Американская культура — это культура силы. И они страстно обожают силу, даже когда она направлена против них

Страна на пороге гражданской войны? Политолог о политическом кризисе в США

Уинслоу Хомер. «Великий митинг на Юнион-Сквер, Нью-Йорк, в поддержку правительства, 20 апреля 1861 года», первоначально опубликованный в Harpers' Weekly 4 мая 1861 года
года18614 маяWeeklyHarpers'вопубликованныйпервоначальногода»,186120 апреляправительства,поддержкувНью-Йорк,Юнион-Сквер,намитинг«ВеликийХомер.Уинслоу
Уинслоу Хомер.

В США идет острая политическая борьба за власть. Демократическая партия использует все возможные инструменты, чтобы убрать Трампа и защитить результаты президентских выборов: от уличных массовых погромов движения «Black Lives Matter», которому Джо Байден высказывал свою поддержку, до массовых и грубых фальсификаций на выборах.

В свою очередь, пока еще действующий президент США Дональд Трамп слишком неуверенно использует единственную свою опору — народную поддержку. Эта неуверенность сопровождается открытыми политическими провокациями. Так, мирная демонстрация сторонников Трампа в Вашингтоне закончилась штурмом Капитолия, после чего Трамп призвал своих сторонников разойтись. Стоит отметить, что параллельно всеми возможными способами блокировалась связь Трампа с людьми, которые собрались, чтобы его поддержать.

Какие последствия ждут Трампа после штурма его сторонниками Капитолия? Стоят ли США на грани Гражданской войны? Обвинят ли Россию в попытке захвата власти в США? Эти и другие вопросы корреспондент ИА Красная Весна обсудил с политологом, доктором политических наук, преподавателем МГУ им. М. В. Ломоносова Сергеем Феликсовичем Черняховским.

ИА Красная Весна: Захват Капитолия сторонниками Трампа — это провокация или неудачная попытка народного восстания?

— С одной стороны — очень красивая картинка, и приятно было бы думать, что американские избиратели восстали против фальсификации выборов, тем более что философия американского права предполагает право народа на восстание. Но с другой стороны, судя по последствиям, по тому, что в результате не состоялась попытка провести процедуру оспаривания результатов выборов, которую готовили сторонники Трампа, и тому, что, как сообщают, сторонники Трампа проголосовали за их утверждение, — всё навевает мысли, что митинг на прямые действия специально толкнули те, кто владеет соответствующими технологиями с целью отобрать последний шанс у Трампа оспорить очевидные фальсификации.

Во-первых, у Трампа было достаточно много шансов реализовать этот сценарий. Поэтому устраивать подобное шоу Трампу не имело смысла.

Во-вторых, честно говоря, у меня еще со времен 1991-93-го годов все эти рассуждения в затылок событиям, и чем-либо неудавшемуся утверждать о том, что это была провокация, умерив свою печаль от несостоявшегося успеха, — это давно вызывает некую идиосинкразию. Кто-то говорит, что ГКЧП был провокацией, кто-то говорит, что в октябре 93-го года толкнули всё на провокацию, кто-то Андропова называет главным провокатором в истории страны. И по многим последующим событиям лично у меня есть сомнения по этому поводу. Слишком уж тиражируемый подход, хотя соблазн, так сказать, конечно, есть.

Главное — каковы последствия этих событий на несколько шагов вперед. Сняты некие табу.

Совершено действие, обретающее характер прецедента: теперь в общественном сознании утверждается мысль, что штурмовать Капитолий можно, хотя раньше считалось, что нельзя. Какое впечатление это произведет на американский социум — будет интересно посмотреть. Все, кто будет обвинен и осужден за этот штурм — спустя время будут восприниматься общественным сознанием как герои американской демократии, восставшие против узурпации власти черными нацистами, СМИ и банкирами. В любом случае, безусловно — это было неким шагом в этом направлении, неким шагом в сопротивлении американского народа диктатуре черных нацистов, ЛГБТ и тех либо иных тоталитарных меньшинств.

Летние погромы тоже казались невероятными и неестественными. Вот если мечта — это некая линейка перешагиваний табу, то всегда будет рождаться соблазн перешагнуть что-нибудь еще: «Ну вот вы сломали вот это, а я сейчас покажу, что можно еще сломать вот это». Что мы переживали, в частности, в перестройку.

С другой стороны, абсолютно понятно, что американским сознанием никогда эти выборы не будут признаны полностью легитимными. Спорить можно будет сколько угодно. Власть может признавать, может не признавать, но момент этот навсегда останется: и навсегда сохранятся и будут усиливаться позиции тех, кто будет считать произошедшее «узурпацией власти вашингтонским болотом».

Сейчас встает вопрос, как Трамп будет позиционировать себя для последующей общественно-политической жизни. Если он сможет грамотно распорядиться своими возможностями, то он станет неформальным лидером недовольной Америки. И ему будут предписываться большие надежды, тем более что новая администрация Байдена больших успехов не предвещает.

ИА Красная Весна: То есть, у Трампа нет шансов остаться у власти после 20 января?

— Пока они не просматриваются, но это не столь важно. Я не знаю, что выгоднее в данной политической ситуации: остаться у власти или отойти в сторонку, оставшись неформальным лидером, и воодушевлять своих сторонников разговорами о том, что кто тут «истинный президент».

Вообще-то говоря, со всеми отдаленными аналогиями ситуация напоминает, когда без всяких оснований начинают считать Дмитрия — царевичем и сыном Ивана Грозного или Емельяна Пугачева. Причем там-то были самозванцы, а здесь по-своему реальный президент. Вопрос в том, как этим распорядиться в технологическом поле. Проблема же не исчерпана, противостояние социальных и экономических групп никуда не делось.

ИА Красная Весна: Весь президентский срок Дональда Трампа уличали в связях с Россией на центральных телеканалах США. Захват Капитолия — может стать очередным поводом обвинить Трампа в связях с Россией и одновременно обвинить нашу страну в попытке захвата власти?

— Увидеть это сложно, но представить себе такое можно. В рамках информационной борьбы и в рамках технологий информационного поля можно что угодно выдавать за что угодно. При желании можно в толпе штурмующих здание Капитолия найти самого Владимира Владимировича Путина, который стоит молчаливо в стороне, фотографию какую-нибудь показать и найти свидетелей.

Поэтому мы с некоторого момента имеем дело с тем, когда реальное положение дел не имеет никакого отношения к информационному освещению.

ИА Красная Весна: Ситуация в США близка к Гражданской войне или это всё происходит в рамках закона, хоть и достаточно напряженно?

— Закон к политике вообще мало имеет отношение. Как сказал когда-то Авраам Линкольн: «Мы им докажем, что пушечное ядро сильнее балансировочного шара». А когда в рамках его действий председатель Верховного суда США предъявлял множество претензий по поводу нарушений законодательства, Линкольн ему ответил: «Лучше нарушить один закон, чем ждать, когда рухнет все право и государство». Поэтому политика есть политика, а право — есть право. Право всегда служит политике, политик никогда не служит праву.

Что у нас вообще в рамках права происходит? Право — это же некая условность, это некая обманка. Право соблюдается в основном, если это право доминирующего субъекта, либо если это договоренность равностоящих сильных сторон. Кстати, не исключено, что в ходе вчерашних выступлений, показавших определенную темпераментность сторонников Трампа в ответ на выходки черно-белого фашизма летом этого года со стороны демократов, — встанет вопрос о поиске договоренностей сторон. Вообще, это повод для поиска компромисса и соглашения о новых правилах игры. Правда, за прошедшие четыре года демократы уже доказали, что ни к каким разумным решениям они неспособны. Перед нами не партия Рузвельта и не партия Кеннеди — перед нами стая озверевших политических шакалов, способных понимать только язык залпов крупной картечи. Впрочем, и та партия демократов была не столь идеальна: и ее причастность к убийству и первого, и второго — никем не опровергнута.

Не стоит забывать: американские преступления в Корее и во Вьетнаме — на совести этой партии. Не говоря о войнах, развязанных демократическими президентами Клинтоном и Обамой.

ИА Красная Весна: Каковы позиции Трампа в республиканской партии и в американском обществе?

— Останется ли он лидером республиканской партии — это сложный вопрос. Мы видим, что не все республиканцы его позицию поддержали. Но это не столь важно. Потому что он стал лидером страны не потому, что стал лидером республиканцев, а стал лидером республиканцев, потому что вокруг него сплотились избиратели и гражданское общество. Поэтому он может стать лидером другого, более широкого движения в США. Вообще, один из полководцев, теоретиков военного дела говорил, что «никакой битвы нельзя считать проигранной, пока ее не счел проигранной сам полководец».

ИА Красная Весна: То есть у Трампа остаются какие-то шансы влиять на политику США?

— Шансы не остаются и не появляются. Шансы создаются. Объективно шансы для того, чтобы он разыграл карту лидера протестной Америки или «одноэтажной Америки», которая за него голосовала — они есть. А дальше будет зависеть от того, как он ими воспользуется.

ИА Красная Весна: Как политика демократов будет выстроена по отношению к России?

— Для них — это тема для обеспечения внутренней консолидации. Так, в принципе, дружить особо они не собираются. Им выгодно сейчас наращивать конфронтацию с нашей страной.

Честно говоря, по большому, чего мы не признаем — нам тоже выгодно, чтобы они не стремились дружить с нами. Просто делаем ли мы из этого все необходимые внутренние выводы? А то у нас в элите слишком много лиц, которые мечтают о том, как бы помириться или о чем-то договориться, а это вредно.

Америка способна любить лишь того, кто время от времени сажает ей синяки и отправляет ее в нокдаун. Американская культура — это культура силы. И они страстно обожают силу, даже когда она направлена против них.

Американское сознание презирает тех, кто считает Америку идеалом — оправданно рассматривает их либо как наивных профанов, либо как неумелых лжецов. И обожает тех, кто будет разбивать о ее голову бутылки с виски.

Америка в отношениях с миром признает лишь два состояния: либо она диктует свою волю — и презирает тех, кому она ее диктует, либо ей диктуют свою волю — и тогда она уважает и боготворит тех, [кто] демонстрирует ей свое явное превосходство.

ИА Красная Весна: США по-прежнему является мировой державой. Как события последних дней в США скажутся на мировой обстановке?

— Я думаю, что последствия будут. Не случайно были отзывы и призывы со стороны европейских лидеров. Это же тоже психологическое возмещение. Конечно, адекватные люди никогда не считали Америку образцом устойчивой демократии, во всяком случае в последние три четверти века.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER