logo
Статья
/ Юрий Бялый
Крупнейший нидерландский кибернетик Дейкстра после развала СССР заявил, что принятое советским правительством в конце 1960-х годов решение о переходе к копированию модельного ряда IBM-360 «стало величайшей победой Запада в холодной войне»

Стратегические «прорехи» в хозяйственно-экономическом развитии России. Часть V

Принятая руководством СССР на рубеже 1970-х годов программа создания системы программно- и аппаратно-совместимых ЭВМ «Ряд» на основе копирования американских машин IBM-360 с самых первых шагов начала давать крупные сбои.

Во-первых, долгое время попросту принципиально не удавалось скопировать американскую системную архитектуру машин и их схемотехнику. Проблемы возникали уже на уровне элементной базы — от транзисторов до конденсаторов, и тем более микросхем. Даже тогда, когда удавалось получить полный комплект схемных решений и скопировать топологию микросхем, копия часто вообще не работала или же не дотягивала до нужных технических параметров из-за недостаточного качества элементов. И ее приходилось усовершенствовать или принципиально переделывать, на что уходили огромный труд и время.

В то же время и американские технологические линии для производства электронных компонентов нужного качества, и тем более оборудование для создания таких технологических линий, — были, по понятным причинам, сверхсекретными, они не продавались и не передавались даже ближайшим партнерам США по НАТО. Для того, чтобы их скопировать и воспроизвести, в СССР никаких возможностей не было. А советские технологии и микросхемотехника (в том числе наиболее точные советские станки-автоматы и сверхчистые цеха) — в тот период до уровня обеспечения качественного массового производства микросхемотехники высокого уровня интеграции явно не дотягивали.

Во-вторых, совершенно не оправдался и расчет на воровство готового матобеспечения для ЭВМ. Быстро обнаружилось, что его наворованные фрагменты, как правило, не только неполны, но и очень часто друг с другом просто не стыкуются. И что склеенные из них программы не работают вообще или работают из рук вон плохо. Почти все программы приходилось переписывать и переделывать, иногда несколько раз.

И дело было не только в «недоработках» советских разведчиков. Западные разведки быстро распознали созданные советской разведкой технологии «воровских конвейеров» и начали с ними свою игру в подставных продавцов и посредников. В результате в СССР по этим конвейерам все чаще прибывали сознательно искаженные пакеты документации и сознательно модифицированные компьютеры с аппаратными и программными закладками. И хотя в КГБ были созданы специализированные научные группы профессионалов для поиска и выявления подобных закладок, эти группы нередко просто не могли обнаружить диверсионную закладку в сложнейшей аппаратуре и программном обеспечении.

В частности, известна версия так называемого досье Farewell (частично опубликованная журналом The Economist и другими американскими изданиями) о том, что завербованный французской разведкой аналитик управления «Т» ПГУ КГБ полковник Владимир Ветров (агентурная кличка Farewell) передал французам около 4 тыс. секретных документов, касавшихся программы промышленного шпионажа КГБ, а также раскрыл имена более 200 агентов, занимавшихся этой работой во всему миру.

Это фрагмент статьи из газеты «Суть времени»

Полная версия будет опубликована через месяц. Чтобы получить доступ к материалу сейчас, вы можете оформить подписку.

Оформить подписку на газету Суть времени

Купить выпуск в электронном виде

Купить материал в электронном виде