В ходе идущих межливийских переговоров становится всё более ясно, что американский спецпредставитель откровенно играет в Ливии именно за исламистских радикалов, а также их покровителей из Турции и Катара

Турция — неоосманский синдром. Часть XIV

Чарльз Уильямс. Политическая кадриль. Конец игре. 1808
Чарльз Уильямс. Политическая кадриль. Конец игре. 1808
Чарльз Уильямс. Политическая кадриль. Конец игре. 1808

1 ноября глава Управления ЛНА по поддержанию морального духа Халид Махджуб подчеркнул исключительную важность начинающегося 2 ноября пятого раунда переговоров Совместной военной Комиссии «5+5» для реализации соглашения о постоянном прекращении огня в Ливии. Махджуб оговорил, что заседание Комиссии впервые происходит на территории Ливии, в Гадамесе, и указал, что главным препятствием для постоянного прекращения огня является отказ от его признания поддержанными Турцией боевиками незаконных вооруженных формирований, преимущественно представленных отрядами «Братьев-мусульман»*.

В тот же день постоянный представитель России при ООН Василий Небензя подчеркнул, что мирный процесс в Ливии невозможно обеспечить без срочного вывода иностранных наемников из страны. На пресс-конференции для иностранных журналистов Небензя заявил, что «для урегулирования ситуации в Ливии нужно, чтобы все иностранные войска и компании немедленно покинули территорию североафриканской страны». Российский дипломат также указал, что в связи со скорым уходом с поста исполняющего обязанности спецпредставителя генерального секретаря ООН в Ливии Стефани Уильямс «необходимо в кратчайшие сроки найти ей замену для дальнейшего руководства и контроля за исполнением женевских соглашений».

Напоминание Небензи о Стефани Уильямс не случайно. В ходе идущих межливийских переговоров становится все более ясно, что этот американский спецпредставитель откровенно играет в Ливии именно за «Братьев-мусульман»* и других исламистских радикалов, а также их покровителей из Турции и Катара. Это уже открыто признают даже те представители племен, которые поначалу с большой надеждой отнеслись к внезапному резкому усилению активности США в ливийском миротворческом процессе.

В частности, в ходе начатых с 26 октября подготовительных закрытых совещаний сторон к предстоящему в Тунисе с 9 ноября Форуму по ливийскому примирению выяснилось, что Уильямс «от имени ООН» включает в число делегатов Форума не только большое число представителей «Братьев-мусульман»*, но и широкоизвестных откровенных исламистских радикалов, связанных с ИГ* и «Аль-Каидой»*…

2 ноября разразился скандал вокруг посла Катара в Ливии. Ранее, 26 октября, боевики из коалиции группировок «Силы защиты Триполи» (подчеркнем, в основном официально включенные в состав сил МВД ПНС!) похитили главу Ливийского управления СМИ Мухаммада Байю, его детей и журналистку Хинд Амар, причем самого Байю поместили в частную тюрьму без объяснения причин. А 1 ноября этот инцидент откровенно прокомментировал посол Катара Мухаммад бен Насер аль-Тани. Он заявил, что это именно он призвал членов группировки «защиты Триполи» заключить Байю под стражу и снять с должности, поскольку он поддерживает недружественную политику СМИ в отношении Катара и близких к нему ливийских группировок.

Ливийский журналист Мухаммад Раби ответил катарскому послу в Facebook: «Я не понимаю, как посол Государства Катар может заточить в тюрьме председателя управления СМИ Ливии?! Почему исламисты из бандформирований ПНС выполняют приказы посла Катара, который, к слову, даже не работает в Триполи?»

Раби также подчеркнул, что сам Катар прямо причастен к поддержке экстремистов и, в частности, поддерживает изгнанного из Ливии идеолога «Братьев-мусульман»* муфтия аль-Гарьяни и других радикальных исламистов.

4 ноября и. о. спецпосланника генсека ООН по Ливии Стефани Уильямс сообщила о завершении очередной, пятой сессии заседаний Совместного военного комитета (СВК) «5+5». Уильямс заявила, что СВК сформирует комиссию для наблюдения за отводом войск от фронта и за обменом пленными, а также комитет по борьбе с экстремистскими высказываниями, которые угрожают общественной безопасности. Кроме того, при поддержке ООН будут созданы инженерные спецподразделения для обезвреживания мин.

Участники встречи СВК договорились встретиться в ноябре в Сирте, где СВК решил создать свою штаб-квартиру, а также призвали СБ ООН принять отдельную резолюцию для выполнения межливийских договоренностей, достигнутых в Женеве.

5 ноября Турция заявила, что, несмотря на женевские соглашения (которые, подчеркнем, подписало в том числе и Правительство национального согласия [ПНС]!), не будет выводить свои войска и наемников из Ливии до тех пор, пока об этом не попросит ПНС. Хотя и ЕС, и ряд арабских стран выступили с «осуждением агрессивной политики Турции в Ливии», Турция, на основании своего «оборонного соглашения» с ПНС, продолжает перебрасывать оружие, своих военных и наемников в Триполи.

В тот же день 5 ноября зам. главы МИД России Михаил Богданов заявил, что считает решение Фаеза Сарраджа отозвать свою отставку с поста главы ПНС Ливии «резонным и логичным». Богданов напомнил, что Саррадж обещал уйти в отставку до конца октября «при условии, что будет кому передать власть, что не будет вакуума…». Богданов продолжил: «Если сейчас в Тунисе будут создаваться какие-то властные органы, тогда будет понятно, кому, какому органу передать власть, имея в виду, что Саррадж занимает два поста: глава Президентского совета и председатель ПНС».

Хотя Богданов разъясняет ситуацию крайне дипломатично, пафос его заявления вполне понятен. Банды главного политического противника Сарраджа, главы МВД Фатхи Башаги, уже почти безнаказанно бесчинствуют на улицах Триполи и готовы брать власть «под Башагу» в тот момент, когда она окажется бесхозной. Сдерживает их лишь относительная международная легитимность Сарраджа и его авторитет у других, альтернативных триполийских банд.

Некоторые арабские аналитики считают, что Саррадж, который все же (пока?) не столь прочно, как Башага, связан с турецкими, американскими и британскими интересами, для их противников (включая Египет, Эмираты, Францию и Россию) сейчас на посту главы ПНС жизненно необходим…

Это, возможно, так и есть. Но, главное, видимо, другое: сейчас никто, кроме «международно легитимного» Сарраджа, не способен воспрепятствовать попыткам госпереворота или возобновления войны. А этим в воздухе Западной Ливии определенно «пахнет» все сильнее.

5 ноября телеканал Libya24 сообщил, что террористы ИГ* вошли в город Аль-Аджилят, подконтрольный ПНС. По данным источников телеканала, это джихадисты из «спящих ячеек» ИГ* в захваченном ранее ПНС городе Сабрата, где ИГ* созадало свою штаб-квартиру. Источники напоминают, что после захвата Сабраты и Сурмана именно отряды ПНС, подконтрольные Башаге, освобождали террористов Исламского государства* из тюрем.

6 ноября Национальная комиссия по правам человека в Ливии (NCHRL) осудила незаконное задержание граждан из Восточного региона Ливии и призвала ПНС «незамедлительно вмешаться и освободить пленных граждан Ливии, а также… наказать виновников происшествия и предпринять необходимые меры для предотвращения повторных преступлений». Источники ФАН уточняют, что члены группировки «Бригада ан-Наваси» захватили граждан, прибывших в Триполи из Бенгази, и планируют обменять их на «своих» террористов из тюрьмы Аль-Кувейфия.

7 ноября Национальная нефтяная корпорация (NOC) Ливии сообщила, что ее суточная добыча нефти превысила 1 млн барр./день. NOC заявила, что «продолжает наращивать производство после снятия статуса форс-мажора с месторождений и экспортных портов Ливии».

То есть Ливия восстанавливает производство нефти гораздо быстрее, чем ожидало «мировое сообщество». NOC также подчеркивает, что нефтеперерабатывающие заводы полностью восстановили работу. Однако граждане Западной Ливии, включая Триполи, массово жалуются на дефицит топлива и большие пробки около бензоколонок.

Ливийские эксперты указывают, что причина дефицита топлива — в новом росте в ПНС коррупционных схем, по которым добытая нефть нелегально продается «третьим сторонам», а вырученные деньги идут на собственные нужды коррупционеров, а также на оплату иностранных наемников и турецкого вооружения.

В связи с этим местные аналитики напоминают об отказе Турции вывести свои войска и наемников из Ливии и подчеркивают, что Турция, наряду с контрабандой оружия в обход эмбарго ООН, активно перебрасывает в Ливию собственных военных, сотрудников своей ЧВК SADAT и сирийских джихадистов, а также занимается подготовкой наемников и координацией действий местных боевиков.

8 ноября пользователи Twitter в Триполи сообщили, что боевики группировки RADA установили контрольно-пропускные пункты в столице Ливии, причем проходящих и проезжающих людей не только обыскивают, но и терроризируют даже на главных улицах города. Кроме того, они заблокировали въезд в Мисурату по западной автомагистрали, засыпав дорожное полотно землей.

RADA — наиболее сильная группировка, подконтрольная главе МИД ПНС Фатхи Башаге, которая, как мы уже рассматривали ранее, в последнее время фактически взята под контроль (в том числе на вооружение и обучение) спецслужбами США. Возможно, эти действия RADA являются «превентивными мерами обеспечения порядка» на старте предстоящих с 9 ноября в Тунисе (и явно обещающих быть бурными) переговоров Форума политического диалога по Ливии. Или даже, не исключено, подготовкой к «проамериканскому перевороту» в Триполи…

9 ноября в Тунисе, в столичном пригороде Гаммарта, открылся Форум политического диалога по Ливии. Форум в составе 75 делегатов различных регионов Ливии проходит под патронажем Миссии ООН по поддержке Ливии. Задачи форума — в ходе дискуссии, на которую запланирована одна неделя, обсудить формирование единых общеливийских переходных органов власти, а также дальнейшего проведения президентских и парламентских выборов.

Как заявила исполняющая обязанности спецпредставителя генсека ООН по Ливии Стефани Уильямс, «участники форума были отобраны из разных категорий населения на основе принципов инклюзивности и справедливого географического, политического, племенного и социального представительства». Среди них члены Палаты представителей на востоке Ливии, Высшего государственного совета — консультативного органа, заседающего в Триполи ПНС, а также не входящие в эти структуры политические деятели. При этом перед всеми участниками переговоров Форума поставлено обязательное условие: отказаться от борьбы за политические посты в период, предшествующий национальным выборам.

Форум открыл президент Туниса Каис Саид. Он призвал участников «прислушаться к воле народа для определения будущего страны», и подчеркнул, что «внешнее вмешательство в дела Ливии невозможно ни под каким предлогом, …хотя некоторые страны продолжают работать над разделением Ливии». Далее участников форума приветствовал по видеосвязи генсек ООН Антониу Гуттереш, который заявил: «Всем сторонам в Ливии следует пойти на уступки в целях достижения мирного решения конфликта. Я также призываю международное сообщество оказать поддержку ливийскому диалогу».

А далее начались диалоги делегатов «по существу темы». И они сразу принесли весьма скандальные неожиданности.

Уже в первый день форума, 9 ноября, глава партии «Братьев-мусульман»* в Ливии (Партии справедливости и строительства) Низар Каван объявил, что кандидатом ПСС на пост премьер-министра от нового правительства Ливии является глава МВД ПНС Фатхи Башага.

На следующий день, 10 ноября, общественная организация «Мы выдвигаем вас кандидатом» предложила на пост президента Ливии Сейфа аль-Ислама Каддафи, сына последнего главы Ливии Муаммара Каддафи: «Сейф аль-Ислам Каддафи сможет восстановить суверенитет государства и престиж граждан как внутри страны, так и за ее пределами».

А далее в организации Форума в тунисской Гаммарте начали обнаруживаться всё новые и новые странности.

Выяснилось, что когда бывший председатель Всеобщего национального конгресса (ВНК) Ливии Нури Абу Сахмейн попросил миссию ООН представить повестку дня и процедурные детали проведения форума, он по этим вопросам вообще не получил от МООНПЛ никаких разъяснений!

Выяснилось, что в числе делегатов форума, избранных г-жой Стефани Уильямс от имени ООН «на основе принципов инклюзивности и справедливого географического, политического, племенного и социального представительства», «почему-то» оказалось множество блогеров, журналистов, актеров и пр., никому не известных, не обладающих никаким политическим опытом и влиянием в племенах страны.

В результате оказалось, что в составе делегатов форума 13 человек назначены Палатой представителей в Тобруке, 13 — Госсоветом в Триполи, а 49 — самой Стефани Уильямс. Причем подавляющее большинство «назначенцев» Уильямс «вдруг» оказались представителями «Братьев-мусульман»*! Как позже подсчитали делегаты, в итоге делегатов от БМ* было 45 человек из 75 делегатов форума. И это не считая еще нескольких представителей радикально-джихадистских организаций.

То есть сам состав делегатов Форума оказался фактически в основном «назначен» Уильямс с явной политической заинтересованностью. Что ливийские аналитики сразу оценили как неприкрытое обеспечение интересов США.

А чтобы в этом не было никаких сомнений, в преддверии форума посольство США в Ливии выпустил документ со следующим посланием: «Небольшая группа ливийцев во взаимодействии с некоторыми внешними игроками стремится подорвать диалог при содействии ООН, разграбить богатство Ливии и поставить личные амбиции выше благосостояния нации. Мы напоминаем тем, кто будет стоять на пути прогресса, что они по-прежнему находятся под угрозой санкций»

Но и это не все.

Выяснилось, что делегатов форума в «свободное время» в расположенной рядом гостинице «неизвестные» (в которых осведомленные делегаты узнают некоторых видных представителей разведок ряда зарубежных государств и функционеров БМ*) настойчиво уговаривают голосовать за Фатхи Башагу. Причем за «согласие» делегатам предлагают очень большие деньги, а несогласным открыто угрожают.

Выяснилось также, что не оставляют в покое некоторых делегатов форума и на улицах Туниса. В котором, напомним, подавляющим политическим влиянием (реально — контролем парламентского большинства) обладает партия «Братьев-мусульман»*, которая называется «Ан-Нахда».

Далее, исполняющая обязанности спецпосланника генсека ООН по Ливии Стефани Уильямс и глава МООНПЛ внесла на рассмотрение делегатов документ, в котором предлагается сохранить статус административной столицы Ливии за Триполи. Это — несмотря на то, что во всех предыдущих переговорах обсуждался перенос столицы из Триполи в Сирт.

Такой неожиданный «разворот» от ранее согласованных предложений вызвал бурное возмущение части делегатов и многих политических аналитиков. Так, ливийский политолог Адель Хаттаб назвал эту инициативу Уильямс категорически неприемлемой и призвал не допустить ее реализации. Он подчеркнул, что в этом случае новый Президентский совет неизбежно будет подвержен давлению со стороны «Братьев-мусульман»*, незаконных вооруженных формирований ПНС и прочих экстремистов, наводнивших и фактически оккупировавших Триполи, и что итогом станет новый виток эскалации конфликта или даже новая война.

Отметим, что, почувствовав жесткое сопротивление идее Уильямс, представители МООНПЛ поспешили выступить с заявлением, что опубликованный документ — якобы поддельный, и снимается с рассмотрения. Однако большинство участников форума прекрасно понимали, что документ был настоящий.

Далее чиновники ООН откровенно попытались вообще исключить председателя Палаты представителей Агилу Салеха из списка кандидатов на пост главы Президентского совета! А когда делегаты этому резко воспротивились, представители ООН и ПНС предложили допустить к участию к выборам лишь только «новых лиц», не имеющих отношения к существующим органам власти на Западе и Востоке страны. Хотя всем вменяемым политикам понятно, что в специфике Ливии люди, лишенные авторитета и в племенных верхушках, и в широких народных массах, — неизбежно окажутся лишь игрушками в руках тех, кто обладает реальной властью (и, подчеркнем, реальным военным потенциалом).

Отметим, что такое «странное» предложение возникло на форуме вряд ли случайно. Поскольку 12 ноября телеканал Libya 24 обнародовал результаты проведенного Арабским центром социологических исследований опроса более чем 7,5 тыс. граждан страны для определения рейтинга основных политиков. Оказалось, что глава Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар обладает среди ливийцев наибольшей поддержкой (28%), глава Правительства национального согласия (ПНС) Фаез Саррадж получил только 6%, глава МВД ПНС Фатхи Башага — 8%, глава Высшего госсовета (ВГС) Халед аль-Мишри — менее 3%.

«Чудеса» на форуме продолжились. Делегаты так и не получили внятного ответа на вопросы о его повестке и процедуре. Явное недоумение вызвал вопрос о том, почему переговоры по выборам идут до того, как обсуждена и принята новая Конституция страны, в которой должна быть сформулирована соответствующая конституционная норма. Вообще даже не затронуты очень непростые в условиях расколотой Ливии проблемы организации избирательного процесса и так далее.

Наблюдатели обратили внимание на то, что информация о ходе форума в Тунисе поступает крайне скупо или лишь в виде «оптимистических гладких текстов» от ООН. Вскоре выяснилось, почему. Оказывается, исполняющая обязанности спецпосланника генсека ООН по Ливии г-жа Стефани Уильямс категорически объявила запрет журналистам освещать переговоры, а также не разрешила использовать на форуме мессенджеры Viber, WhatsApp и Facebook. Аналитики уверены в том, что причина, скорее, не в официальном объяснении запретов («не накалять страсти»), а в том, что становится невозможным скрыть от общественности грубейшие процедурные и иные нарушения.

Тем не менее данные об этих нарушениях продолжали «просачиваться» и вызывать соответствующие реакции.

13 ноября информагентство Ajel сообщило, что «на Форуме политического диалога в Тунисе делегации, на основе проекта ООН, согласовали механизмы работы нового переходного правительства и порядок отбора его членов, и что национальные выборы в Ливии назначены на 24 декабря 2021 года».

В тот же день ливийский политолог Адель Хаттаб назвал проект ООН провальным, поскольку документ «не только определяет полномочия всех министерств, включая армию, но и передает их все в руки премьер-министра страны». И в тот же день выяснилось, что большинство делегатов форума никакого согласия с таким проектом ООН не высказывали…

А уже 14 ноября фракция Партии справедливости и строительства (то есть «Братья-мусульмане»*) и члены Высшего государственного совета (то есть та же партия БМ*) объявили, что не согласны с объявленным ООН проведением национальных выборов 24 декабря 2021 года. И тоже понятно, почему: и глава ПНС Саррадж, и глава МВД ПНС Башага, и глава Высшего госсовета аль-Мишри, как показали социологические данные, слишком явно уступают по популярности главе ЛНА Халифе Хафтару. И потому, видимо, БМ* делают ставку либо на затягивание политического процесса, либо, возможно, на «невыборные» методы политической конкуренции. Скорее всего, при поддержке Турции…

И в этот же день 14 ноября ливийский канал 218TV сообщает, что «Палата представителей, Верховный государственный совет и Учредительное собрание для разработки проекта Конституции подтвердили, что проект Конституции, который был завершен Учредительным органом, стал достоянием народа, и только он имеет право определять свою позицию по нему посредством публичного референдума».

Когда и как было собрано Учредительное собрание, какой именно проект Конституции Ливии оно разработало и каким образом он «стал достоянием народа», — не сообщается.

15 ноября канал AlHadath рапортует об очередных успехах переговоров в Тунисе, а именно о том, что «участники Форума политического диалога по Ливии достигли взаимопонимания в вопросе распределения постов в новых органах исполнительной власти». Якобы делегаты Запада (Триполитании) согласились отдать пост главы Президентского совета представителю востока (Киренаике) при условии, что во главе правительства будет их кандидат. При этом представители юга страны (Феццан) войдут в состав обоих органов власти.

AlHadath уточняет, что за пост главы Президентского совета борются действующий председатель Палаты представителей Агила Салех и глава Апелляционного суда Абдель Джавад Абиди, а за пост их заместителей соперничают представители Юга: ливийский посол в Марокко Абдель Маджид Сеф Наср и сторонник бывшего лидера страны Муаммара Каддафи Амр Абу Шарид. Вторым замом главы Президентского совета может стать действующий министр обороны ПНС Салах аль-Намруш из Аз-Завии. Мисурата рассчитывает выставить на пост премьер-министра нынешнего главу МВД ПНС Фатхи Башагу, зам. председателя правительства Ахмеда Майтыга, бизнесмена Абдель Хамида Дабибу или Мухаммада Мунтасира.

Однако оптимистические рапорты отдельных СМИ о достигнутых переговорных успехах прерывает сделанное 15 ноября заявление члена Высшего совета амазигов Ливии Хишама Ахмади. Как сообщает издание Libya24, Ахмади заявил, что «политическую стабильность в Ливии не построить без народа» и подчеркнул, что представителей племен амазигов и тубу, вопреки предыдущим соглашениям с миссией ООН, не пригласили в Тунис, на Форум политического диалога.

Ахмади напомнил, что «амазиги и тубу — важная часть страны и претендуют на те же права, что и остальные ливийцы» и, главное, пригрозил полностью отвергнуть результаты диалога в Тунисе. А ведь роль сильных племен амазигов (туарегов) и тубу для стабильности на юге страны, в Феццане, огромна. Особенно если учесть то, что именно они веками контролируют легальный и нелегальный транзит людей и товаров (включая беженцев, наркотики и оружие) через южную границу Ливии…

Но дальше ситуация с форумом становится еще хуже. В СМИ начинают массово поступать вполне конкретные коррупционно-криминальные подробности «переговоров» в Тунисе…

(Продолжение следует.)

* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER