logo
Статья
  1. Наша война

От Политсовета «Сути времени»

Пикет движения «Суть времени» против установки памятника Солженицыну в Москве. 27 апреля 2018 года, МоскваПикет движения «Суть времени» против установки памятника Солженицыну в Москве. 27 апреля 2018 года, Москва

Против российского общества давно развернута многонаправленная война и важнейшим направлением стала сейчас война против нашей истории. Она велась давно — под призывы покаяться и расправиться с «проклятым прошлым» прошла перестройка. Но то поколение, хоть и излишне доверчивое на посулы, все же из своего опыта знало, что его жизнь в СССР не была адом, а поколение победителей не делилось, как позже стали внушать, на «тех, кто сидели, и тех, кто охраняли». Сегодня объектом войны оказалось сознание молодежи, куда менее защищенное от лжи, а пропаганда стала куда более оснащенной и тотальной. Война за образ прошлого, который будет воспринят нашей молодежью, идет полным ходом.

Знаменем, под которым наступают те, кто хочет внушить народу комплекс исторической неполноценности, — а как следствие, его «поврежденности в правах», закрепленное (вдумайтесь!) «Нюрнбергом-2», о чем без стеснения говорится уже вслух и громко, — безусловно, является фигура А. И. Солженицына. Восславленный как «совесть нации», этот человек стал тараном, которым у нас на глазах разрушаются не только остатки советской идентичности, но и нечто большее — понятие о долге, чести, патриотизме, да и просто честности по отношению к своей истории и народу. Как «фантастический реализм» определила стиль и жанр произведений Солженицына филолог, исследователь его творчества, член Союза писателей России Ирина Моисеева в интервью ИА Красная Весна: «И вот эти фантазии детям выдаются как реальные события. Он часто свои произведения называет бомбами. „Архипелаг ГУЛАГ“ — вот бомба будет“. И „Матренин двор“, и „Иван Денисыч“ — это всё бомбы. А мы видим, что эти бомбы занесены в школу». И уточняет: «Самое страшное, что сделано это по указанию главнокомандующего».

Совершенно согласны с такой позицией, и именно поэтому движение «Суть времени» ведет свою войну против «солженицынства» — продвижения этого опаснейшего концепта в сознание, всех мероприятий, сопровождающих «юбилейный год», установки памятника писателю в столице России и других городах — и особо требует исключения из школьной программы «бомбы» под названием «Архипелаг ГУЛАГ». Вести партизанскую, по сути, войну, когда противоположной стороной задействованы все возможности государства, его СМИ и даже авторитет его руководителя, — нелегко. Но мы делаем это и призываем сограждан осознать опасность происходящего и присоединяться к НАШЕЙ ВОЙНЕ.

Одним из ее сражений является юридическое. Двадцатью шестью москвичами, членами «Сути времени», подан иск в Мосгорсуд о неправомочности установки памятника А. И. Солженицыну в центре Москвы без учета и вопреки мнению жителей и депутатов муниципального Совета. В этом номере газеты мы знакомим с поданным иском и другими материалами по теме. Узнать о движении дела, а также присоединиться к протесту можно, связавшись с региональными ячейками через сайт (http://eot.su/) или группы в соцсетях.

Документ

В Московский городской суд

Истцы:

Кудряшов Игорь Иванович <...>
и 25 других соистцов в порядке ст. 42 КАС РФ
(согласно списку нижеподписавшихся)

Представитель истцов:

Барсуков Олег Васильевич <...>

Ответчик:

Московская городская Дума

127994, г. Москва, ГСП-4, Страстной бульвар, д. 15/29, стр. 1

Прокурор:

(участник дела на основании ч. 4 ст. 213 КАС РФ)

Прокурор города Москвы Чуриков Владимир Викторович

109992, г. Москва, пл. Крестьянская Застава, дом 1

Заинтересованное лицо:

Совет депутатов Муниципального округа Таганский

109147, Москва, Воронцовская улица, д. 21

Административное исковое заявление

о признании правового акта недействующим

Оспариваемым актом, подлежащим признанию недействующим, является

Пункт 164 Перечня предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения, утвержденного Постановлением Московской городской Думы от 27 июня 2001 года № 97 «О Перечне предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения», следующего содержания: «Памятник А. И. Солженицыну в сквере между домами 11 и 13 по улице Александра Солженицына (Таганский) конкурс открытый 15 млн рублей, средства Русского Благотворительного Фонда Александра Солженицына (изготовление скульптурной части памятника)» (в редакции Постановления Московской городской Думы № 134 от 20 сентября 2017 года «О внесении изменений в постановление Московской городской Думы от 27 июня 2001 года № 97) (далее также — «спорное постановление», «оспариваемый акт» или «спорный акт»).

Спорное постановление очевидным образом нарушает права граждан — как нижеподписавшихся жителей Москвы, так и неопределенного круга лиц — граждан России.

Оспариваемый акт принят вопреки порядку, установленному Законом города Москвы № 30 «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения» (далее также «Закон города Москвы № 30» или «Закон № 30»), о чем будет более подробно изложено ниже. Согласно Закону № 30, соответствующее решение принимает Московская городская Дума, основываясь в том числе «на <...> мнении представительного органа внутригородского муниципального образования в городе Москве, на территории которого предполагается сооружение Произведения». В данном случае мнение представительного органа — Совета депутатов МО Таганский — категорически отрицательное, решение об установке памятника принято вопреки ему.

Настоящим иском оспариваются основания установки спорного памятника и напрямую связанная с учетом мнения граждан компетенция органа, принявшего спорный акт. То есть истцы оспаривают не только и не столько порядок и художественные решения, а основания установки конкретного памятника (А. И. Солженицыну) и компетенцию ответчика, который, в нарушение норм закона, не учел мнение представительного органа (Совета депутатов МО Таганский) и граждан — жителей Москвы. В качестве оснований для исковых требований заявлены нормы Конституции России и нормы федеральных законов, поскольку распоряжение мэра и иные акты Правительства Москвы в части, противоречащей федеральному законодательству, применяться НЕ могут.

Спорное постановление чревато необратимыми последствиями в виде установки памятника А. И. Солженицыну (далее также — «спорный памятник») вопреки волеизъявлению граждан России. На основании оспариваемого постановления спланированы бюджеты соответствующих исполнителей; в том числе и в частности, Союз московских архитекторов при поддержке Министерства культуры России и по инициативе Государственного бюджетного учреждения культуры города Москвы «Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына» проводит открытый конкурс на проект памятника А. И. Солженицыну. Сложившаяся практика показывает, что активность деятельности различных организаций, а также причастность к процессу, в том числе и в частности Министерства культуры РФ указывает на крайне высокую степень вероятности нежелательной для граждан реальной установки памятника (как пример содействия и непосредственного участия Министра культуры РФ в самовольной (заведомо незаконной) установке памятной доски союзнику нацистов К. Маннергейму — см. также приложение).

Согласно Письму-ответу Департамента культурного наследия города Москвы (Мосгорнаследие) № ДКН-16–50–6/8 от 17.01.2018 г. на запрос Информационного агентства «Красная Весна», установка и возведение памятника А. И. Солженицыну на улице его имени якобы соответствует Плану мероприятий по подготовке и празднованию 100-летия со дня рождения А. И. Солженицына (№ 8405п-П44 — документ не опубликован, ответчиками не представлен — прим. истцов), утвержденному 2.11.2016 г. Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации — руководителем Аппарата Правительства РФ С. Э. Приходько, и Указу Президента Российской Федерации В. В. Путина от 27.06.2014 г. № 474 «О праздновании 100-летия со дня рождения А. И. Солженицына», Протоколу Комиссии по монументальному искусству Мосгордумы № 2 от 13 апреля 2017 г., соответствующим заключениям Мосгорнаследия и Москомархитектуры. Настоящим заявляется, что перечисленные в данном абзаце нормативные и иные документы использованы в качестве основания для установки спорного памятника незаконно, поскольку органы исполнительной власти некомпетентны решать данный вопрос без соответствующего решения власти представительной, то есть действия перечисленных органов совершены вопреки Решению Совета депутатов МО Таганский № 6–14/68 от 31.05.2017 г. (исключительно компетентному для данного случая) о признании нецелесообразной установки памятника А. И. Солженицыну в связи с негативным отношением жителей к данной инициативе.

Настоящим заявляется о нарушении прав неопределенного круга лиц (включая истцов) действиями вышеперечисленных лиц и о несоответствии этих действий законодательству. В действительности решение об установке столь спорного памятника могло быть принято исключительно населением путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные (представительные) органы местного самоуправления.

Далее исковое заявление излагается в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

27 апреля 2018 года, Екатеринбург27 апреля 2018 года, Екатеринбург

О нарушенных правах и о причинах, которые могут повлечь за собой их нарушение (п. 4 ч. 2 ст. 125 КАС РФ)

В соответствии со статьей 18 Конституции Российской Федерации, права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Оспариваемый правовой акт очевидно нарушает конституционные права граждан, которые, как указано выше в Решении Совета муниципальных депутатов, негативно относятся к памятнику Солженицыну. Неприятие гражданами памятника обусловлено не только и не столько неоднозначностью и противоречивостью личности писателя.

Дело в том, что с именем Солженицына прочно связан общеизвестный культурно-исторический концепт, некогда искусственно сконструированный и навязанный русскому народу вопреки сложившимся в обществе культурным традициям и историческому самосознанию.

Под исторической концептуализацией и/или историческим концептом в настоящем исковом заявлении подразумевается обобщенный, целостный и взаимоувязанный в единую систему комплекс идей и представлений, относящийся к историческим событиям, процессам, о роли и месте человека в этих событиях и процессах. Таким образом, категориями концептуализации подчеркивается значимость и приоритет восприятия личности Солженицына в системной взаимосвязи с комплексом типично «солженицынских» идей и представлений о человеке, о его роли в истории; в публицистической и научной среде данному концепту присвоен термин «солженицынство».

Связано это с тем, что у значительного числа граждан России имя Солженицына ассоциируется с навязываемым русским заведомо, по твердому (и вполне справедливому) убеждению граждан России, ложным концептом врожденной вины типично русского человека в злокозненности по отношению к окружающему миру, в его (типично русского человека) фундаментальной неполноценности и исторической несостоятельности.

Солженицынский концепт предполагает непременное признание СССР (в частности, СССР сталинского периода) преступным государством, якобы осуществлявшим геноцид собственного народа, и виновным в развязывании Второй мировой войны. Историки и политологи, придерживающиеся именно этого «солженицынского» концепта (исторической несостоятельности русских, признания СССР преступным государством, виновным в развязывании Второй мировой войны), также прочно связывают эти идеи именно с именем Солженицына и склонны прославлять писателя именно в этом, негативном для большинства русских, качестве.

Именно в связи с этим многие из граждан России крайне скептически относятся к заслугам Солженицына в писательской и иной деятельности. Или, признавая достоинства некоторых ранних литературных произведений Солженицына, решительно отвергают его последующие политизированные тексты. Россияне отвергают солженицынские откровенно лживые, якобы исторические, данные и оценки (например, о причинах революций, о кошмарах сталинских лагерей или числе жертв Советской власти), которые давно научно опровергнуты, опровергнуты также и компетентными должностными лицами (примеры — ниже).

Солженицынские тексты и оценки отвергаются потому, что они исторически лживы. Их основные оценочные постулаты и приводимые Солженицыным и его последователями якобы фактические данные доказательно опровергнуты и множеством исторических свидетельств, и работавшими в архивах российскими и зарубежными специалистами.

Эти тексты и оценки отвергаются и потому, что именно из них формируется фундаментально антирусский солженицынский концепт («солженицынство»). Концепт, внушающий обществу ложное и тотально негативное ощущение «беспросветной черноты» собственной истории, а также неизбывной греховности и «духовно-социальной поврежденности» русского народа, раз за разом создававшего «преступное государство», в силу чего «Россия — страна рабов и тиранов». Именно по этим причинам большинство граждан считает неприемлемой установку памятников личности, имя которой носит столь агрессивный неблагой концепт.

Социологические опросы АКСИО-1 и АКСИО-2, проведенные в 2011 году для общественной оценки инициативы Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (который разработал программу «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», основанную на типично солженицынском концепте) показали следующее.

На вопрос «Нужно ли в России осуществлять программу, предполагающую признание Советского Союза преступным государством, осуществлявшим геноцид собственного народа и виновным в развязывании Второй мировой войны», 89,7% респондентов ответили категорически отрицательно. По вопросу об оценке гражданами предлагаемой программы десталинизации (солженицынской по сути) 69% респондентов отнеслись к этой программе крайне отрицательно. По вопросу об отношении к советскому периоду истории 86% заявили о необходимости признать величие СССР, 7% затруднились с ответом, и лишь 7% выразили мнение о возможности признать преступность СССР. Естественность неприятия солженицынского подхода к человеку и месту его в истории (то есть неприятия концепта «солженицынство») гражданами России очевидна.

Следует еще раз обратить внимание, что речь идет не только и не столько о личности Солженицына (хотя и о ней тоже). Речь идет о специфически агрессивном по отношению к СССР и настойчиво навязываемом гражданам России концепте, о категорическом неприятии этого концепта гражданами России.

Нобелевской премии по литературе в 1970 году Солженицын был удостоен, согласно официальной записи, «за этическую силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы» («for the ethical force with which he has pursued the indispensable traditions of Russian literature»).

Собственно Нобелевский комитет впоследствии был скомпрометирован западными же спецслужбами. Так, в январе 2015 года ЦРУ США опубликовало 99 документов, свидетельствующих о непосредственном влиянии американской разведки на решения Нобелевского комитета, в частности, на присуждение Нобелевской премии по литературе Борису Пастернаку за роман «Доктор Живаго» в 1958 году (см. публикации — в приложении).

Указанные сведения широко освещены в СМИ и являются общеизвестными, а в свете декларируемой западными СМИ русофобской пропаганды — вовсе не удивительными.

28 апреля 2018 года, Кемерово28 апреля 2018 года, Кемерово

А. И. Солженицын является основным соавтором и/или распространителем общеизвестных исторических мифов:

— Мифа о «десятках и сотнях миллионов невинных жертв коммунистического режима». Этот миф последовательно воспроизводился во многих «произведениях» Солженицына и его публичных выступлениях. Так, в своем выступлении по испанскому телевидению (Мадрид, 20 марта 1976 г.) Солженицын заявил следующее:

«У нас в Советском Союзе бушевала тюремная система, у нас арестовывали миллионы. У нас только расстреливали в год — по миллиону! <...>

Профессор Курганов (один из соавторов «солженицынского» концепта, в 1942 г. перешедший на сторону фашистской Германии, активный участник «власовского» движения в качестве члена нацсовета Комитета освобождения народов России [КОНР, орган полит. руководства власовского РОД, организован при поддержке Третьего рейха], с 1949 г. до его смерти в 1980 г. проживавший в США — прим. истцов) приводит другие цифры: сколько мы потеряли во Второй мировой войне. ...Мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого ее ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя — 110 миллионов человек!»

Объявленные Солженицыным со ссылкой на Курганова цифры «потерь» заведомо недобросовестны, поскольку очевидно противоречат общеизвестным объективным данным Госкомстата РФ о численности населения СССР/РФ в соответствующие периоды, согласно которым численность населения всегда росла, снижаясь только во время Великой Отечественной войны (см. рис. 1):

Рис. 1Рис. 1

Действительные размеры так называемых политических репрессий были окончательно определены в 1989 году (за 5 лет до возвращения Солженицына в Россию): комиссия по определению потерь населения Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом АН СССР Ю. А. Поляковым изучила статистическую отчетность ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ, хранившуюся в государственных архивах. Полученные в архивах данные были систематизированы и опубликованы в 1991 году участником этой группы, доктором исторических наук В. Н. Земсковым. Согласно документальным архивным данным, за период с 1921 г. до начала 1954 г. за «контрреволюционные преступления» было осуждено Коллегией ОГПУ и тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами, по данным МВД СССР — 4 051 903 чел., по данным КГБ СССР — 3 753 490 чел. Из них к высшей мере наказания приговорены, по данным МВД СССР, 799 257 чел., по данным КГБ СССР — 815 579 чел. (цифры эти подтверждены, в том числе, и официальными должностными лицами РФ (см. также интервью главы ФСБ Бортникова 19 декабря 2017 года), подробная справка — прилагается).

При этом надо иметь в виду, что не все приговоры были приведены в исполнение, а в число осужденных входили власовцы, бандеровцы, «лесные братья», прочие бандиты, боровшиеся с законной властью СССР с оружием в руках, а также пособники немецко-фашистских оккупантов: бургомистры, полицаи, диверсанты, шпионы и прочие военные преступники. Сколько из казненных было осуждено ошибочно, до сих пор не знает никто. Российское государство практически не занимается этим вопросом, в том числе и в частности под влиянием солженицынского концепта.

Приведенные выше цифры осужденных подтверждаются документальными архивными данными, широко опубликованы и являются общеизвестными. Следует также отметить, что так называемые «политические репрессии» — события особого периода в истории России. Аналогичные эпизоды имели место в истории (в том числе новейшей) таких стран как Франция, Германия, Испания, Южная Корея, Индонезия, Чили, и во многих из них доля пострадавших от репрессий значительно выше, чем в СССР. Согласно общепринятым морально-правовым нормам, попытки политической наживы на вымышленных сфальсифицированных цифрах и на искажении исторического достоинства своей страны, представлении ее самой жестокой и кровавой в мире — являются скорее предельным неуважением по отношению к реальным жертвам следственно-судебных ошибок или недобросовестности должностных лиц особого периода, нежели данью доброй памяти этих жертв. Таким образом, солженицынский миф о многомиллионных репрессиях — орудие холодной войны, одно из средств хулы и оскорбления всего русского народа.

Солженицын является также одним из соавторов мифа о том, что советские солдаты во время наступления в Европе якобы мстили за злодеяния фашистов мирным жителям: будто бы они (советские солдаты) жгли деревни, насиловали, грабили и убивали безоружных мирных жителей. Практически только об этом — солженицынская «поэма» «Прусские ночи», изданная парижским издательством YMCA–PRESS в 1974 году.

