20
июн
2020
  1. Социальная война
  2. Рассказы очевидцев
ИА Красная Весна /
Оказалось, что власти также не забывают повторно штрафовать граждан по обжалованным, но не рассмотренным судами жалобам

Штрафы, законные и незаконные, и борьба с ними — рассказ москвича

Меры, введенные в Москве во время карантина, привели к большому количеству ограничений и широкому использованию технических средств для контроля за исполнением жителями Москвы этих ограничений. Однако новые технические средства как по причине их необкатанности, так и вообще по причинам, свойственным любой современной технике, не всегда работали так, как это предполагалось в инструкциях властей.

Поэтому мы периодически читали новости, что власти отменили неправильно выписанные штрафы или что техника сработала неверно. Но не только техника в период карантина заставляла москвичей задумываться о борьбе с несправедливыми штрафами.

Один из пострадавших от современной автоматической системы, Михаил К., рассказал ИА Красная Весна о том, как введенные в карантин меры повлияли на ситуацию со штрафами.

Как до карантина, так и в период карантина в Москве действовала автоматическая система взимания штрафов за нарушения правил дорожного движения. Предполагается, что штрафы, присланные автоматической системой, должны совпадать с разметкой и дорожными знаками (если они есть).

Жителям Москвы знакома любовь столичных властей к регулярной перестройке бордюров. Бордюры меняют вместе с фонарными столбами и дорожными знаками. После ремонта дороги, бордюров, фонарных столбов и знаков дорожники вывешивают замотанные черным скотчем знаки, на которых черным по красному написан срок начала действия знаков.

По закону, если нет знака, то платить не нужно. Если на знаке указан срок начала его действия, то штраф не может приходить раньше даты начала работы знака. Но в Москве особая правовая система, как и в любом государстве-в-государстве.

Михаил К. оставлял машину в течение недели на отремонтированном, но не обозначенном знаками парковки участке. Видя активность парковщиков, он позвонил в справочную службу Администратора Московского парковочного пространства (АМПП) и задал вопрос, на кого ему нужно ориентироваться: на парковщиков или на знаки. По телефону ответили, что на знаки.

Он посмотрел на знаки, а заодно сфотографировал припаркованную машину. И так фотографировал ее всю неделю до самого момента расстановки недействующих знаков о парковке.

За недельную парковку пришло три штрафа из пяти дней парковки. Михаил К. обжаловал штрафы, но АМПП жалобы отклонила. Он обратился в суд. Суд дела принял и… началась самоизоляция. Люди не работали, суды не работали.

Несмотря на то, что вся документация о судах сейчас открыта, Михаилу К. прислали уведомление об удвоении штрафа, т. к. он не заплатил первоначальный штраф. То есть сначала на человека навесили 5000 рублей, а затем еще 5000 — в общей сложности 10 тысяч рублей. При этом в уведомлении о втором штрафе жирным по белому написано, что обжалование в суде штрафа не является основанием для неуплаты штрафа.

Это прямо противоречит закону и откровенно похоже на турецкий ресторан, где есть два меню: с маленькими ценами, которое дают посетителям при посадке за столик, и с большими, которое дают в конце ужина.

В результате Михаил К. в маске и перчатках взял свои документы и поехал «в гнездо дорожных мытарей». Он подал в окошко все жалобы с отметками о принятии судом жалоб, доверенность и выписки из применимых к такому делу кодексов.

И тут он как раз вспомнил про два меню в турецких ресторанах. Глядя на документы со ссылками на официальные сайты и отметками судов о принятии жалоб, «девочка из окошка» достала свои выписки из закона, которые она, со своей стороны, считала подходящими для «подобных случаев».

В засаленных выписках (видимо давно используют по назначению) указывалось, что «потерпевшие» якобы должны представлять нотариальные доверенности (тут стоит вспомнить про самоизолированных нотариусов) или доверенности, заверенные начальником по месту работы (вспомним про самоизоляцию начальников). Всё это также не соответствует закону.

«Девочка» стала рассказывать, как якобы правильно оформлять доверенности. Когда незаконные аргументы кончились, она сказала, что так ей сказал начальник, а потом обратилась в соседнее окошко за помощью.

Кончилось тем, что Михаил К. ждет очередной штраф, который собирается обжаловать в только что открывшемся суде.

Николай Загорский. У мирового судьи. 1880•г.
Николай Загорский. У мирового судьи. 1880 г.
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER