1. Война идей
  2. «Украинство»
Коммуна «Суть времени» / ИА Красная Весна /
Украинские политики танцуют под дудку профашистских радикалов, а Запад это поддерживает. Почему? Не потому ли, что в украинском неонацистском котле вывариваются новые идеологемы, призванные затем насаждаться повсеместно?

Украина как плацдарм фашистского реванша — «Украинство…» Глава VI

Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна
Марш УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)
Марш УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)
Марш УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)

В феврале 2014 года судьбу крупного европейского государства по существу решили некие, не слишком многочисленные, штурмовые отряды, превратившие массовые протесты не входивших в них людей в подчиненную этим отрядам уличную массовку.

Распаляемые беспомощностью и бессилием власти, штурмовики фактически разрушили всю существовавшую до тех пор политическую систему. Они смели не только законно избранного президента, но и пропрезидентскую партию, преобладавшую в парламенте, а также оппозиционную партию украинских коммунистов. Фактически сметена оказалась и вся политическая элита Восточной Украины, которая до выступления штурмовиков доминировала на общеукраинской политической сцене, и у которой был и свой президент, и свое парламентское партийное большинство.

Штурмовики откровенно взяли на вооружение нацистские и неонацистские идеологемы и применяли репрессии к тем, кто хоть в какой-то мере проявлял себя как несогласный с заявленными нацистскими лозунгами, критериями, ритуалами и формами политического и социального поведения. Диктату штурмовиков подчинились очень мощные региональные группы юга и юго-востока Украины, в том числе весьма влиятельные и склонные к региональному самостоянию элиты так называемой Новороссии — Одессы, Херсона, Николаева и т. д.

Конечно же, вооруженное сопротивление в Донбассе ограничило территорию беспрепятственного доминирования штурмовиков. Но слишком очевидно на сегодняшний день, что на большей части Украины штурмовики и их приспешники продолжают править бал, и что никакого возвратного движения украинского политического маятника пока ждать не приходится. Пока что те властные силы, которые в большей или меньшей степени демонстрируют, что не слились полностью со штурмовиками, не могут или не хотят положить конец их радикализму, противопоставив экстремизму нечто хотя бы минимально вменяемое.

Вместо этого украинские политические тяжеловесы, кокетливо восклицающие на публике о малой значимости штурмовиков, танцуют под дудку этих радикалов. Они восхваляют Бандеру, Шухевича, берут на вооружение идеологемы необандеровского образца, демонстрируют подходы к инакомыслию, вопиющим образом не сочетающиеся с широковещательными заявлениями о вхождении в европейскую цивилизацию.

Налицо парадоксальная ситуация, состоящая в том, что ведущей и направляющей силой в украинской политике являются именно штурмовики, не способные не только выиграть выборы, но и стать по-настоящему крупной электоральной силой.

Западное сообщество, казалось бы, должно было отреагировать на такой достаточно очевидный и очевидным образом нереспектабельный тип украинского политического существования предельно негативно. Но не тут-то было! И США, и Европа чуть ли не аплодируют происходящему на Украине, притворяясь, образно говоря, слепыми и глухими, игнорируя явную антидемократическую, нацистскую подоплеку украинского безумия.

Очевидное расхождение реальной украинской политики с тем, чего требует современный западный стиль политического, социального и культурного бытия, оно же нынешний западноцентричный миропорядок, может быть объяснено только одним. Тем, что на Украине отрабатываются какие-то новые модели всё того же западноцентричного миропорядка, весьма далекие от модели, признаваемой в наши дни североамериканскими и европейскими элитами. А значит, происходящее сегодня на Украине следует рассматривать прежде всего в контексте попыток изменения существующего миропорядка — изменения, в котором крайне заинтересован Запад.

Напомним, что основы современного миропорядка были заложены в конце Второй мировой войны на прошедшей 4–11 февраля 1945 года в Ялте конференции лидеров стран-участниц антигитлеровской коалиции — И. Сталина, У. Черчилля и Ф. Рузвельта. Победители нацизма договорились сделать гарантом будущего мира Организацию объединенных наций (ООН). Было оговорено, что основные решения принимаются в ООН лишь с согласия великих держав — постоянных членов Совета безопасности ООН: СССР, США, Великобритании, Франции и Китая.

Ялтинская конференция
Ялтинская конференция
конференцияЯлтинская

Данные правила сохраняются и по сей день, преемником СССР в ООН стала Россия. И хотя США и их союзники по НАТО уже давно наносят сокрушительные удары по системе существующего миропорядка — в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, а теперь и на Украине, — все же основные принципы ялтинской системы, строившейся на порицании фашизма и уважении к решениям ООН, еще сохраняются. Однако очень многим хотелось бы полностью покончить с этими принципами. Недаром западные журналисты и политики в последние годы яростно поносят Ялту.

Так, 4 февраля 2015 года в крупнейшей французской газете Le Figaro вышла статья известного журналиста Жана Севильи «70 лет назад Ялта не „поделила“ мир». Севилья утверждал, что Ялтинские соглашения были всего лишь одним из этапов прискорбного строительства железного занавеса между «свободным» и коммунистическим миром.

Образчик еще одного издевательства над Ялтой появился 10 февраля того же года в крупнейшей итальянской газете La Repubblica, в статье редактора авторитетного политического журнала Limes Лучи Караччоло под названием «От мирового порядка к новому глобальному хаосу». Караччоло писал: «Прошло 70 лет с Ялтинской конференции, на которой Сталин, Рузвельт и Черчилль решили прикрыть фиговым листком Объединенных Наций раздел Европы и мира между американским Западом и советской Россией…» Далее автор предложил попытаться представить себе новую встречу в Ливадийском дворце Ялты, который Россия, конечно, быстро бы захватила: «И поскольку пока что факт превалирует над правом, <…> охрана будет поручена „зеленым человечкам“, а именно российским „спецам“ без военной формы, которые в марте прошлого года реквизировали формально украинский Крым».

4 марта 2016 года авторитетный немецкий журнал Die Zeit с опаской рассуждал о возможной неслучайности того, что осенью 2015 года на Генассамблее ООН В. Путин напомнил о Ялтинской конференции. Мол, не собираются ли Россия и США опять договориться, не нависает ли над свободным миром вновь такая чудовищная опасность?

А 13 февраля 2017 года во французском издании Ouest-France вышла статья под красноречивым названием «Россия — США. Страх новой Ялты». Автор писал: «Вот уже несколько недель, как в странах Центральной Европы это слово вернулось в обиход. В умах, в беседах. „Ялта!“ Именно там, в 1945 году, в этом курортном городе, расположенном в Крыму на берегу Черного моря, русские и американцы поделили между собой мир».

Нет и не может быть никакого ялтинского мира без России как полноценного правопреемника СССР, без России, которая признана и великой державой, и победительницей нацизма. А потому отказ от признания решающей роли России/СССР в победе над нацизмом, сопровождаемый отказом от уважительного отношения к российскому, хотя бы минимальному, геополитическому паритету, не может не приводить к фундаментальной переоценке всех ялтинских констант. Начиная с необходимости соблюдения решений СБ ООН и заканчивая отрицанием утвержденного на обломках рейхстага категорического антинацистского императива.

Не является ли наблюдаемое сегодня безразличие западных стран к пронацистским упражнениям украинских властей подкопом под немногие оставшиеся в наши дни основания ялтинского мира — включая антинацистский императив? Чем еще можно объяснить нечувствительность Запада к вопиющим выходкам нынешних ведущих украинских политиков, откровенно пересматривающих принятое Нюрнбергским трибуналом в 1946 году решение об осуждении немецкого нацизма?

Так, 8 января 2015 года в эфире немецкого телеканала ARD Арсений Яценюк заявил: «Российская военная агрессия против Украины − это посягательство на мировой порядок, и это посягательство на европейскую безопасность. Мы все хорошо с вами помним советское вторжение, как в Украину, так и в том числе − в Германию. Этого нужно избежать. И никому не позволено переписывать результаты Второй Мировой войны, что пытается сделать президент России, господин Путин».

Вдумаемся: украинский политик № 2, являвшийся на момент этого заявления премьер-министром Украины, говорит (внимание!) о советском вторжении в нацистскую Германию! Тем самым Яценюк де-факто представляет гитлеровскую Германию (не Польшу, не Прибалтику, а гитлеровскую Германию!) аж жертвой «агрессии СССР».

Казалось бы, такой беспрецедентный по лживости и деструктивности подкоп под краеугольные основания нынешнего мироустройства должен был бы вызвать реакцию хотя бы со стороны германского государства и общественности, столь долго публично каявшихся за фашизм. Но правительство Германии отказалось комментировать высказывание Яценюка, оговорив лишь, что в Берлине ни в коем случае не ставят под сомнение «ответственность Германии за гибель во Второй мировой войне советских граждан». Спустя некоторое время депутат ПАСЕ от Германии Андрей Хунко принес извинение за странную позицию своего правительства. Но, по сути, дикая выходка Яценюка осталась безнаказанной.

Западный мир — далеко не апатичен и не бесчувственен. Он умеет выдавать мощные реакции на неустраивающие его высказывания, даже когда эти высказывания куда менее вопиющие, чем заявление Яценюка о вторжении СССР в Германию. Если в данном случае западный мир такой реакции не выдает, то это означает, что налицо не апатия и бесчувственность, а нечто совсем иное. Что конечная цель западных стран не просто в том, чтобы отказать России в роли державы-победительницы фашизма, и даже не в том, чтобы уравнять фашизм и коммунизм в ответственности за Вторую мировую войну. Речь уже идет о том, чтобы обвинить только коммунизм и представить Советский Союз главным военным агрессором. Тогда Россию как правопреемницу СССР можно объявить страной-преступницей. И — начать процедуру декоммунизации, подобную послевоенной денацификации Германии, к чему давно призывает ряд европейских и американских политиков.

Так что совсем не случайно ОБСЕ еще в 2006 году приняла резолюцию, предлагающую провести международный трибунал над коммунизмом. И совсем не случайно западная система образования и западная пропаганда с малолетства так воспитывают своих граждан, что половина из них убеждена в том, что американские войска воевали в Европе с немцами и русскими и именно так победили фашизм.

Вскоре после Яценюка публичным пересмотром роли России во Второй мировой войне занялись и европейские политики — конечно, по-своему и более осторожно, чем министр бандеровского правительства, но также в высшей мере примечательным образом.

21 января 2015 года министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына, комментируя на польском радио тот факт, что Путин не был приглашен поляками на торжества по поводу 70-летия освобождения концлагеря Освенцим, заявил: «Может, лучше сказать, что это Первый украинский фронт и украинцы освобождали? Потому что именно украинцы в те январские дни открывали ворота и освобождали лагерь».

Конечно, это высказывание, прежде всего, является вопиющим по своей безграмотности, потому что Первый украинский фронт по своему составу ничем не отличался от других фронтов и не обладал никакой особой национальной спецификой. Первый украинский фронт (бывший Воронежский) так назвали потому, что он в тот момент находился на территории Украины — и только. Но можно ли сводить реакцию на это заявление официального польского лица к иронии по поводу демонстрируемой им безграмотности?

Освенцим после освобождения. 1945
Освенцим после освобождения. 1945
1945освобождения.послеОсвенцим

Самым шокирующим преступлением Третьего рейха были именно «фабрики смерти», и бредовое утверждение о том, что их узников освободили не советские солдаты, а некие украинцы, — это весьма далеко идущий подкоп подо всё, что связано с неотменяемой, казалось бы, благодарностью наследников этих самых узников смерти к советским солдатам-освободителям. Теперь оказывается, что благодарить надо неких украинцев… А может быть, завтра нам расскажут, что узники лагерей смерти должны быть благодарны за свое освобождение не украинцам вообще, а конкретно сторонникам Шухевича и Бандеры?

Кроме того, конечно же, любое дробление великой Победы советского народа на отдельные украинскую, русскую, казахскую и пр. «маленькие победы» может закончиться лишь отрицанием Победы, а значит и фундаментальным отказом от ялтинского мироустройства. Отказом — в пользу чего?..

Обвинив современную Россию в «преступной агрессии» на Украине, президент США Барак Обама и европейские правительства демонстративно отказались от участия в праздновании в Москве 70-летия Победы над фашизмом. По предложению президента Польши Бронислава Коморовского международное празднование годовщины окончания Второй мировой войны было перенесено из Москвы на мыс Вестерплатте под Гданьском.

Гитлер на Вестерплатте - немецкая пропагандистская открытка. Рядом с Гитлером стоит с картой капитан Густав Кляйнкамп, командир корабля «Шлезвиг-Гольштейн». 1939
Гитлер на Вестерплатте — немецкая пропагандистская открытка. Рядом с Гитлером стоит с картой капитан Густав Кляйнкамп, командир корабля «Шлезвиг-Гольштейн». 1939
1939«Шлезвиг-Гольштейн».кораблякомандирКляйнкамп,ГуставкапитанкартойсстоитГитлеромсРядомоткрытка.пропагандистскаянемецкаяВестерплатте —наГитлер

Нападение на гарнизон мыса Вестерплатте ночью 1 сентября 1939 года немецкого линкора «Шлезвиг Гольштейн» считается началом Второй мировой войны. Польский гарнизон вывесил белый флаг уже через семь суток, что не мешает полякам сравнивать этот эпизод с Брестской крепостью, гарнизон которой не сдавался в течение месяца и погиб, не сдавшись. Хотя, действительно, все познается в сравнении: за те семь дней, пока Вестерплатте сопротивлялся, половина Польши уже сдалась гитлеровским войскам.

Празднование под Гданьском ожидаемо превратилось в грязный антироссийский шабаш, на котором Порошенко и Коморовский выступали главными запевалами. Общим в их речах стало уравнивание нацизма и коммунизма. При этом польский президент уделил в своем выступлении основное внимание не борьбе с гитлеровцами, а послевоенному сопротивлению СССР и партии «Солидарность». Напомним, что расположенная неподалеку от места праздника Гданьская судоверфь была одним из основных центров активности этой антисоветской организации.

Порошенко также ни в чем себе не отказывал. Он заявил, что преступления нацистов и коммунистов нашли свое продолжение в XXI веке в «российской агрессии» против Украины. От имени народа Украины, с которым воюет сегодня в Донбассе киевский режим, Порошенко поблагодарил мировых лидеров за отказ от участия в «циничном параде» в Москве, а также отметил важность для европейских стран «сохранять наше единство, как это было 70 лет назад и продолжать осуществлять давление на Россию, чтобы она выполняла Минские договоренности».

Стоп! О каком единстве, имевшим место быть 70 лет назад, может идти речь? 70 лет назад было одно единство — единство стран антигитлеровской коалиции. Но при чем тут бандеровцы, наследниками которых называют себя нынешние киевские власти?

Правда, после войны многие фашистские деятели оказались пригреты Западом, в том числе и идейные учителя нынешних киевских бандеровцев. На Западе был разработан план, согласно которому бандеризированная Украина, как бывшая часть «русского мира», должна стать той основной силой, которую двинут против России. И совершенно очевидно, что именно под эту политическую цель сегодня задним числом фальсифицируют исторические факты, пытаясь представить бывших союзников Гитлера победителями, а СССР — агрессором.

Неужто все забыли, чем закончилась предыдущая попытка объединенной Европы во главе с Третьим рейхом «осуществлять давление на Россию»? Видимо, забыли, или же помнят, но надеются на этот раз получить другой результат.