Солженицын является также одним из соавторов искусственно сконструированного концепта фактического оправдания лиц и организаций, которые в годы Великой Отечественной войны вели вооруженную борьбу против СССР на стороне фашистов. Реабилитация пособников нацистов производится, в том числе и в частности, описаниями тяжелых страданий осужденных фашистских пособников в контексте «невинных жертв ГУЛАГа»: «Весь 1945 и 1946 годы продвигался на Архипелаг (ГУЛАГ — прим. истцов) большой поток истинных наконец противников власти (власовцев, казаков–красновцев, мусульман из национальных частей, созданных при Гитлере) — иногда убежденных, иногда невольных <...> украинских националистов («бандеровцев» (Солженицын. «Архипелаг ГУЛАГ». Книга впервые издана издательством YMCA–PRESS в 1973 году).

Следует отметить, что основанием для увековечивания какой-либо личности должны быть выдающиеся заслуги. Заслуги же Солженицына перед народом СССР и России весьма сомнительны. Если они вообще есть. Общеизвестно, что в феврале 1945 года, во время ведения боевых действий против фашистов, капитан действующей армии А. И. Солженицын, кавалер ордена Отечественной войны II степени, ордена Красной Звезды, был арестован и впоследствии осужден. В 1974 году Указом Президиума Верховного Совета СССР «за систематическое совершение действий, не совместимых с принадлежностью к гражданству СССР и наносящих ущерб СССР», Солженицын был лишен гражданства и депортирован в ФРГ. Сведения об осуждении Солженицына, как и сведения о его реабилитации до настоящего времени в полной мере не обнародованы, то есть предполагаемая реабилитация Солженицына носит весьма условный и противоречивый характер. В связи с этим настоящим заявляется также ходатайство об истребовании соответствующих документов об осуждении и реабилитации А. И. Солженицына.

В то же время, несмотря на отсутствие у А. И. Солженицына видимых заслуг перед Отечеством и на многократное доказательное опровержение его фальшивых исторических оценок, перечисленные солженицынские мифы заложены в основу «покаянного» концепта, оскорбляющего память о жертвах нацизма во Второй мировой войне и разжигающего социальную рознь внутри нашей страны. Более того, Солженицыну предлагается установить памятник в столице России.

Распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны содержит состав реабилитации нацизма [в настоящее время наказуемость деяния предусмотрена статьей 354.1. УК РФ (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление)], что в значительной мере обосновывает также и в правовом смысле неприятие гражданами России как личности А. И. Солженицына, так и связанных с ним исторических мифов.

28 апреля 2018 года, Тайга28 апреля 2018 года, Тайга

Солженицын в течение как минимум 15 лет призывал США и другие страны Запада активнее бороться с СССР, в том числе военной силой, осуждал завершение войны во Вьетнаме, приветствовал приход к власти Пиночета, поддерживал режим Франко и так далее. Он атаковал Запад «справа», толкал его на войну с социалистическими странами. И что-то ему удавалось. Например, в 1975 году Солженицын назвал «коммунизм» «мировым злом» и призвал бороться с ним всеми средствами. А позже, в 1983 году, президент США Рональд Рейган назвал СССР «империей зла» и объявил против него военный поход.

После выступления в Итонском колледже 17 мая 1983 на вопрос: «Итак, что нам на Западе делать — сражаться с Советским Союзом ядерным оружием, которое уничтожает, или словами, которых советские не слышат?» Солженицын отвечает: «Если бы, если бы Запад мог сражаться словами! Советский Союз при любой разрядке продолжает идеологическую войну, так и объявляет вслух. Ни одной минуты, никогда советские руководители не отказывались от идеологической войны. Все их ложные идеи имеют обманные одежды, и они проталкивают их все 65 лет с нечеловеческой настойчивостью». (Цитируется по книге Александр Солженицын. Публицистика. В трех томах. Том три. Ярославль. Верхняя Волга. 1997 г. Составление и пояснения Н. Д. Солженицыной, стр. 151).

То есть он (Солженицын) твердо и определенно заявляет, что надо воевать с Советским Союзом, Родиной истцов, в том числе и ядерным оружием (которое могло убить десятки миллионов людей, не разбираясь, кто они по своим политическим убеждениям, полу, возрасту, религии и так далее). Причем в ответ на некую «идеологическую войну», в которой Запад почему-то не может сражаться словами. Хотя все последующие исторические события говорят именно о том, что Запад сломал СССР отнюдь не ядерным оружием, а словами, идеологической войной.

Таким образом, за нобелевским лауреатом и «академиком» Александром Солженицыным в общественном сознании прочно закрепилась репутация чрезвычайно нечистоплотного и крайне агрессивного очернителя, хулителя русского народа и российской государственности, что вызывает у граждан России закономерное интуитивное и иное отторжение. Естественно, что предложения об установке памятника Солженицыну, с именем которого у русских ассоциируются навязываемые русским чуждые им идеи об их якобы заведомой исторической несостоятельности, русский народ не принимает и выступает категорически против.

Органы власти, поддерживающие идею об установке памятника Солженицыну, фактически оказываются в положении очернителей и хулителей своего народа и страны, поддерживающих солженицынский концепт о несостоятельности русских. Что неизбежно формирует в гражданах извращенное представление об исторической и национальной идентичности и о надлежащем правосознании, нарушает конституционное право граждан чтить память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, являющихся естественным правом каждого человека и закрепленного Преамбулой Конституции России.

Связанная с именем Солженицына антирусская и антигосударственная деятельность являлась и до настоящего времени является разрушительной по своей сути, что является общеизвестным и подтверждается прилагаемыми доказательствами. Разрушительность эта усугубляется именно формальными атрибутами «заслуг» — мифом о литературном таланте Солженицына как писателя, присуждением ему Нобелевской премии и т. п.

Российская Федерация (Россия), по смыслу международного права, является продолжателем СССР (в международном праве статус обозначается термином «континуитет» — continuity), то есть Россия и СССР являются одним и тем же субъектом права (что НЕтождественно правопреемству, при котором права и обязанности переходят от одного субъекта права к другому). Что внутренним законодательством РФ подтверждено, в том числе и в частности, Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации № 157-II ГД от 15 марта 1996 г. «О юридической силе для Российской Федерации — России результатов референдума СССР 17 марта 1991 г. по вопросу о сохранении Союза ССР».

Установка памятника лицу, приложившему значительные усилия по дискредитации деятельности СССР, в том числе по очернению деятельности СССР, в том числе и во время Великой Отечественной войны, не только подрывает государственность России как продолжателя СССР, но и оскорбляет граждан России и жителей Москвы, предки которых, сражаясь во время Великой Отечественной войны в рядах Красной Армии, отнюдь не подразумевали возможность увековечивания личности подобного толка.

20 мая 2018 года, Томск20 мая 2018 года, Томск

Принимая решения об установке спорного памятника, ответчик не только проигнорировал перечисленные общеизвестные обстоятельства, но и не предпринял никаких мер по выяснению отношения (мнения) граждан, проживающих в Москве, недвусмысленно выраженного представительной властью — Советом депутатов муниципального округа Таганский. Тем самым грубо нарушены права граждан, в том числе истцов, на осуществление самоуправления на территории их проживания, нарушены фундаментальные права человека в отношении неопределенного круга лиц, исчисляемых в Таганском районе сотнями тысяч, а в Москве — миллионами граждан.

Доказательствами приведенных истцом обстоятельств, помимо прилагаемых нормативных актов и иных документов, являются публикации в СМИ, которые, в силу ч. 1 ст. 64 Кодекса Административного судопроизводства (КАС) РФ, могут быть признаны судом общеизвестными. Кроме того, истцами приводятся также судебные акты преюдициального характера, которые, в соответствии с ч. 2 ст. 64 КАС РФ, вновь не доказываются и оспариванию не подлежат.

Вопрос о признании вредоносным «солженицынского» концепта об исторической виновности и якобы системной неполноценности советского государства и русского народа рассмотрен Ленинским судом города Перми, решение которого от 1 ноября 2017 г. вступило в законную силу одновременно с вынесением апелляционного определения Пермского краевого суда от 24 января 2018 года, которые представлены в приложении к иску. В ходе судебного разбирательства по данному делу было установлено, что, в частности, школьникам Перми преподавались уроки о негативе «бессмысленных многомиллионных сталинских репрессий» и что такая информация сама по себе вредна. В частности, судом было исследовано заключение специалиста практической психологии, доктора психологических наук профессора Р. М. Грановской, согласно которому
«...Информирование человека о том, что его предки и его страна обладают фундаментально негативными качествами, являются носителями нездорового наследия <...> есть неблагоприятное вторжение в эмоционально-личностное пространство человека любого возраста, как детей, так и взрослых».

27 апреля 2018 года, Ханты-Мансийск27 апреля 2018 года, Ханты-Мансийск

Примеры повреждения солженицынским концептом:

19 ноября 2017 года школьник из Нового Уренгоя заявил в бундестаге (федеральное собрание, представительный орган власти) ФРГ, что не все немецкие солдаты, «сражавшиеся» в России, хотели воевать. В России речь школьника вызвала значительный политический скандал, поскольку в данном случае оказались налицо признаки деяния, предусмотренного ст. 354.1. УК РФ об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма. Учитывая же последовавшее затем недоумение от «экзальтированной травли» политиков самого высшего звена, налицо и последствия разрушительного воздействия солженицынского концепта, формирующего представление о «подневольности» нацистов и их пособников.

В начале 2018 года совершен был ряд нападений на школы; участник одного из них, совершенного в Перми, во время подготовки своего нападения неоднократно заявлял в соц. сетях о том, что «Россия — это страна рабов», обнаруживая признаки повреждения психики тем же солженицынским концептом.

Следует обратить внимание суда также на проявление «солженицынского концепта» при принятии депутатами Мосгордумы спорного постановления. Как следует из стенограммы заседания Мосгордумы (к иску приложена), участники обсуждения — депутаты — были, с одной стороны, осведомлены об отсутствии по спорному вопросу общественного согласия в виде категорического неприятия населением идеи установки памятника Солженицыну. С другой стороны, участники обсуждения (депутаты Мосгордумы) были введены в заблуждение, в частности, докладчиком — его заведомо ложным сообщением о том, что решение муниципальных депутатов Таганского района якобы является всего лишь частным мнением, будто бы не имеющим юридического значения; затем депутаты в ходе обсуждения последовательно вводились в заблуждение пропагандой заведомо неверных исторических мифов, упомянутых, в том числе, в настоящем заявлении. Очевидно, что большинство из депутатов Мосгордумы, принявших спорное решение, также повреждены «солженицынским» концептом.

В ходе судебного разбирательства могут быть приведены другие примеры негативного воздействия на общество «солженицынского» концепта, если в таковых возникнет необходимость.

Для истцов является категорически неприемлемым подобная концептуализация (формирование исторически лживого отношения к своей стране), что является главным фактором нарушения прав истцов, в связи с чем заявляется настоящий иск.

28 апреля 2018 года, Волгоград28 апреля 2018 года, Волгоград

Основания и доводы (нормы закона), посредством которых обосновываются исковые требования и обусловливается их содержание (п. 5 ч. 2 ст. 125 КАС РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 40 КАС РФ граждане наделены правом обратиться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, и это право не ограничено федеральными законами; в том числе и в частности граждане вправе защищать нарушаемые права других лиц наравне с защитой собственных прав, а также прав и интересов своих несовершеннолетних детей и/или опекаемых лиц.

Часть 1 статьи 218 КАС РФ предусматривает право гражданина или иных лиц обратиться непосредственно в суд, если они «полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов».

Таким образом, законом, а именно указанными выше нормами Кодекса административного судопроизводства РФ (КАС РФ) истцам предоставляется право предъявлять требования также в защиту других лиц. Несмотря на столь широкую правовую компетенцию, установленную КАС РФ, настоящим исковым заявлением предъявляется конкретное требование в защиту конкретных прав и законных интересов истцов.

Установка спорного памятника — это, в первую очередь, нарушение провозглашенного Конституцией РФ (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление) права истцов на сохранение исторически сложившегося государственного единства, прав на общепризнанные принципы равноправия и самоопределения народов, право чтить память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, являющегося естественными правами каждого человека и закрепленного Преамбулой Конституции России, буквальные цитаты из которой здесь приведены.

Легализация спорного памятника оспариваемым Постановлением Мосгордумы противоправно принуждает истцов, как законопослушных граждан России и налогоплательщиков, признавать спорный памятник объектом культурного наследия, охраняемым по Закону № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление), принуждает нести косвенные обязательства по охране спорного памятника, который в действительности не может являться объектом культурного наследия, поскольку, как указано выше, олицетворяет собой деятельность АНТИисторическую и АНТИкультурную.

Легализация спорного памятника оспариваемым актом принудительно распространяет на истцов ненависть и вражду к той части граждан России, которая считает себя потомками незаслуженно оскорбленных, оклеветанных солженицынским лживым концептом реальных героев значимых исторических событий.

Сам факт такого принуждения вынуждает истцов претерпевать постоянную психологическую травму в связи с поношением предков истцов, которые в действительности являются единственными, кто по закону и по фактической действительности могли передать и передали истцам и любовь, и уважение к Отечеству, и веру в добро, и веру в справедливость.

Статьей 29 Конституции РФ (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление) гарантируется как право каждого на свободу мысли и слова, так и защита от пропаганды или агитации, возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду; пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, — запрещается. В силу указанной конституционной нормы согласование органами государственной власти установки памятника (каковая, безусловно, является одним из средств пропаганды и агитации), не должно противоречить общепринятым традиционным нормам морали и нравственности, формирующим устои общества, тем более не должно порождать социальную ненависть и вражду. Установка же спорного памятника грубо нарушает конкретное право истцов на защиту от пропаганды социальной ненависти и вражды, от пропаганды социального превосходства определенного круга лиц, к которому себя причисляют инициаторы установки памятника, проводящие в жизнь концепт, являющийся, по сути, глумливым по отношению к подавляющему большинству граждан РФ, в том числе по отношению к истцу.

Помимо Конституции РФ, имеются и другие нормативные акты, имеющие бóльшую юридическую силу, с которыми оспариваемое постановление находится в противоречиях, заключающихся в следующем:

Легализация спорного памятника нарушает права истца, предусмотренные также ФЗ № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», поскольку, как указано выше, насильственная, произведенная в обход демократических процедур, установка спорного памятника, является действием, возбуждающим социальную ненависть и вражду, то есть действием экстремистского характера.

ФЗ № 114-ФЗ от 25.07.2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности» (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление) подразумевается, что экстремизм, составными элементами которого выступают нетерпимость, ксенофобия, национализм и фашизм, основывается на экстремистской идеологии — целостной системе экстремистских убеждений; экстремистская идеология представляет собой идеологию нетерпимости, возбуждения ненависти или вражды, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.

То же самое (по сути) записано в статье 2 Всеобщей декларации прав человека (норма международного права, принятая Россией, и в силу Конституции России подлежащая применению на территории России) в части запрета дискриминации людей по социальным и политическим признакам.

Солженицынский концепт безапелляционно утверждает, что коммунизм — мировое зло, то есть дискриминирует людей, имеющих коммунистические убеждения, по политическому признаку. Концептуализация исторической оценки о том, что советские граждане, не сопротивлявшиеся советскому же руководству, — рабы, дискриминирует значительную часть граждан России по социальному признаку (принадлежности к советскому народу, к гражданам СССР).

Выводы о приведенных законодательных противоречиях подтверждаются, помимо вышеуказанного решения Ленинского суда города Перми от 1 ноября 2017 г., вступившего в законную силу одновременно с вынесением апелляционного определения Пермского краевого суда от 24 января 2018 года, следующей судебной практикой:

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда № 33а-6748/2017 от 25.04.2017 года, утвердившим Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга о демонтаже памятной доски Колчаку, установлена недопустимость нарушения ст. 29 Конституции РФ в части недопустимости разжигания социальной ненависти и вражды. В данном случае судебный акт имеет преюдициальное значение, в связи с чем также приобщается к делу.

В качестве преюдициального для данного случая решения может использоваться также Решение Славянского городского суда Краснодарского края от 10 февраля 2016 года по делу № 2а-199/16 о демонтаже памятной доски казачьему атаману Науменко, воевавшему на стороне фашистов; который хотя и не был за действия на стороне нацистов осужден, но, тем не менее, признан не подлежащим увековечиванию. Указанное решение вступило в законную силу по вынесении соответствующего апелляционного определения Краснодарского краевого суда № 11176/2016 от 16 июня 2016 г. (судебные акты приложены к иску). В том числе и в частности, как и в указанных судебных актах, в настоящем иске оспариваются нарушения норм законодательства об экстремистской деятельности, поскольку установка памятника Солженицыну вопреки волеизъявлению населения может нарушать принципы увековечения Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов и содержать признаки экстремизма.

Помимо вышеперечисленных норм, имеются также дополнительные нормативные акты, имеющие бóльшую юридическую силу, с которыми оспариваемое постановление находится в противоречиях, заключающихся в следующем:

Оспариваемое постановление нарушает установленные как Конституцией РФ, так и соответствующими законами (федеральными и региональными), (имеют бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление) права истца на участие в местном самоуправлении, противоправно лишив истца возможности выразить свое мнение по вопросу о недопустимости установки спорного памятника.

Статьей 130 Конституции РФ гарантировано местное самоуправление в РФ, обеспечивающее самостоятельное решение населением вопросов местного значения и осуществление местного самоуправления гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления.

Статьей 131 Конституции РФ гарантировано осуществление самоуправления в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций.

Статьей 133 Конституции РФ местное самоуправление в Российской Федерации гарантировано правом на судебную защиту, на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате решений, принятых органами государственной власти, запретом на ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Федеральным конституционным законом № 131-ФЗ от 06.10.2003 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление) кроме перечисленных конституционных принципов установлено также, что местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признается, гарантируется и осуществляется на всей территории Российской Федерации (ст. 1 ФЗ-131).

Увековечивание Солженицына как распространителя идей оправдания фашизма грубо нарушает также права истцов, установленные Федеральным законом от 19 мая 1995 г. № 80-ФЗ «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемый акт). С учетом общеизвестных страданий, перенесенных советским народом в борьбе с фашизмом, высокой цены, оплаченной им за Победу в Великой Отечественной войне, при осознании исторической памяти нынешних поколений о тех событиях, столь нежелательное увековечивание закономерно влечет справедливое возмущение истцов и других граждан, осведомленных о деятельности Солженицына в период Великой Отечественной войны. Публичное же освещение Солженицыным деятельности СССР во время войны как якобы преступной (что имеет место во многих книгах Солженицына) вызывает закономерное и естественное неприятие граждан, категорически не согласных с подобной реабилитацией фашизма и нацизма.

Выше приведены данные опросов АКСИО, характеризующих значительную по численности социальную группу, весьма комплиментарно относящуюся к СССР и в связи с этим категорически не приемлющую носящие имя Солженицына исторические мифы о якобы системной порочности СССР и о пособниках фашизма, якобы заслуживающих оправдания в связи с тем, что они претерпели лишения от «порочного» СССР. Таким образом, увековечивание лица, оправдывавшего фашизм и нацизм, является очевидным возбуждением ненависти и вражды по отношению к определенной социальной группе, то есть проявлением экстремизма. Кроме того, подобное увековечивание нарушает цели и ценности прямой демократии, установленные Уставом города Москвы, о чем указано ниже.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» органы местного самоуправления участвуют в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции. И Совет депутатов МО Таганский обоснованно принял и опубликовал Решение о нецелесообразности установки спорного памятника, которое ответчик, в свою очередь, необоснованно проигнорировал, чем нарушил указанный закон. Как указано выше, спорное распоряжение посягает и на право истца напрямую участвовать в местном самоуправлении, и на право истца на защиту от возбуждения ненависти и социальной розни.

27 апреля 2018 года, Нижний Тагил27 апреля 2018 года, Нижний Тагил

НЕ соблюдены при принятии спорного распоряжения нижеуказанные нормы Градостроительного кодекса РФ.

Пункт 5 статьи 2 Градостроительного кодекса (ГрК) РФ (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление) называет участие граждан и их объединений в осуществлении градостроительной деятельности, обеспечение свободы такого участия одним из основных принципов законодательства о градостроительной деятельности.

Статья 63 ГрК РФ, хотя и предусматривает возможность осуществления некоторых градостроительных полномочий органами государственной власти субъектов Российской Федерации, — городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя, но в любом случае не освобождает эти органы от обеспечения свободы участия (учета волеизъявления) граждан в градостроительной деятельности.

Статья 5.1. ГрК РФ предписывает «в целях соблюдения права человека на благоприятные условия жизнедеятельности, прав и законных интересов правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства по проектам генеральных планов, проектам правил землепользования и застройки, проектам планировки территории, проектам межевания территории, проектам правил благоустройства территорий <...> в соответствии с уставом муниципального образования и (или) нормативным правовым актом представительного органа муниципального образования (выделено истцами — прим.) ... проводятся общественные обсуждения или публичные слушания. Этой же нормой (ст. 5.1. ГрК РФ) предписан жесткий регламент проведения общественных обсуждений (публичных слушаний), включающий в себя в том числе оповещение о начале общественных обсуждений... размещение проекта, подлежащего рассмотрению на общественных обсуждениях, и информационных материалов к нему на официальном сайте уполномоченного органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и другие необходимые для надлежащего обсуждения положения.

Спорное распоряжение, устанавливающее «выполнение работ по установке монумента и благоустройству прилегающей к нему территории <...> за счет бюджетных ассигнований», таким образом, очевидно противоречит требованиям норм Градостроительного кодекса РФ, как вышеперечисленным, так и являющихся их законодательным контекстом.

Оспариваемое постановление в силу вышеназванных причин противоречит также государственной федеральной Программе «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2016–2020 годы», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 30.12.2015 № 1493. Таким образом, нарушается право истца на патриотическое воспитание своих детей, на формирование у детей патриотического сознания.

Нарушение прав истца, предусмотренных Уставом города Москвы (имеет бóльшую юридическую силу, нежели оспариваемое постановление).

Оспариваемое постановление принято вопреки Уставу города Москвы (далее также — «Устав»), являющимся Основным Законом города Москвы (принят 28 июня 1995 года), согласно которому органы государственной власти города Москвы обязаны действовать: руководствуясь Конституцией Российской Федерации; выражая волю и интересы жителей города Москвы; признавая права и свободы человека и гражданина, утверждая социальный и межнациональный мир и согласие; желая возродить, сохранить и неуклонно развивать духовные, культурные и интернациональные традиции нашего города; воздавая дань уважения ратным и трудовым подвигам москвичей, чей массовый героизм, мужество и стойкость в годы Великой Отечественной войны отмечены присвоением городу Москве почетного звания «город-герой»; стремясь к наилучшей организации и устройству городской жизни на принципах демократии; добиваясь большей эффективности в деятельности органов власти, обеспечения законности действий всех органов и должностных лиц.

И по смыслу, и по духу этого закона Мосгордума, являясь высшим законодательным органом, обязана принимать решения в интересах жителей Москвы, выражая их волю, интересы, считаясь с мнением жителей. В данном же случае ответчик не только не учел мнение и интересы жителей Москвы, а принял оспариваемое постановление вопреки этому мнению, вопреки интересам граждан.

Уставом Москвы подразумевается, что оспариваемое постановление принято от имени и в интересах, в том числе, истцов, являющихся жителями города Москвы. Между тем это не так, поскольку в действительности истцы, как и другие жители Москвы, выступают категорически против установки спорного памятника, и мнение это изложено в приложенном к настоящему иску Решении Совета депутатов МО Таганский о нецелесообразности установки спорного памятника в связи с отрицательным отношением граждан.

Согласно статье 10 Устава города Москвы, Устав является Основным законом города Москвы и имеет высшую юридическую силу по отношению к другим законам города Москвы, правовым актам органов государственной власти города Москвы и органов местного самоуправления, их должностных лиц. <...> Устав города Москвы <...> в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством устанавливает <...> организацию местного самоуправления в городе Москве, формы прямого волеизъявления жителей города Москвы и их участия в деятельности органов государственной власти города Москвы и органов местного самоуправления.

Оспариваемое постановление противоречит также статье 60 Устава, декларирующей право жителей города на непосредственное участие в осуществлении власти, согласно которой жители города Москвы осуществляют власть непосредственно, участвуя в референдумах и выборах, используя право законодательной инициативы, в иных формах непосредственной демократии в порядке, установленном федеральными законами и законами города Москвы.

Оспариваемое постановление противоречит также Статье 62. Устава, согласно которой «В целях выявления мнения населения города Москвы Московская городская Дума, Мэр Москвы, Правительство Москвы, территориальные органы исполнительной власти города Москвы по вопросам жизни города Москвы, органы местного самоуправления по вопросам местного значения вправе проводить консультативные и иные опросы, публичные слушания, обсуждения городских и местных проблем в средствах массовой информации». Ни одного из мероприятий, подобных указанному в данной норме, ответчиком перед принятием спорного решения не проводилось.

