logo
Статья
Сначала лишают детей в школах настоящего воспитания. А потом, аж на государственном уровне, проводится «профилактика» дурного поведения, а фактически — пропаганда поведения безнравственного

Детей бросают в состояние животного и совсем лишают их романтической любви

Надежда ХрамоваНадежда Храмова

Надежда Храмова:

Дорогие друзья, коллеги, единомышленники! И главное мое обращение — к новому поколению родителей.

Сегодняшняя диверсия под названием «внеклассные занятия по секспросвету» — это не первый натиск на наше общество. Drang nach Osten повторялся много раз — и в историческом, и в «сексуально озабоченном» плане тоже. Первым, кто внедрял программы растления, было Министерство образования. Действительно, была лицензионная, рецензированная, то есть рекомендованная программа, она так и называлась — «Сексуальное просвещение».

Родители, конечно, были ошарашены. Это первое поколение родителей после Советского Союза, они безмерно доверяли школе. Они даже не могли представить себе, что в школе может быть что-то плохое. Вот я была завучем в Екатеринбурге с 1991 года, и эти программы в школу приходили.

Бились мы долго. И только в 1998 году Генеральная прокуратура запретила программу сексуального просвещения. Волна как бы отхлынула, и само название «сексуальное просвещение», вот так пафосно произносимое реформаторами, перестало употребляться.

Но через некоторое время, как из ведра, полились так называемые программы профилактики. Каких только профилактик не было! И профилактика наркомании, и профилактика ИПП (инфекции, передающиеся половым путем). В них рассказывали такое, чего и взрослые люди не знали о всевозможных болезнях. Но это стали навязывать детям. Испуганные дети чаще всего не пересказывали родителям — им было стыдно. Но сами они были ужасно подавлены. Но все же, конечно, родители не смогли не узнать — это было очень массированное наступление. А в 2005 году приехала комиссия из ЮНИСЕФ проверять, как в России внедряются программы сексуального просвещения, они их так и называли. И они были очень недовольны, что внедряются недостаточно.

Тогда за распространение сексуального просвещения взялся департамент образования Екатеринбурга, создавший медико-педагогический центр «Холис». Он оказался в авангарде разработки методик, апробация которых проводилась в Екатеринбурге и Челябинске. По отчетам руководства «Холиса», только в Екатеринбурге было подготовлено 5626 учителей. Была созвана международная конференция-семинар, на которой наработанные учебные материалы распространялись уже подготовленным преподавателям. В фильме Анжелики Бриль «Холить, лелеять, Или еще раз про любовь» показан фрагмент урока, где учитель предлагает детям представить себя на дне рождения у одноклассника, во время которого они должны вступить не более чем в 4 половых контакта, а также откровенно пропагандирует поддержку ЛГБТ…

В 2006 году под очень серьезным натиском родителей Министерство образования это запретило.

Но не думайте, что всё это в прошлом. Когда мы отстояли право на целомудренное мышление наших детей, «свободное от инфекций, передающихся половым путем», нам выдвинули новое обязательное профилактическое преступление. Это «профилактика ВИЧ». Мы спрашиваем: при чем тут дети, в ответ слышим: «Вы что, против того, чтобы дети защищались от СПИДа?»

Школьникам стали задавать писать сочинения (потом мы это остановили) на тему «Как уберечь город от пандемии СПИДа». Были соответствующие инструкции департамента образования, они у меня все сохранились. Думаю, что их сейчас снова достанут для нового поколения работников образования и наивных родителей, которые еще не знают, что приготовило Министерство просвещения под видом профилактики ВИЧ/СПИДа.

А то, что там приготовлено — как раз и толкает детей в группы риска заражения ВИЧ-инфекцией, в среду гомосексуалистов, наркоманов и проституток.

Джузеппе Пеллицца да Вольпедо. Весенняя идиллия. Ок. 1906Джузеппе Пеллицца да Вольпедо. Весенняя идиллия. Ок. 1906

Дело в том, что подростковый возраст — это особый возраст. Возраст, когда задаются очень высокие цели. И чем больше они будут как бы канализированы в сексуальные переживания, тем меньше духовно-нравственных переживаний сможет состояться. И в итоге детей ждет глубокое разочарование.

Детей бросают в состояние животного, которое должно переживать какое-то сексуальное ощущение, и совсем лишают их романтической любви. Ведь только длинное дыхание духовной привязанности способно создать семью и сохранить ее. Не сексуальные отношения, а именно эмоциональные привязанности, ценности создают и возможность, и фундамент для создания семьи, рождения и воспитания детей.

Именно против этого направлены современные «сексуально-озабоченные» программы. И мы видим, что антироссийское лобби достаточно сильно в Министерстве просвещения. Министры меняются, руководители отделов меняются, но консультанты, которые являются смотрящими за Россией от всевозможных иностранных структур, они остаются. Они не несут ответственности ни за какие программы, даже если родители их разоблачат. Снимут начальников, а консультанты останутся.

И поэтому из десятилетия в десятилетие продолжается этот натиск. Обратите внимание, профилактика уже названа воспитанием. То есть сначала лишают детей в школах настоящего воспитания. А потом, аж на государственном уровне, проводится «профилактика» дурного поведения, а фактически — пропаганда поведения безнравственного.

А ведь воспитание — это… Я зачитаю определение из действующего закона «Об образовании в РФ»: «воспитание — деятельность, направленная на развитие личности… на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства».

Если наших детей растлить, они не смогут ни создавать семьи, ни воспитывать детей, ни любить.

Мария Мамиконян:

Я думаю, что очень логично нам сейчас перейти к теме внедрения молодежной субкультуры, которая нацелена как раз на несоздание семей. Здесь с нами, на этом круглом столе, присутствует Геннадий Леонардович Прохорычев, уполномоченный по правам ребенка по Владимирской области и наш большой друг и союзник в борьбе за действительно здоровое детство и хорошие семьи. Мне кажется, по роду своей деятельности и в силу человеческого небезразличия, он имеет огромный опыт столкновений с теми ситуациями и тенденциями в молодежной среде, о которых нам было бы важно сегодня услышать и поговорить. Геннадий Леонардович, спасибо, что приехали, Вам слово.