепиха

Директор Ин-та общей генетики РАН — член-корр. РАН Александр Михайлович Кудрявцев — тоже не специалист в области молекулярной генетики и технологий ГМО, — он занимался генетическим полиморфизмом запасных белков пшеницы (глиадинов) и генетическим мониторингом популяций редких видов. Его специальность — 03.02.07 — генетика, но не 03.01.07 — молекулярная генетика. Он, следуя рекомендациям акад. М. П. Кирпичникова, призвал к «редакции» закона № 86 от 1996 г. (как можно редактировать давно исчезнувший документ? В.Д.) «и разделить понятия «трансгенный» и «генетически редактированный» организм.

(Александр Михайлович тоже ничего не знает о решении Европейского биологического арбитража в Люксембурге в 2018 г. и допускает ошибки в терминологии: надо говорить не «генетически редактированный», а «геномно отредактированный»).

Автор статьи «Даёшь нормы ГМО» пишет: «Взгляд на перспективы и возможности геномного редактирования для селекции представила директор ФИЦ ВИГРР им. Н.И. Вавилова — Елена Хлёсткина. Она подчеркнула, что задачу всегда должен ставить селекционер».

Это правильно, но почему дирекция ВИГРР и Президиум РАН не пригласили ведущих селекционеров на этот Президиум? Они тут же могли бы поставить конкретные задачи. Ведь научный менталитет селекционеров много шире и адекватней, чем у генетиков.

Спросите любого селекционера — «если высеять два сорта — Пиротрикс 28 с казахстанской целины и шведский сорт Ранг в Саратове и в Тюмени, то какой сорт выйдет на первое место по урожаю в этих регионах?» Вы тут же получите ответ: «в Саратове первое место займет Пиротрикс 28, а в Тюмени — Ранг. В голове селекционера автоматически прокручиваются знания о динамиках лим-факторов среды, на фоне которых создавался каждый сорт. Он знает, что на целине (пос. Шортанды, Сев. Казахстан) засушливый климат, а в Тюмени — холодный.

Поэтому в Саратове засухоустойчивый сорт Приротрикс 28 даст высокий урожай, а в Тюмени холодостойкий Ранг выйдет на первое место. Что это означает на научном языке? Очень важную вещь: селекционеры могут предсказывать явление «взаимодействие «генотип-среда», которое есть главный рычаг повышения урожаев. А генетики — не могут. На этот вопрос Вы получите от любого генетика одинаковый ответ (проверено экспериментально): «это невозможно прогнозировать, надо высеять эти сорта и посмотреть».

Селекционеры сегодня вполне грамотные люди. Они обязаны знать генетику (в основном экологическую генетику признаков продуктивности), экологию, (включая метеорологию и климатологию), почвоведение, физиологию и биохимию растений, должны знать генеалогические древа (родословные) выводимого сорта не менее, чем на 10-15 поколений назад, должны при работе на питомниках отбора реализовывать в своих головах алгоритмы динамического распознавания образов, поскольку отбор идет по комплексу признаков — по образу.

Они это делают уже тысячи лет, а современная «цифровизация» создала системы узнавания лиц людей всего лет 20 тому назад… Важно, что селекционеры осуществляют именно динамическое распознавание образов. Ведь у пшеницы 12 фаз онтогенеза — всходы, кущение, выход в трубку, колошение, налив, молочная спелость и т. д.

Селекционеры знают, что если перейти на молекулярный уровень, т. е. взять с одного растения образцы тканей корневых волосков, корня, стебля, листьев, колосового стержня, кроющих чешуй, зерна, выделить из этих тканей ДНК, то эта ДНК будет абсолютно одинакова во всех органах и тканях. Если мы купим селекционеру секвенатор (за $1,5 млн) и спектрофотометр (за $2 млн) и дадим 8-10 МНСов и лаборантов, то они, сделав полные сиквенсы всего генома, содержащего 120 тыс. генов, для каждой ткани (за очень длительное время), увидят, что сиквенсы всех тканей идентичны…

На молекулярном уровне исчезают все 12 фаз онтогенеза, исчезают все реакции признаков продуктивности на «удары» постоянно меняющихся во времени лим-факторов среды, исчезают все фенотипические образы, по которым селекционеры ведут отборы уже более 2000 лет.

Поэтому селекционеры не нуждаются в информации о порядке расположения генов в геноме, которую дает секвенирование, кроме того, сейчас установлено, что в ядерном геноме кукурузы 85% генов являются «прыгающими» (транспозонами), т. е. свободно «гуляющими» по всем хромосомам (как их можно «локализовать»? В.Д.)

Кроме того, урожаи растений-самоопылителей повышаются путем накопления в геноме аддитивных генов. Но если ген аддитивный, это значит, что его продукт не взаимодействует с продуктами других генов, и поэтому он «имеет право» «сидеть» в любом локусе любой хромосомы и сохранять свой плюсовой вклад в признак продуктивности. Никакое картирование генов — ни секвенирование, ни картирование по Т.Г. Моргану — просто не нужны для повышения урожаев самоопыляющихся культур.

Даёт ли полезную информацию секвенирование геномов людей для медицины? Вот мнения самых авторитетных специалистов: «Медицинская польза прочтения геномов пока что совсем невелика» (Ф. Коллинз — руководитель глобального проекта «Геном человека». «В настоящее время для прогноза развития ракового заболевания и лечения — секвенирование индивидуальных геномов ничего не даёт лечащим врачам». К. Вентер — глава частной компании Celera Genomic, конкурирующей с международным консорциумом Ф. Коллинза).

Если бы селекционеры РФ были на Президиуме, то они поставили бы перед Е. К. Хлёсткиной одну важнейшую задачу: «в наши дни на Земле урожаи зерновых культур в основном „срезаются“ засухами разных типов. Потепление климата усугубляет эту проблему. Поднимите нам, пожалуйста, засухоустойчивость новых сортов пшеницы, как яровой, так и озимой». Они бы передали Е. К. Хлёсткиной нашу работу: В. А. Драгавцев, И. М. Михайленко, М.А. Проскуряков — Неканонический подход к решению задачи наследственного повышения засухоустойчивости у растений, // С/х биология, 2017, том 52, № 3, с. 487-500.

В ней показано, что результирующая засухоустойчивость сорта определяется вкладами в неё 22-х признаков, каждый из которых детерминируется разным числом генов — от 10000 до 20. Самый важный признак — осмотическое давление (ОД) в клетках корневых волосков, которое «высасывает» влагу в корни из полусухой почвы. Оно детерминируется примерно 10000 генов, продукты которых определяют усредненное ОД в корневых волосках.

Для решения этой задачи Е. К. Хлёсткиной необходимо сделать: 1) идентифицировать каждый из 10000 генов, влияющий на уровень ОД в корневых волосках, в общем геноме сорта мягкой пшеницы, содержащем 120 тыс. генов; 2) определить ОД продукта каждого из 10000 генов, экспрессирующихся в корневых волосках, 3) оставить в геноме сорта гены с плюсовым вкладом в ОД (допустим 5000), а 5000 генов с минусовым вкладом в ОД — убрать и вставить вместо них 5000 генов, с плюсовыми вкладами, взятых от других таксонов.

Для этого потребуется НИИ генной инженерии минимум из 500 научных сотрудников и лет 50 кропотливой работы… Вспомним, что акад. Н. В. Цицин решил эту задачу методом отдаленной гибридизации, получив сверх засухоустойчивые пшенично-пырейные гибриды. Сегодня весь мир повышает засухоустойчивость пшеницы тоже отдалённой гибридизацией, скрещивая пшеницу с её отдаленными родичами — видами из рода Эгилопс.

Башмачок. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П.И. Борисов (1800-1854)
Башмачок. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П. И. Борисов (1800-1854)
(1800-1854)П. И. БорисовдекабристарисунковАльбомфлора.ЗабайкальскаяБашмачок.

Е. К. Хлёсткина сказала, что естественные мутации происходят с редкой частотой. А обсуждаемые технологии (трансгеноз и геномное редактирование, В.Д.) «делают процесс мутагенеза предсказуемым и направленным». Это не так. Алгоритмы направленного мутагенеза еще в 70-е годы создали в новосибирском Академгородке академики Д. Г. Кнорре и Р. И. Салганик.

Двойная спираль ДНК, расплетаясь во времени, «оголяет» поочередно ген за геном. Если по «оголенному» гену «ударить» мутагеном (непринципиально каким), то именно этот ген мутирует. Это и есть «направленный мутагенез». Почему же за прошедшие 50 лет такой мутагенез не вошёл в практику селекции? Потому, что пока никто не знает — какой конкретно ген из 120000 генов сорта мягкой пшеницы повышает урожай (в конкретной среде), а какой — снижает. А в другой среде (напр. на следующий год на том же поле) эти гены сменят ранги по вкладу в урожай. Как применить к этой «блуждающей» генетике геномное редактирование?

Далее Е. К. Хлёсткина призвала ввести «лицензирование селекционной деятельности», — очень странное предложение. Значит Лютер Бербанк и И. В. Мичурин, создавая шедевры селекции, не имея лицензии, работали незаконно? Значит любая бабушка на своих 6 сотках, отбирая самые урожайные кусты картофеля на семена, должна иметь на это лицензию? А любой дедушка, закладывая сад на 6 сотках, высаживает в 2-3 раза больше плодовых саженцев, ждёт первого плодоношения и потом вырубает половину деревьев, оставляя самые урожайные с самыми вкусными плодами, — на такую селекцию он тоже должен иметь лицензию?

Е. К. Хлёсткина имеет дипломы кбн и дбн по специальности «генетика», но она не молекулярный генетик и не имеет опыта работы с технологиями создания ГМО.

Далее автор статьи пишет: «Директор ВНИИ с/х микробиологии академик Игорь Тихонович… (но директор ВНИИСХМ не И. Тихонович, а Н. А. Проворов, В.Д.) привёл интересный факт: есть природные трансгенные растения, которые в ходе эволюции „захватывают“ некоторые гены из агробактерий…». Здесь вообще ничего понять нельзя.

Агробактерия — это вектор, «буксирующий» один трансген-олигоген в другой таксон. Она занимается «горизонтальным» переносом генов, который давно — в 80-х годах — описали в своих книгах проф. Р. Б. Хесин (Непостоянство генома, 1984) и проф. В. Курдюм (Киев). Бактерия приносит с собой один трансген, т. е. она его «дарит» растению, никакого захвата здесь нет.

Если речь идет о «захвате» генов клубеньковых бактерий, но ведь они могут жить очень долго в почве без растений-хозяев, и когда появляется хозяин, то клубеньковые бактерии инфицируют его подобно патогенным организмам. Потом они, образовав клубеньки на корнях хозяина, съедают 150-200 г глюкозы, созданной растением-хозяином, чтобы фиксировать 1 г азота. Почему такое «партнёрство» назвали симбиозом? Оно больше похоже на паразитирование с небольшой «оплатой» усвоенным азотом растению-хозяину.

Кроме того, «захватить» можно один трансген. Но «клубеньковые бактерии содержат значительное количество генов, отвечающих за азотфиксацию в симбиозе с растением (метаболические пути, В.Д.). К ним относятся непосредственно гены симбиоза, гены собственно азотфиксации, кодирующие синтез нитрогеназы, а также вспомогательные гены, отвечающие за обеспечение процесса энергией и за другие регуляции. Эти гены локализованы как в плазмидах, так и в других частях ризобий» (Справочник химика, 21. Азотфиксация симбиотическая, стр. 397). «Захватить» все перечисленные группы генов в принципе невозможно.

Акад. И. А. Тихонович имеет научную специальность 03.02.07 — генетика. Он — специалист по генетическому анализу надорганизменных микробно-растительных систем и программ развития симбиотических компартментов. Он готовит аспирантов, по специальностям — 03.02.03 — микробиология и 03.01.05 — физиология и биохимия растений. Но он не специалист в области молекулярной генетики и в области технологий создания ГМО.

Он был приглашён на Президиум потому, что является ярым лоббистом ГМО. Недавно он, будучи президентом Вавиловского общества генетиков и селекционеров (ВОГИС) — (международная организация), обратился с призывом ко всем членам ВОГИС, из которых более 90% не специалисты в области молекулярной генетики и технологий ГМО, — поставить свои подписи под письмом в Правительство РФ в защиту ГМО. Этично ли призывать массы некомпетентных людей на лоббирование технологий, которые теряют репутацию во всем мире и, самое неприятное, могут очень сильно подорвать главную отрасль экономики РФ — растениеводство?

Известно, что по рекомендации РАСХН и акад. К. Скрябина, российского «генного инженера», работавшего в тесном контакте с «Монсанто», И. А. Тихонович с 2005 по 2015 гг. был членом экспертного совета ФАО по продовольственной безопасности. Возможно, там он и проникся «любовью» к ГМО.

Каковы причины возникновения в РФ огромного числа лоббистов ГМО, ни один из которых пока не создал этими технологиями ни одного сорта с урожаем, превысившим стандарт на 40-70%? В принципе могут быть две таких причины.

Одну описал в газете «Аргументы и факты» года 3 тому назад английский генетик, утверждавший, что агрессивные компании — «Байер-Монсанто», «Сингента», KWS, имеющие ежегодные обороты более $ 10 млрд легко подкупают по всему миру неустойчивых противников ГМО, а устойчивых — выгоняют с работы, подкупая начальство ун-тов. Он предположил, что сильный всплеск числа лоббистов ГМО в РФ есть результат влияния долларов мировых селекционных монстров. Поверить в это, конечно, нельзя. Если поверить, то надо тут же застрелиться…

Вторая причина — это традиционное для российской интеллигенции неадекватное восхищение наукой, культурой, технологиями и даже модой Европы и США. Над этим иронизировал еще А. С. Пушкин. Талантливый представитель культуры СССР (псевдоним — Иннокентий Эксунгве-Леонский) в поэме «Ив Монтан и другие» (50-е годы) написал замечательные строки: «Поповщину едва изжив, К призывам разума мы глухи! Увы, неистребим порыв — Лежать пред кем-нибудь на брюхе»!

Это «брюхолежательство» перед молекулярным уровнем исследований вызвало огромный поток стажёров из РФ в Европу и США. Они освоили методы молекулярной генетики, вернулись в Россию и начали применять уже давно известные и отработанные методы просто на других видах, защищая кандидатские диссертации и утверждая при этом, что они ведут фундаментальные исследования. Естественно, что законы РФ о запрете ГМО им не понравились.

Голостебельный мак. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П.И. Борисов (1800-1854)
Голостебельный мак. Забайкальская флора. Альбом рисунков декабриста П. И. Борисов (1800-1854)
(1800-1854)П. И. БорисовдекабристарисунковАльбомфлора.ЗабайкальскаяГолостебельный мак.

Некий активист призвал 400 молодых молекулярных генетиков написать письмо президенту РФ с призывом «открыть ворота» для ГМО в РФ. Можем ли мы найти в РФ 400 генетиков крупного рогатого скота (КРС)? Конечно, нет, поскольку кандидатскую диссертацию по генетике КРС аспиранты защищают не ранее, чем через 15-17 лет, а по молекулярной генетике — через 1,0 — 1,5 года.

Самое несуразное в постановлении этого Президиума РАН следующее положение:

«Ученые заявляют о необходимости перейти к правовому регулированию продукта генетических технологий в зависимости от его безопасности и независимо от способа получения».

Но если бы мы не знали способа получения ГМ картофеля устойчивого к колорадскому жуку, мы бы никогда не поняли, почему погибают пчёлы, пьющие нектар из цветков этого ГМО. А вот насчет безопасности проблема сложнее. Безопасности для кого? Для человека, который поедает продукты ГМО? Или для дождевых червей и муравьёв, которые погибают при поливе раундапом полей? Или для пчёл, бабочек и других насекомых, погибающих от инсектицидов трансгенов, введенных для защиты ГМ культур от насекомых? Или для каждого из сотен тысяч видов почвенных микроорганизмов, которые прошли эволюцию в миллионы лет вместе с данным фитоценозом и теперь столкнулись с новым экссудатом (корневыми выделениями) ГМО кентавра (или ГМО химеры)?

Ведь поверхность корневой системы одного растения превышает поверхность надземных органов в 140-150 раз. У одного растения ржи длина корней (без корневых волосков) более 620 км, а растение кукурузы каждый день отращивает по 3 км корней. Длина корней пшеницы на 1 гектаре — 300 000 км. На корнях одного растения ржи более 10 млрд корневых волосков, их суммарная длина — 10 000 км. Их общая поверхность в 2 раза больше поверхности корней. Корни злаковых культур за период вегетации выделяют до 1 тонны экссудата на 1 га, который взаимодействует с почвенными бактериями, насекомыми и грибами.

Это взаимодействие «пришлифовывалось» миллионы лет, а теперь новый экссудат новой ГМО культуры за один год разрушает систему этих взаимодействий. Установлено, что новый экссудат при взаимодействиями с обычной почвенной биотой данного поля уменьшает в 1,5-2,0 раза прирост корней генотипа растения, выделяющего новый экссудат. При возделывании ГМ культур надо оценивать выбросы закиси азота в атмосферу, которая в 300 раз по сравнению с углекислотой усиливает потепление климата. У каждой небольшой возвышенности есть склоны — северный, западный, южный восточный. На каждом склоне свои экотипы и даже виды дождевых червей, муравьев, грибов, сотни тысяч видов почвенной микробиоты, — для каждого из этих видов должна быть доказана безопасность ГМ культур. Хватит ли у России денег, чтобы организовать такой сверхдорогой мониторинг безопасности возделывания ГМ культур? Конечно, нет!

В начале февраля 2022 г. в Москве состоялась презентация книги, написанной британскими учеными и переведенной на русский язык — «Энциклопедия ГМО». В ней подробно представлены все страшные последействия возделывания ГМО на всю биосферу Земли. Поэтому — «Даешь ГМО от ворот поворот»! — самый правильный лозунг сегодня для России, как и для многих других государств.

В России есть Ассоциация генетической безопасности РФ (АГБРФ), которая за многие годы накопила множество фактов негативных последствий возделывания ГМ культур по всему миру. Главные факты — экоцид (убивание среды обитания живых организмов). В АГБРФ много членов РАН, профессоров, представителей научной общественности, СМИ. Ни один представитель АГБРФ не был приглашен на этот Президиум, что привело к полному отсутствию какой-либо дискуссии по важнейшей проблеме для РФ — продовольственной безопасности страны путем создания новых прорывных сортов и скорейшего решения задачи полного импортозамещения семян зарубежных компаний.

При блистательном отсутствии на Президиуме РАН селекционеров РФ, членов АГБРФ, при отсутствии дискуссии по важнейшей для выживания России проблеме, а также при наличии только одного докладчика-специалиста (из семи докладчиков), — постановление такого Президиума не может считаться законным.

Руководство РФ должно проигнорировать постановление Президиума РАН — «Даёшь нормы ГМО». В противном случае селекцию, семеноводство и всю отрасль растениеводства РФ ждут трагические перспективы.

С 2010 г. в мире выращивается меньше зерна, чем потребляется человечеством. ФАО сообщила, что мировой урожай зерновых, полученный в 2020 году на Планете, был «съеден» уже к августу 2021 г. Для прокорма населения в течение последних 5 месяцев 2021 г. многие страны были вынуждены изымать зерно из государственных резервов, объём которых в мире невелик — чуть больше 20% от ежегодного мирового производства зерна.

К тому же, 26.01.2022 цены на зерно пшеницы на европейской бирже «EuroNext» повысились с 263 евро до 274 евро за одну тонну, т. е. достигли 24600 руб., а на внутреннем рынке РФ — поднялись до 18 тыс. руб. (три года назад в РФ тонна зерна пшеницы стоила 10 тыс. руб.).

Главная проблема для РФ сегодня — низкие урожаи пшеницы (и других зерновых) на нечерноземных почвах. В 1985 г. средний урожай был 17-18 ц/га, и в 2015 тоже 17-18 ц/га.

Это означает, что 260 НИИ и других организаций Россельхозакадемии за 30 лет не смогли поднять урожай пшеницы хотя бы на 4-5 ц/га, израсходовав за это время на своё содержание около 240 млрд руб.

Я имею моральное право поднимать такие вопросы. К 2022 г. под моим руководством

созданы и районированы 8 сортов яровой мягкой пшеницы (они вышли из руководимой мною Межведомственной программы по генетике продуктивности пшениц в Сибири — программы «ДИАС»). 5 «дочерних» и «внучатых» сортов получены от скрещиваний первых восьми сортов программы ДИАС, и 4 прорывных по урожаям сорта, у которых я соавтор, созданы за последние 8 лет. Эти сорта возделывались и возделываются в Предуралье, Северном Зауралье, Западной Сибири, Казахстане, Алтайском крае, Республике Алтай, Бурятии, Хакасии, Тыве и Монголии на площадях около 10 млн га с экономическим эффектом в сотни млрд руб. ежегодно.

Если РФ хочет быстро превратиться из страны-импортера зарубежных сортов в страну-экспортера прорывных по урожаям и качеству российских сортов, то она должна быстро построить в СПб Селекционный фитотрон России и за 5-7 лет поднять урожаи по всей стране на 60-80%, при параллельном конвейерном создании прорывных сортов на экспорт, экономический эффект от которого будет сопоставим с экономическим эффектом от экспорта некоторых энергоносителей.

Акад. В. А. Драгавцев 10.02.2022. Санкт-Петербург

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»