Спустя полтора года после шабаша под Гданьском украинские и польские реваншисты сделали еще один шаг на пути сплочения новой антироссийской коалиции. 20 октября 2016 года Верховная Рада Украины и сейм Польши одновременно приняли «Декларацию памяти и солидарности». В этом документе Украина и Польша представляются жертвами «имперской политики» СССР и современной России, а пакт Молотова–Риббентропа называется основной причиной начала Второй мировой войны.

В тот же день спикер Верховной Рады Андрей Парубий назвал принятую декларацию «укреплением Антипутинской коалиции». При этом очевидно, что такое «укрепление» на самом деле лишь усилит аппетиты Польши. Ведь благодаря пакту Молотова–Риббентропа бывшие польские земли — Кресы Всходни — стали территорией Западной Украины.

Чтобы точнее понять трактовку Западом темы Победы над фашизмом, рассмотрим подробнее, как ведется война с прошлым на территории постмайданной Украины. Ведь именно там сейчас «по полной программе» отрабатываются новые приемы, версии и интерпретации.

Главным органом, формирующим сегодня на Украине государственную политику в области истории и, в частности, разрабатывающим подходы к освещению истории Второй мировой войны, является «Украинский институт национальной памяти» (УИНП).

УИНП был создан в 2006 году по инициативе «оранжевого» президента Виктора Ющенко. До 2008 года УИНП имел специальный статус «органа исполнительной власти», который, помимо него, на Украине имеют государственные структуры — Антимонопольный комитет Украины, Государственная налоговая администрация, Государственная таможенная служба, Служба безопасности Украины, Фонд государственного имущества и т. д.

Изображение: (cc) Paweł5586
Владимир Вятрович
Владимир Вятрович
ВятровичВладимир

Главой УИНП на настоящий момент является Владимир Вятрович, львовский историк, бывший советник главы Службы безопасности Украины (СБУ) по научно-исследовательской работе, бывший директор Киевского отраслевого государственного архива СБУ и майданный активист. Характерно, что возглавляемый тем же Вятровичем «Центр исследования освободительного движения» (под «освободительным движением» подразумевается бандеровская ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) является членом международной «Платформы европейской памяти и совести», созданной европейскими политиками для «декоммунизации» России.

В круг задач УИНП входит:

«Организация изучения истории украинского государственного строительства, этапов борьбы за восстановление государственности и распространение данной информации в мире;

Осуществление комплекса мер по увековечению памяти жертв Украинской революции 1917–1921 годов, жертв Голодомора 1931–1933 годов, массового голода 1921–1923, 1946–1947 годов, жертв политических репрессий, а так же лиц, защищавших независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины, в том числе и в рамках антитеррористических операций;

Подача Министру культуры предложений относительно формирования государственной политики в сфере сохранения национальной памяти и национального сознания граждан;

Популяризация роли украинского народа в борьбе против тоталитаризма;

Предоставление оценки тоталитарным режимам ХХ века на территории Украины, Голодомору 1931–1933 годов, массового голода 1921–1923, 1946–1947 годов, насильственным депортациям, политическим репрессиям, действиям организаторов и исполнителей этих преступлений;

Преодоление исторических мифов».

Концепция, на которой базируется стратегия войны современных бандеровцев с нашей историей, подробно изложена на официальном сайте УИНП в статье Александра Штоквиша «Война памятей. Образ Великой Победы как инструмент манипуляции историческим сознанием». В этой статье автор заявляет о существовании двух «непримиримых памятей» о войне — европейской и «путинско-совковой» (формулировка аутентична — прим. авт.).

В своих рассуждениях Штоквиш начинает с того, что подчеркивает ключевое значение памяти о Победе для современной России и всего постсоветского пространства: «Как считают многие современные исследователи, исчезли почти все символы гордости, связанные с СССР (Великий Октябрь, героика Гражданской войны, стахановское движение и т. д.). Только Победа в Великой Отечественной войне осталась достаточно ярким событием, которое радует сердца тех, кто ностальгирует о былом величии».

Затем Штоквиш весьма характерным образом описывает главное отличие между постсоветской («совковой») и западной памятью о Победе: «Для Западного Мира День Победы во Второй мировой войне является точкой отсчета завершения войны и наступления мира и стабильности в Европе. Мир тут понимается не только как отсутствие боевых действий, а и как примирение недавно враждующих сторон, отказ от клеймления и преследования вчерашних противников. Для современной России этот день — символ триумфа российского оружия, триумфа России как супердержавы. Этот день не отменяет войну, только означает ее переход в иное измерение — духовно-идеологическое. Образ врага не устраняется, а просто прилагается к новому объекту <…> Поэтому День Победы в данной системе координат не может быть ни Днем примирения, ни Днем скорби по погибшим, ни тем более Днем победы над тоталитаризмом. Он может быть лишь символом непримиримой, перманентной борьбы, с каким угодно вероятным врагом, может быть только способом мобилизации общества на такую борьбу, „незаживающей раной“ в сознании такого посттоталитарного общества».

О каком отказе от преследования вчерашних противников говорит автор этого заявления? Представители западных государств всегда настаивали на том, что именно их страны наиболее последовательны в преследовании нацизма, проведении денацификации, непримиримости к Холокосту, оценке расовых и иных идей нацизма как преступных, античеловеческих и антигуманных. Только радикальная часть советских консервативных историков утверждала в доперестроечную советскую эпоху, что западные страны примирились с нацистами и неонацистами, как немецкими, так и иными, чтобы противостоять СССР. И что во имя этого противостояния Запад не только простил нацизм, но и адаптировал для своих нужд часть нацистской идеологии. Теперь об этом говорит как бы прозападный господин, рассуждающий о западном миролюбии и русской воинственности. Идет ли в данном случае речь о местном бредовом украинском «самостроке» необандеровского образца — или же о подспудно формируемой мироустроительной идеологеме? Той идеологеме, согласно которой союз западных демократий и обновленного неонацизма возможен и даже необходим, коль скоро речь идет о борьбе против единого врага — теперь уже не советского, а русского «абсолютного зла»?

Но ведь очевидно, что такой союз не может сформироваться без трансформации нынешней западной — лукаво-толерантной и псевдодемократически-размягченной — идеологии! То есть без глубочайшего демонтажа всех гуманистических установок, лежавших в концептуальной основе ялтинского мира, и без формирования на обломках этих установок чего-то весьма зловещего.

Концептуальная парадигма ялтинского мира, которую сегодня остервенелым образом демонтируют, зиждилась на представлении о том, что место гуманизму есть и при коммунизме, и при капитализме, но не при фашизме. Главной мировоззренческой основой этого мира являлась сумма различных слагаемых — историко-культурных, собственно политических, философских, моральных и социальных. Сумма этих слагаемых представляла собой нечто вроде храма антинацизма. Да, определенное и достаточно важное место в данном храме занимало знаменитое высказывание о недопущении повторения ужасов фашизма: «никогда больше!» Но это высказывание можно сравнить с крышей храма, которая неоспоримо нужна, но которая не может подменять собою весь храм. Теперь же пытаются демонтировать храм, оставив вместо него одну лишь его крышу, которая в таких условиях превращается в никчемный мусор, валяющийся на обломках некогда великого здания. Целенаправленное выхолащивание мобилизационного смысла Победы, низведение великой гуманистической победительности, сочетавшейся с осознанием живучести нацистского абсолютного зла, — к скорби по погибшим и радостному наслаждению завоеванной мирной потребительской (именно потребительской, а не просто гражданской) жизнью… Разве это не обрушение храма, дополняемое весьма неубедительной демонстрацией его рухнувшей крыши, потерявшей всякий смысл в условиях подобного обрушения?

И вот теперь устами бандеровского специсторика озвучивается совсем уж новая и ущербная формула, согласно которой фашизм в принципе допустим, с ним можно и нужно мириться, и вместе с ним скорбеть по всем жертвам Второй мировой войны, не делая различия между палачами и жертвами, злодеями и героями. Эту фальшиво всеобъемлющую скорбь нужно сочетать с общей радостью по поводу пришествия мира потребления. Утопив внутри этой радости и этой скорби всё, что связано с духовной и иной мобилизацией для отпора нацистскому злу. А те, кто не хотят мириться с нацистским злом, вновь поднимающим голову и воссоздающим антигуманизм, расовое неравенство, антидемократичность, — якобы бряцающие оружием агрессоры.

Нынешние киевские власти, следуя рекомендациям, разработанным «Украинским институтом национальной памяти», последовательно реализуют политику, направленную на искоренение непримиримого советского отношения к фашизму и на внедрение «европейской памяти» о войне.

Так, на Украине, согласно инструкции УИНП, пытаются внедрить новую традицию празднования, приближенную к западной и не похожую на советскую и российскую традиции.

С 2014 года праздник Победы на Украине длится два дня, 8 и 9 мая: 8 мая на Западе отмечается как день победы над Германией по европейскому времени, то есть налицо европеизация праздничного календаря.

Вместо «путинско-совковой» гвардейской ленты в том же 2014 году УИНП предложил символ в виде стилизованного красного мака и девиз: «1939–1945. Никогда снова».

Вот она, эта крыша, бессильно и беспомощно валяющаяся на обломках рухнувшего антинацистского храма! Демонтированы все храмовые конструкции, изъята память о героях, победивших фашистов под Москвой, Сталинградом, Курском и добивших их в Берлине. Преданы забвению великие жертвы русского и советского народа, ранее признаваемые, оплакиваемые всеми, восхваляемые в конце концов хотя бы по принципу: «Боже, как вы пострадали для того, чтобы спасти нас, сокрушив фашизм».

Налицо, во-первых, желание сохранить крышу, демонтировав храм, и низвести великую трагедию и победу к восклицанию «никогда больше!», потерявшему какой-либо содержательный смысл и лишенному мобилизационной энергии. Потому что непонятно — чего «никогда больше» не должно быть? Если хотя бы организованного нацистами Холокоста, то почему это восклицание исторгают уста бандеровцев, помогавших им в его осуществлении? Так чего же не должно быть?

Во-вторых, конечно же, очевидна попытка, обнулив русскую и советскую жертву, принесенную на алтарь победы над нацизмом, стереть из памяти 22 июня 1941 года, оставив только 1 сентября 1939 года.

