logo
Статья
  1. Колонка главного редактора
Люди, пришедшие на наши обсуждения последствий пенсионной реформы, — не эта бессмысленная чернь. Это ответственные граждане, твердо решившие, что на этот раз они сначала подумают как следует, а потом начнут осторожно и умно действовать

Путь осилит идущий

Участники пикетов против пенсионной реформы в КрасноярскеУчастники пикетов против пенсионной реформы в Красноярске

Данный номер газеты весь целиком посвящен новой форме нашей общественно-политической деятельности. Еще сравнительно недавно эта форма деятельности была для нас избыточной. «Суть времени» могла проводить убедительные уличные мероприятия, вести идеологическую работу в интернете, проводить культурные мероприятия, обсуждать актуальную идеологическую и политическую тематику в рамках клубных заседаний и конференций.

Но крупную научно-практическую конференцию по ключевому вопросу текущей экономической и социальной политики мы фактически проводим впервые. И уж тем более впервые мы проводим такую конференцию одновременно по всей стране, привлекая к ее проведению ученых, не входящих в нашу организацию, ориентируясь на то, что речь идет не о разовом, а о регулярном общероссийском мозговом штурме.

Почему мы теперь решились на то, на что ранее не решались?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо констатировать, что наша отчаянная попытка осуществления подобной общественно-политической инновации оказалась успешной. При этом высоковероятным был обратный результат. Наше начинание могло быть отвергнуто обществом по причине его избыточной теоретичности. В самом деле, зачем обсуждать последствия пенсионной реформы, которая явным образом отвергается населением в виде очевидного зла? Разве мало простого возмутительного факта увеличения пенсионного возраста? И почему бы, зафиксировав этот факт, не удовлетвориться простыми и уже освоенными нами формами социального протеста, притом что эти формы очевидным образом востребованы?

И то ведь — начнешь интеллектуализировать протест, и общественная база поддержки сузится, исчезнет желанная простота, тебя обвинят в том, что ты уклоняешься с политического пути в сторону разного рода умствований, высмеянных советскими писателями Ильфом и Петровым в качестве болтовни так называемых пикейных жилетов.

С одной стороны, тебя высмеют ревнители политической простоты, с другой же, ты окажешься не на высоте. Тем более что тема, которую ты обсуждаешь, носит не исторический, не идеологический и не политэкономический характер.
Она конкретна и в этой своей конкретности требует соответствующей компетенции, способности профессионально оперировать не только данными, которые надо и собрать, и осмыслить, но и разного рода выкладками, включая математические.

Давайте для начала воздержимся от обсуждения вопроса, почему мы взялись за это именно сейчас и именно в связи с определенной политической проблематикой. И вернемся к такому обсуждению чуть позже, начав с констатации одного странного обстоятельства. Которое состоит в том, что общественный запрос на такую интеллектуализацию весьма простой и конкретной проблемы оказался гораздо выше, чем это можно было предположить. И что никто не сказал: «Да ну вас к черту с вашими пикейными рассуждениями!»

Конференция «Последствия пенсионной реформы» в Санкт-ПетербургеКонференция «Последствия пенсионной реформы» в Санкт-Петербурге
Додонов Максим © ИА Красная Весна

Тут вспоминается один горький анекдот эпохи застоя. В центре цирковой арены закрепили высокий шест, на который повесили банан. Рядом положили другой шест. На арену выпустили высокоорганизованную обезьяну. Она схватила шест, сбила банан и съела. Потом выпустили несколько менее высокоорганизованную обезьяну. Она стала трясти шест, на котором висел банан. Ей сказали, что, мол, думать надо. Она вняла этому призыву, задумалась, взяла лежавший рядом шест, сбила банан и съела.

Наконец, на арену выпустили советского номенклатурщика. Он стал трясти шест, на котором висел банан. Ему несколько раз сказали, что думать надо. Он продолжал трясти шест. А поскольку ему назойливо говорили о том, что необходимо думать, то он наконец огрызнулся и сказал: «Что думать? Трясти надо!»

Можно, конечно, сказать, что это клевета на советскую номенклатуру, распространяемая с подрывными целями соответствующим образом настроенной интеллигенцией. И это в чем-то будет правдой, поскольку советская номенклатура была совсем не так глупа и необразованна, а фыркавшая по ее поводу интеллигенция оказалась на поверку способной только с умным видом изрекать разного рода благоглупости по поводу невидимой руки рынка и прочего.

Но я уже в который раз предлагаю изумиться по поводу того, что в прежнюю эпоху вызывало аж определенное восхищение. Я имею в виду слова Юрия Владимировича Андропова: «Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся».

Андропов сказал это в 1983 году, став генеральным секретарем ЦК КПСС. До этого он долгие годы был председателем КГБ. То есть самым информированным советским руководителем. К его услугам были все институты страны. Он мог собирать любые научные коллективы. И он прекрасно понимал, что, не зная общества, в котором живешь, можно только потерпеть поражение в холодной войне.

Было бы естественным не восхищаться по поводу его самокритичности, а спросить его: «А почему, мил человек, ты, обладая всеми полномочиями и всеми возможностями, не знаешь главного?»

Но эпоха не поощряла подобное вопрошание, а Андропов быстро умер, вскоре после чего началась перестройка, и мы и впрямь проиграли в холодной войне. Причем буквально потому, что не знали общества, в котором живем.

Значит, не только клевета в адрес нашей и впрямь не вполне компетентной советской номенклатуры содержалась в анекдоте про «думать надо», но и некая горькая правда.

Теперь, в связи с пенсионной реформой, общество начинают снова убеждать в том, что «надо трясти, а не думать». Но разве не в этом же его убеждали наши перестройщики, утверждавшие, что надо просто признать порочным весь свой исторический опыт (советский прежде всего, но и не только), разрушить всё, построенное на основе этого опыта (то есть начать, не думая, трясти), а потом построить всё заново по хорошо известным чужим лекалам, использование которых опять-таки не требует этого самого «думать»? И впрямь, зачем думать, если лекала уже выработаны? Их надо просто использовать, то есть трясти. Чем, собственно, и занимались Гайдар, Чубайс и другие.

ЕкатеринбургЕкатеринбург

Пенсионная реформа воспринимается определенной частью нашего общества как роковая неизбежность так называемого принятого решения. Народу говорится: «Решение принято, и незачем тут бухтеть по этому поводу. Это и бессмысленно, и небезопасно». Такой властный посыл вызвал в народе три типа реакции.

Реакция № 1: «А нам плевать, что оно принято! Мы им недовольны и будем бухтеть. А то, что это небезопасно, то, во-первых, и черт бы с вами, а во-вторых, не так уж это и небезопасно, как кажется».

Реакция № 2: «Плетью обуха не перешибешь. Начальство, видимо, оборзело. Ну так оно не первый раз это делает. Так что пока что мы это проглотим, будем копить неприятие подобного наглого поведения. А когда накопим, то посмотрим, что делать».

Реакция № 3: «Мы — граждане России, а не покорные исполнители ваших решений. Мы хотим знать, почему вы приняли такое решение. Мы хотим знать, каковы будут его последствия. Нам это небезразлично, потому что эти последствия на нас обрушатся. Мы хотим знать, насколько ваше решение было безальтернативным. Вы ведь в этом нас убеждаете, а мы на веру это брать не хотим. И, наконец, мы хотим знать, какие могут быть выходы из ситуации, кроме того, который вы нам предложили. Короче, мы хотим думать, а не трясти. Может, подумав, мы так тряханем, что мало не покажется. Но сначала мы хотим думать. И мы хотим этого не потому, что мы пикейные жилеты, рассуждающие о том, что „Бриан — это голова“, а потому, что мы граждане, ответственные за последствия. И один раз мы уже начали трясти, не думая, после чего оказались на обломках великой страны и великого общества».

Для будущего страны важнее всего этот третий тип реакции. Мы сделаем всё возможное для того, чтобы именно он возобладал. И нам представляется, что это имеет решающее значение для будущего России. Хозяин страны не власть и не интеллигенция, а народ. И именно от осмысленности поведения народа, от того, насколько он отличается от «бессмысленной черни» (выражение из пушкинского «Бориса Годунова»), зависит всё на свете. В том числе и судьба государства. А значит, и судьба народа. Но и не только это. От несводимости народа к «бессмысленной черни» буквально зависит судьба человечества. Сегодня она зависит от этой несводимости в большей степени, чем когда бы то ни было. Поэтому я все-таки приведу слова из пушкинского «Бориса Годунова», сказанные одним из врагов этого далеко не худшего русского царя, боярином Василием Шуйским:

Но знаешь сам: бессмысленная чернь
Изменчива, мятежна, суеверна,
Легко пустой надежде предана,
Мгновенному внушению послушна,
Для истины глуха и равнодушна,
А баснями питается она.

Люди, пришедшие на наши обсуждения последствий пенсионной реформы, — не эта бессмысленная чернь. Это ответственные граждане, твердо решившие, что на этот раз они сначала подумают как следует, а потом начнут осторожно и умно действовать. Бессмысленная чернь нужна нашим левакам, белоленточникам и их иноземным спонсорам. Все они ненавидят с давних пор наше движение именно за то, что оно с уважением относится к простому народу, хочет полноценного уважительного взаимодействия с ним и рассматривает себя в перспективе как ту народную интеллигенцию, существование которой особенно опасно для нашего врага, считающего, что он в очередной раз направит бессмысленную чернь на бессмысленное разрушение собственного государства.

Круглый стол «За социальное государство» в ИжевскеКруглый стол «За социальное государство» в Ижевске
Павел Тюкин © ИА Красная Весна

Мы вовсе не должны сводить всю свою деятельность по использованию своих законных гражданских прав для противодействия пенсионной реформе к таким научно-практическим конференциям. Но на сегодняшний момент эти конференции должны стать стержнем нашей деятельности. Потому что именно на них формируется связь народного гражданского осмысленного большинства с народной интеллигенцией. Эта связь будет иметь решающее значение для будущего России.

На нескольких наших школах и конференциях актив «Сути времени» постоянно говорил о том, что он хочет стать именно такой народной интеллигенцией. Что он рассматривает себя в этом качестве, в качестве большого фактора общественной жизни. И что он понимает, насколько далек от решения поставленной задачи, но хочет идти в сторону ее решения.

Что ж, сделан еще один шаг в этом направлении. Пусть до решения поставленной задачи далеко, но путь осилит идущий. И каждый шаг бесценен, если цель по-настоящему тебя согревает.

Поэтому, товарищи, идя к поставленной цели и понимая, как далеко вы от нее находитесь, учите наизусть все те материалы, которые позволяют вам не трясти, а думать — в данном случае по поводу пенсионной реформы, этого крупнейшего и супертрагического эпизода в нашей политической жизни. Не слепо заучивайте эти материалы, но прорабатывайте их так, чтобы иметь способность ими оперировать надлежащим образом в качестве этой самой народной интеллигенции. Осмысливайте материалы, развивайте их, относитесь к ним и с ученической ответственностью (в этом нет ничего стыдного), и творчески. Тогда будут сделаны и новые шаги в нужном направлении. Тогда мы не допустим превращения ответственного гражданского поведения народа в перестроечный безответственный шабаш майданного типа. Тогда и только тогда народная энергия будет направлена в спасительную для страны сторону.

Заучивайте, думайте, осваивайте, развивайте — и действуйте! Впереди новые конференции, которые должны быть резко более убедительными. Нельзя удовлетворяться достигнутым. Поздравим себя с тем, что нам нечто впервые удалось. И признаем, что удалось нам не всё и должно удасться намного больше.

До встречи в СССР!