Оспариваемое постановление противоречит также статье 4 Закона города Москвы № 30 «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения», согласно которому решение об установке памятника могло быть принято в том числе на основании мнения представительного органа внутригородского муниципального образования в городе Москве, на территории которого предполагается сооружение. В данном случае мнение представительного органа — Совета депутатов МО Таганский — является категорически отрицательным.

27 апреля 2018 года, Вологда27 апреля 2018 года, Вологда

Таким образом, оспариваемое постановление существенно и грубо нарушает права истцов на непосредственную демократию, предусмотренную перечисленными нормами федеральных и иных законов, нарушает перечисленные естественные права каждого гражданина (и истца), а также Конституцию России и другие перечисленные в иске законы.

Заявители являются жителями города Москвы, и оспариваемым постановлением прямо нарушаются права и законные интересы заявителей как жителей Москвы в том числе. В то же время следует учесть, что спорным постановлением напрямую затрагиваются права и законные интересы всех граждан России. Москва — столица России, установка в столице России Москве памятного знака, связанного с очернением истории всей России (как страны-продолжателя (носителя континуитета) СССР) очевидно затрагивает права всех граждан России, а не только жителей города Москвы.

Досудебный порядок урегулирования спора (п. 6 ч. 2 ст. 125 КАС РФ) законом не установлен, в связи с чем на сведения о досудебном порядке урегулирования спора как на таковые истцы не ссылаются.

В вышестоящий орган в порядке подчиненности жалоба на спорное постановление не подавалась (п. 7 ч. 2 ст. 125 КАС РФ), в связи с чем сведения о подаче жалобы в порядке подчиненности и результатах ее рассмотрения в настоящем заявлении не приводятся.

Подведомственность, подсудность. Московская городская Дума, постановление которой оспаривается настоящим иском, является органом государственной власти субъекта Российской Федерации (города Москвы); в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 20 КАС РФ настоящее административное дело должно быть рассмотрено Московским городским судом в качестве суда первой инстанции.

### В соответствии с изложенным, на основании вышеперечисленных норм законодательства, а также на основании ст. ст. 63, 124, 125, 126, 211, 220 КАС РФ,

#### п р о с и м:

Истребовать в ФСБ России архивные материалы по осуждению А. И. Солженицына в 1945, 1974 годах, а также материалы о его реабилитации.

Истребовать у ответчика материалы, сопутствующие принятию спорного постановления об установке памятника А. И. Солженицыну.

Признать недействующим пункт 164 Перечня предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения, утвержденного Постановлением Московской городской Думы от 27 июня 2001 года № 97 «О Перечне предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения» следующего содержания: «Памятник А. И. Солженицыну в сквере между домами 11 и 13 по улице Александра Солженицына (Таганский), конкурс открытый 15 млн рублей, средства Русского Благотворительного Фонда Александра Солженицына (изготовление скульптурной части памятника)» (в редакции Постановления Московской городской Думы № 134 от 20 сентября 2017 года «О внесении изменений в постановление Московской городской Думы от 27 июня 2001 года № 97).

Приложение: документы с копиями из расчета по числу сторон плюс один:

  • копии искового заявления;
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • закон города Москвы № 30 «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения»;
  • решение Совета депутатов МО Таганский о нецелесообразности установки спорного памятника в связи с негативным отношением жителей — два аналогичных решения, принятых в 2017 году;
  • постановление Московской городской Думы № 134 от 20 сентября 2017 года «О внесении изменений в постановление Московской городской Думы от 27 июня 2001 года № 97 «О Перечне предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения»;
  • стенограмма заседания Мосгордумы от 20.09.2017 г.;
  • запрос ИА «Красная Весна» в Мосгордуму;
  • письмо-ответ Департамента культурного наследия города Москвы (Мосгорнаследие);
  • текст выступления Солженицына по испанскому телевидению 20 марта 1976 со сведениями о публикации;
  • рецензия на заключение Комплексной экспертизы методического пособия Грановской Р. М.;
  • решение Ленинского районного суда г. Перми и Апелляционное определение Пермского краевого суда (нумерация страниц апелляционного определения отсутствует в исходном документе — прим. истцов) (преюдиция о вредоносности «солженицынского» концепта);
  • решение Славянского городского суда Краснодарского края и Определение Краснодарского краевого суда о демонтаже памятной доски атаману Науменко (преюдиция по оскорблению памяти Победы в Великой Отечественной войне и нарушению законов о противодействии экстремизму);
  • решение Смольнинского суда Санкт-Петербурга от 24.01.2017 г. и Апелляционное Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.04.2017 г. о демонтаже памятной доски Колчаку (преюдиция по ст. 29 Конституции РФ).

Публикации:

1. В. Н. Земсков «О масштабах политических репрессий в СССР».

2. А. Бортников, директор ФСБ «ФСБ расставляет акценты» — «Российская газета» от 19 декабря 2017 г.

3. Результаты опросов АКСИО-1 и АКСИО-2.

4. Публикация о причинах и основаниях присуждения Солженицыну Нобелевской премии — nobelprize.org

5. Публикация «ЦРУ рассекретило 99 документов о романе «Доктор Живаго» — lenta.ru

6. Публикация о влиянии ЦРУ США на Нобелевский комитет — cia.gov

7. Публикация об участии министра Культуры РФ В. Мединского в церемонии открытия памятной доски К. Маннергейму «У каждого была своя правда» — «Российская газета» от 16 июня 2016 г.

8. Публикация «Школьник из Нового Уренгоя рассказал в бундестаге, что не все немецкие солдаты хотели воевать. В России его обвинили в оправдании нацизма» — meduza.io

9. Публикация «Один из зачинщиков драки в пермской школе высказывался в соцсетях <...> Россия — это «страна рабов» — russian.rt.com

10. Публикация «Всероссийский открытый творческий конкурс на проект памятника А. И. Солженицыну» — moscowarch.ru

11. Публикации о более чем 85 протестных акциях против установки спорного памятника, состоявшихся в Москве и других городах и регионах России в 2018 году.

13 апреля 2018 года

Административные истцы:
26 подписей