В-третьих, цветок мака давно используется в Европе, правда, в качестве символа памяти жертв Первой мировой войны. Но Первая мировая война не была войной света и тьмы, добра и зла. И ее символика может быть в какой-то мере сентиментально-амбивалентна. А символика победы над нацизмом такой характер иметь не должна. Как не должно быть путаницы между двумя символиками, при которой обе они теряют свое уникальное ценностное содержание, обессмысливаются, фактически взаимоуничтожаются.

В-четвертых, рассматриваемый символ, конечно же, призван вытеснить гвардейскую ленту, ставшую символом сопротивления Донбасса и русской воинской победительной чести. А заодно согреть милым сердцу каждого бандеровца сочетанием цветов — красного и черного. Эти цвета символизируют «кровь и почву» (Blut und Boden), идею взаимосвязи национального происхождения и родной земли — основополагающую константу национал-социализма.

26 ноября 2014 года Министерство образования Украины поддержало предложенную руководителем УИНП Владимиром Вятровичем рекомендацию убрать из школьных учебников истории термин «Великая Отечественная война», заменив его на «Вторая мировая война».

Изображение: (cc) hobvias sudoneighm
Красный мак - символ Второй мировой войны от Украинского Института нацпамяти, в мировой культуре - символ забвения
Красный мак — символ Второй мировой войны от Украинского Института нацпамяти, в мировой культуре — символ забвения
забвениясимволкультуре —мировойвнацпамяти,ИнститутаУкраинскогоотвойнымировойВторойсимволмак —Красный

А в преддверии 70-й годовщины освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков УИНП опубликовал и разослал в образовательные учреждения следующие методические рекомендации:

«Использовать термин «изгнание нацистских оккупантов из Украины» вместо словосочетания «освобождение Украины от фашистских захватчиков». «Термин «освобождение» подразумевает волю, свободу, а в 1944 году Украина не стала свободной. После изгнания нацистских оккупантов Украина не получила свободу, только оказалась под другим господством, результатом которого стали массовые репрессии и депортации, в частности сотен тысяч украинцев, поляков и целого крымскотатарского народа».

«Для СССР было целью не освобождение Украинского народа, а возвращение его в состав советской империи. Волю и свободу Украинский народ получил только после 24 августа 1991 года, освобождение Украины произошло только после распада Советского Союза», − утверждает бандеровская методичка.

Современная Россия, в отличие от Запада, не готова мириться с фашизмом. Наша страна унаследовала эту непримиримость от эпохи коммунизма — идейного и духовного антипода фашистской античеловеческой идеологии. То же, что осуществляет Вятрович и его структура на Украине, является ничем иным, как декоммунизацией Победы. Но декоммунизировать, десоветизировать, дерусифицировать Победу невозможно без выхолащивания всего ее содержания и без недопустимых уступок нацизму.

Такая декоммунизация (десоветизация, дерусификация) Победы — важнейшее, но не единственное слагаемое тотальной декоммунизации, осуществляемой нынче на Украине отнюдь не ревнителями свободы и демократии, а идейными бандеровцами. С неустанным усердием бандеровцы повсеместно сносят памятники, переименовывают исторические названия.

Налицо демонтаж украинской исторической идентичности, которая для большинства остается очевидным образом советской. И подмена этой реальной идентичности — неонацистской бандеровской утопией. Такая война с собственной идентичностью — что такое Украина без своей советской истории и Ленина, в том числе? — началась в момент госпереворота с разрушения беснующейся толпой памятника Ленину на Бессарабской площади в Киеве.

Дальнейший «ленинопад» — массовый самовольный снос памятников Ленину, осуществлявшийся «неизвестными активистами» по всей стране, — способствовал принятию Верховной Радой в апреле 2015 года целого пакета законов «о декоммунизации», узаконивших действия вандалов.

Согласно этим законам, под запретом оказывается любая советская символика. Все памятники, посвященные политическим и военным деятелям советской эпохи, подлежат сносу, а топонимы — переименованию. К уголовной ответственности могут быть привлечены лица, «открыто выражающие коммунистические взгляды» и отрицающие «преступления тоталитарного режима», распространяющие советскую символику и коммунистическую литературу.

Логичным продолжением такой политики стал запрет Коммунистической партии Украины (КПУ), вступивший в силу 16 декабря 2015 года. Украинские «коммунисты», дабы не нарушать новое нацистское законодательство, послушно декоммунизировались: пошли на выборы в составе некоей новообразованной партии под названием «Нова держава» и с девизом «Нова держава» — это КПУ: Компетенция, Профессионализм, Успех». Но и эта примитивная хитрость успеха на выборах им не принесла.

Политическим репрессиям со стороны киевского режима подверглись рядовые члены левых партий и простые люди левых взглядов. Так, как сообщила пресс-служба Львовской областной прокуратуры, 10 мая 2017 года вступил в силу приговор студенту 3-го курса Львовского университета. Юношу осудили на 2,5 года с отсрочкой на год за распространение цитат Ленина в интернете. Судья также постановил «уничтожить предметы преступной деятельности», в числе которых значится «Капитал» Карла Маркса. По словам руководителя пресс-службы Львовской областной прокуратуры, еще два подобных случая находятся на стадии досудебного расследования.

Попробуйте произвести что-нибудь подобное на Западе! В ответ вы услышите: «Вы посягаете на свободу мысли, на труды уважаемых нами мыслителей, которые преподаются в наших самых респектабельных учебных заведениях». А вот на Украине Запад это поддерживает. Или, по крайней мере, не выражает по данному поводу сколько-нибудь значимого протеста. Почему? Не потому ли, что в украинском неонацистском котле вывариваются новые идеологемы, призванные затем насаждаться повсеместно на всем пространстве нового — постялтинского и антиялтинского — мира?

Получив карт-бланш в виде новых законов, известные и неизвестные «активисты» принялись громить не только памятники, но и могилы советских героев.

К примеру, 5 сентября 2016 года было опубликовано видео с оскверненной могилы легендарного «Деда» — дважды Героя Советского Союза партизана Сидора Ковпака. Вандалы сбили с могилы литую надпись и звёзды Героя.

Вскоре после этого, 28 сентября того же года, стало известно о решении горсовета украинского Подольска (декоммунизированный Котовск) ликвидировать склеп и перезахоронить останки героя Гражданской войны Григория Котовского. Решение было принято под давлением Министерства культуры Украины, напомнившем в своем письме депутатам о необходимости выполнить закон о декоммунизации.

А 19 апреля 2017 года члены организации «Национальный корпус» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), аффилированной с неонацистским полком «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), осквернили в Киеве памятник на могиле Героя Советского Союза генерала Николая Ватутина.

В рамках исполнения законов о декоммунизации по Украине прокатилась волна переименований всего, что хоть как-то адресует своим названием к советскому прошлому. Так, по данным УИНП, к концу 2016 года на Украине переименовали 987 населенных пунктов и более 51 тысячи улиц, площадей и скверов. Кроме того, были демонтированы 2389 памятников и памятных знаков (в том числе 1320 — Ленину).

Изображение: (cc) ВО «Свобода» (организация, деятельность которой запрещена в РФ)
Неонацистский марш на Украине
Неонацистский марш на Украине
УкраиненамаршНеонацистский

Освобождение от советизма во имя торжества демократии? Полно! Разрушение памятников и переименование улиц на Украине сопровождается появлением улиц с весьма специфическими новыми именами. При этом речь идет не только об уже набивших оскомину именах фашистских героев — Бандеры, Шухевича и Коновальца. К примеру, в Конотопе улицу и три переулка, ранее носивших имя Щорса, переименовали в честь Александра Музычко, более известного как «Сашко Билый», — известного бандита, экс-начальника охраны главаря чеченских террористов Джохара Дудаева, координатора «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ликвидированного спецназом в ходе задержания в 2014 году.

Несмотря на то, что декоммунизационные законы формально одинаково осуждают «коммунистический и национал-социалистический (нацистский) тоталитарные режимы», никакого равенства на деле нет. Любая коммунистическая символика запрещена, однако с нацистской не все так однозначно. Например, как утверждают в УИНП, символика дивизии СС «Галичина» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «не является нацистской». При этом глава УИНП Владимир Вятрович позволяет себе открыто высказываться в духе «запрещенной» на Украине человеконенавистнической идеологии: «„Прочь от Москвы», или простые вещи, которые спасают. Все, что отдаляет нас от России, идет на пользу Украине. Все, что удерживает связь между нашими странами (экономика, язык, история, культура, традиции и, в конце концов, даже родственные связи), будет использовано против нас». Отметим, что Вятрович тут прямо повторяет тезис украинских радикальных националистов начала XX века, предшественников душегубцев-бандеровцев: «Возрождение Украины — синоним ненависти к своей жене-московке, к своим детям-кацапчатам, к своим братьям и сестрам-кацапам, к своим отцу и матери-кацапам. Любить Украину — значит пожертвовать кацапской родней…».

Переименовывая города и улицы, запрещая коммунистические символы, украинские фашисты, при всей своей ненависти к «совку», не спешат полностью отказываться от тех «бонусов», которые, по мнению бандеровских главарей, содержит в себе советское, в целом отвергаемое, наследие.

С одной стороны, нынешняя Украина обеими руками цепляется за ту часть украинского советского наследия, которая положительно оценивается Западом. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно внимательно присмотреться к казусам типа уже обсужденного нами восхваления украинцев как спасителей узников Освенцима на основании того, что этот лагерь смерти освобождал советский фронт, носивший в тот момент название Первого украинского.

С другой стороны, бандеровцы выворачивают наизнанку советские образы, символы и устойчивые выражения, используя их в своей пропаганде. Вызвано это тем, что, несмотря на массированную четвертьвековую антисоветскую обработку населения, вытравить из людей советские коды до конца не удается. Большинство, как это ни странно при такой интенсивной обработке, все еще позитивно реагирует не на пожилого гитлеровского полицая в мазепинке, а на советского ветерана.

Оскверняя Победу, уничтожая ее содержание, фашисты пытаются присвоить себе лавры победителей. Так, в сентябре 2014 года в Киеве открылась новая экспозиция, посвященная гражданской войне в Донбассе. И расположилась она не абы где, а в бывшем музее Великой Отечественной войны у подножия «декоммунизированной», но еще не снесенной статуи Родины-Матери.

С момента открытия эта экспозиция регулярно пополняется всё новыми артефактами — гильзами, одеждой, дорожными указателями, табличками, рваными флагами и прочим мусором из зоны так называемой «Антитеррористической операции» (АТО).

Подобные же выставки появились во многих городах Украины, а их основными посетителями стали школьники, которых регулярно водят туда целыми классами. В последние годы стало также нормой открывать в школах мемориальные доски, посвященные выпускникам-«героям АТО», отличившимся в Донбассе. В школах регулярно проводятся «уроки мужества» с участием боевиков.

Украинские пропагандисты всеми возможными способами пытаются поставить в один ряд ветеранов Великой Отечественной войны и современных участников карательного похода против Донбасса. Параллельно постоянно предпринимаются попытки смешать до полного неразличения образы советского ветерана Великой Отечественной войны и бандита УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

К примеру, в 2014 году перед 9 мая в Киеве появились рекламные щиты, на которых был изображен советский ветеран. Надпись на верху этих щитов гласила, что этот ветеран — «житель Киева, защищавший Крым». А внизу стояла подпись, совмещающая известное выражение, отдающее дань памяти героям Великой Отечественной войны «Спасибо деду за Победу!» с бандеровским приветствием «Героям слава!»: «Спасибо за мир! Героям слава!»

Отметим, что популярный лозунг майдана «Слава Украине! Героям слава!» является полной калькой с гитлеровского приветствия: «Heil Hitler! Sieg Heil!», перенятого ОУНовцами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) у немецких нацистов. Однако у людей несведущих при взгляде на вышеописанную рекламу складывалось впечатление, будто ветеран Великой Отечественной войны произносил этот лозунг и был при этом приверженцем украинского национализма. Так бандеровцы умело заворачивают в антифашистскую советскую обертку свою черную начинку.

Упоминание защиты Крыма тоже не случайно. Украинская пропаганда, называя причиной войны в Донбассе «агрессию России», сравнивает ее с агрессией Третьего рейха против Советского Союза. Например, в 2014 году в Виннице, Лисичанске и ряде других городов были установлены однотипные рекламные щиты: «Одолели Гитлера. Одолеем и Путина».

28 октября 2014 года в речи, посвященной 70-й годовщине «изгнания нацистских оккупантов из Украины», Порошенко назвал развязанный его хунтой в Донбассе геноцид «Отечественной войной»: «Я твердо верю в нашу победу в Отечественной войне 2014 года, в то, что мой политико-дипломатический план сработает и принесет мир на Донбасс и всей Украине». Ту же мысль Порошенко повторил и в конце 2015 года на киевском съезде участников АТО.

После отступления бандеровских боевиков из Донецкого аэропорта украинские СМИ не раз сравнивали оборону аэропорта с обороной Сталинграда, а терминалы аэропорта с главным сталинградским символом сопротивления — домом Павлова.

Брошенный среди укреплений противника флаг «Правого сектора» (экстремистская организация, деятельность которой запрещена в РФ)
Брошенный среди укреплений противника флаг «Правого сектора» (экстремистская организация, деятельность которой запрещена в РФ)
РФ)взапрещенакоторойдеятельностьорганизация,(экстремистскаясектора»«ПравогофлагпротивникаукрепленийсредиБрошенный

Окружение карателей под Дебальцево бандеровские пропагандисты величали «Дебальцевской дугой», настойчиво ассоциируя его с ключевой битвой Великой Отечественной войны на Курской дуге.

А командир карательного батальона «Донбасс» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), известный под псевдонимом Семен Семенченко, назвал трассу Дебальцево — Артемовск, по аналогии с блокадным Ленинградом, «дорогой жизни».

Парадоксальность ситуации состоит в том, что нынешние киевские бандеровцы, проводя параллель между «путинской» Россией и «ужасным Советским Союзом», который был-де «главным военным агрессором», одновременно стремятся приватизировать Победу и извратить ее значение. Украинскому, в массе своей просоветскому обывателю рассказывают, что Россия — это «новый Третий рейх». Казалось бы, это нельзя совместить с бандеровскими восхвалениями Третьего рейха. Казалось бы — либо-либо, в противном случае у сограждан крыша поедет. Но нынешние бандеровцы не против того, чтобы у их сограждан поехала крыша. Потому что такими согражданами легче манипулировать. А никаких целей помимо такой разрушительной манипуляции у современных киевских властей нет.

Приведенные выше факты позволяют утверждать, что сегодня Запад использует бандеризовавшуюся Украину для отказа от последних принципов ялтинского миропорядка, главным из которых было отрицание фашизма в любых его формах, для превращения России из державы-победительницы в пораженную в правах страну-преступницу и, наконец, для выработки новой, приемлемой для нынешнего мира, неофашистской доктрины.

На украинских территориях история приносится в жертву новому мифу, мифу ХХI века — весьма напоминающему печально известный миф века ХХ, это творение нацистского идеолога Альфреда Розенберга. Взращенный на украинских территориях новый миф призван не только стать идеологическим орудием против России. После планируемого обрушения нашей страны этот новый миф явным образом предполагается насаждать в Европе и во всем мире.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER