logo
Статья
  1. Политическая война
Немецкие журналисты упрекают фонд Розы Люксембург в маскировке националистических организаций под «левый» флаг. На самом же деле все эти организации тем или иным способом являются или нацистскими по сути, или прямо получают финансирование от американских институтов, например, от Агентства США по международному развитию

Вестник бури или всё же европейской ЛГБТ-левизны?

Рис. 1Рис. 1

Следя из Европы (конкретно — из Германии) за дискуссией среди левых, сотрясающей вот уже два месяца российский интернет, я с удивлением обнаружил ранее неведомый мне левацкий ресурс «Вестник бури». И, конечно, заинтересовался их программой. Там есть на что обратить внимание. Думаю, что подробное исследование наверняка кто-то проведет. Однако сейчас скажу о том, что бросилось мне как немцу в глаза сразу.

«Вестник бури» в своем манифесте пишет: «Мы знаем: буря грядет, она разразится уже скоро и сметет привычный мир. <…> [Она] может обернуться катастрофой для миллионов людей, но этот хаос может открыть возможность выстроить новый мир на обломках старого».

Что ж, оставим пафосный стиль, несколько неуместный при разговоре о вселенской катастрофе в наше время, на совести бойких молодых людей. Возможно, они вообразили себя Горькими и перепутали ядерную эпоху с его временем. Но каким же будет этот их «новый мир, выстроенный на обломках старого»? И с кем «Вестник бури» будет его выстраивать? Вопрос совершенно не лишний. Особенно, когда имеешь возможность видеть с близкого расстояния ту мутацию, которой подверглась — судя по всему, уже безвозвратно и окончательно, — левая идея на Западе. А тут левые тотально заняты защитой прав сексменьшинств от «гомофобов» и женщин от «сексизма», продвижением идеи гендера и феминизма, а вовсе не тех идеалов социального равенства, которые были на их знаменах сто лет назад.

Главный редактор и «лицо» «Вестника бури» — Андрей Рудой, по образованию учитель истории, автор сайтов «Левый фронт», «Рабкор» и «Эхо Москвы» (где он призывал к поражению России на Украине и в Донбассе под видом борьбы против российского империализма). С 2015 года — активный деятель (ныне сопредседатель) профсоюза «Учитель». Сразу бросилось в глаза, что главным редактором журнала «Рабкор» является Борис Кагарлицкий, директор «Института глобализации и социальных движений», признанного в декабре 2018 года иностранным агентом за сотрудничество с Фондом Розы Люксембург. Что собой представляет этот Фонд, мы разберем чуть ниже. Сначала — про взаимодействие Бориса Кагарлицкого и «Вестника бури».

Тут речь не о той или иной случайной публикации. В одном только 2018 году прошло несколько мероприятий с участием Кагарлицкого и авторов «Вестника бури», в том числе лично Андрея Рудого. Так, 10 марта Андрей Рудой и Борис Кагарлицкий выступают как ведущие на дебатах по теме «Что делать после президентских выборов 2018 года?» Основной тезис этого мероприятия заключается в том, что бойкот выборов — это недостаточно, необходимо создавать всероссийскую сеть первичных организаций для расширения протестной активности.

«Вопрос не в самом бойкоте. Вопрос в том, что мы выдвинем после бойкотов. И вопрос даже не о протестах после бойкотов. А именно в четкой программе действий, которые мы предложим людям, которые, во-первых, будут бойкотировать выборы, второе — будут участвовать в протестах, возможных после этих выборов. Кто-то скажет, что достаточно того, что они в принципе выйдут на митинги, мы с ними познакомимся, и все будет здорово. Ну, Сережа Удальцов думал примерно так же в 2011–2012 году, а где он оказался в 2014-м, мы прекрасно знаем. То есть у некоторых левых есть такая мысль, что «классно, сейчас начнутся протесты, выйдет много людей, мы их вовлечем к себе в медийном плане, и на этом проблема как бы окончится».

Но проблемы на этом только начинаются. В «Левом Фронте» образца конца 2011 — начала 2012 года только в Москве было несколько тысяч человек, которые реально пришли на фоне болотных протестов. Где они оказались все потом — вопрос открытый. Если мы не решим, что с людьми делать, так, собственно, остальное будет тщетно по сути. Мои предложения — выработать концепцию <…> структур, общественные и политические, трудовые — то есть такие универсальные комитеты, которые будут формироваться на местах, где будут обучаться люди профсоюзному органайзингу, где будут формироваться какие-то студенческие инициативы. И в этих структурах возможно, если мы их свяжем так по регионам, через них можно будет реализовывать глобальные общероссийские проекты, я имею ввиду в первую очередь проекты протеста».

И это не единственное мероприятие Кагарлицкого вместе с «Вестником бури». 16 июня на видеоблог Кагарлицкого «Рабкор» пришли основатели «Вестника бури» Даниил Тяжкун и Кирилл Украинцев. 17 октября появляется и сам Рудой на беседу с Кагарлицким. Ну, а 26–27 октября проходит конференция «Социально-политические итоги года. Перелом или снова тупик?» с участием как Кагарлицкого, так и Андрея Рудого. (Рис. 1.)

Похоже, что Андрея Рудого наметили на роль Удальцова 2.0, способного организовать протест для реализации «глобальных, общероссийских проектов». О каких именно проектах идет речь? Для ответа на этот вопрос стоит рассмотреть роль в этом деле Кагарлицкого, а также окинуть критическим взглядом работу Фонда Розы Люксембург за границей.

24 декабря 2018 года Институт глобализации и социальных движений, основателем и директором которого является Борис Кагарлицкий, был принудительно внесен в реестр иностранных агентов. Борис Кагарлицкий не отрицает факт взаимодействия с фондом, он лишь удивлен, что этого хватило на внесение в реестр иностранных агентов: «Формально мы получали деньги от немецкого фонда. По всем этим деньгам мы отчитывались, фонд отчитывался. Тем не менее, получив деньги на проект, но профинансированный иностранной организацией, дает основания внести нас в этот реестр» (орфография, грамматика и пунктуация автора сохранены). Одной из финансируемых Фондом Розы Люксембург акций Кагарлицкого как раз и стала нижегородская конференция с подведением «социально-политических итогов 2018 года», с участием А. Рудого.

Но, может быть, Фонд имени Розы Люксембург — это очень здоровые левые силы, которые хотят для России и русского народа только самого наилучшего? Давайте рассмотрим их деятельность и результат этой деятельности за пределами Германии (так как в Европе своя специфика) на примере Украины. Сначала же немного о самом фонде.

Фонд возник на основе зарегистрированного в 1990 году общества «Анализ общественного развития и гражданское просвещение». В 1992 году Фонд Розы Люксембург был признан Партией демократического социализма (ныне — Die Linke). В 1999 году фонду присвоено имя Розы Люксембург. Одной из главных целей фонда является достижение гендерного равенства. Фонд проводит мероприятия в регионах, где стремится создать «свободное от сексизма, транс- и гомофобии пространство».

Финансирование Фонда Розы Люксембург идет через правительственные структуры Германии и в 2015 году, согласно отчету, составило почти 50 млн евро (около 4 млрд руб.) в год, из которых только от министерства иностранных дел поступило 1,6 млн евро (около 130 млн руб.), а федеральное министерство экономического сотрудничества и развития Германии перечислило 24,2 млн евро (1,9 млрд рублей).

Украинский филиал Фонда Розы Люксембург был основан в Киеве в 2016 году. По данным самого сайта, деятельность в Киеве финансируется МИДом ФРГ, а также и министерством экономического сотрудничества. Главными целями фонда на Украине являются:

  • поддержка групп рабочих (как мужчин, так и женщин), женских (отдельно), цыган и ЛГБТ, которые выступают за социальные права, а также самоорганизацию и создание социальных связей;
  • поддержка разработки альтернативной политической модели, которая основана на социальной справедливости и демократизации и которая направлена против преобладающей неолиберальной гегемонии;
  • содействие развитию дифференцированных и критических дискурсов, касающихся истории региона.

Несмотря на то, что Фонд Розы Люксембург создал свой офис в Киеве только в 2016 году, взаимодействие с левыми силами шло и ранее. Особенно интересна поддержка фондом промайданных сил. Так, в апреле 2014 года в Киеве с поддержкой Фонда Розы Люксембург прошла конференция «Левые и Майдан». На сайте одного из участников конференции — «Левой оппозиции» (ЛО) — о конференции написано следующее:

«Конференция дала возможность левым политическим активистам обсудить накопленный опыт участия в массовом движении, проанализировать собственные ошибки и обсудить возможные дальнейшие действия. Само по себе участие большого количества активистов, представляющих различные политические группы и инициативы, развивавшиеся в рамках майдана левыми активистами, красноречиво свидетельствует о несостоятельности тезиса об отсутствии у майданного движения левого крыла. Обсуждение строилось вокруг вопроса о том, почему это крыло не смогло организационно оформиться и стать таким же заметным фактором майдана, как крыло правое».

То есть эта конференция явилась, по сути, неким алиби для майдана — свидетельством, что там участвовали не только правые, но и левые силы. Этот аргумент должен был придать легитимность самому принципу майданного противостояния уличного меньшинства. Ведь если на улицу вышли и правые, и левые, то происходящее — это как бы не оранжевый переворот, а революционная воля масс. Такова логика «Левой оппозиции», удобная для Фонда Розы Люксембург и продвигаемая им. Причем в подобном описании майдана видно сознательное умалчивание о том, что кроме промайданных были и антимайданные — и именно левые! — настроения. Причем на конференции об этом немало говорилось. Но в статье-отчете о ней факт идейных разногласий по важнейшему вопросу почему-то оказался опущен. Собственно, вопрос «почему?» — риторический: потому что Фонду Розы Люксембург нужен был именно такой майдан, с такой «волей народа».

Глупыш — вид птиц из семейства буревестниковых. 1922Глупыш — вид птиц из семейства буревестниковых. 1922

Другим мероприятием, теперь уже полностью подконтрольным Фонду Розы Люксембург, стала презентация брошюры Documenting Maidan («Документируя Майдан») украинских редакторов газеты «Просторы» Нели Ваховской, Евгении Белорусец и Наталии Чермалых. Уже на самой странице-объявлении о мероприятии Фонда Розы Люксембург стоят такие вопросы, как «Что означает „правый поворот“ на майдане? И был ли он действительно „правым“?»

В самом сборнике Documenting Maidan представлены различные взгляды на события во время майдана с декабря 2013 до февраля 2014 года. Авторы сборника пишут достаточно объективно, но при этом не скрывают своего восхищения процессом народного волеизъявления и собственного участия в нем. Наталия Чермалых на вопрос, в чем символический или мифический смысл майдана, отвечает: «Да, безусловно, про майдан будут написаны героические эпосы: сегодня до сих пор доминирующую роль в украинской культуре играют мифологический и поэтический язык».

Координатор Фонда Розы Люксембург на Украине следующим образом описывает свою роль на майдане: «Я не могу согласиться с мизогинистскими, гомофобскими, ксенофобскими или другими популистскими тезисами о майдане. В периоды перемирия я вообще не могу найти себе там места — иногда из-за географической дистанции, но в основном из-за идеологического несоответствия с пустым дискурсом о нации, мачизме, военизированной дисциплине, мятежности радикальных правых групп, отсутствии политической или социальной программы и т. д. Но даже тогда я постоянно оказываюсь на майдане — из-за новостей Путина, ослепляющих мою семью, из-за нарциссизма украинских левых, из-за примитивности репортажей европейских СМИ об Украине. Это всё ко мне имеет мало отношений. Однако в такие дни, как сегодня [18 февраля 2014 года], когда граждане Украины были объявлены террористами, идеологическая несовместимость выходит из-под контроля, и я принимаю сторону граждан, находящихся в конфликте со своим государством. С этой точки бессильной ярости я повторяю: „Не стреляйте, ублюдки!“ и бегу в больницу».

Эти протесты были направлены против нарушения прав человека, против несправедливого государственного насилия. Но это были очень часто протесты против, а не протест за. Что очень характерно для украинской политической мысли. И, соответственно, эта пустота стала местом для всевозможной спекуляции, а также и местом для политических игр. В эту пустоту можно было поставить всё, что угодно. А что сделала антиукраинская пропаганда? Она наполнила эту пустоту полностью правыми идеями. И при помощи такой пропаганды создавалось впечатление, что весь майдан был только за положительные правые идеи. Но это было совершенно не так! Абсолютно не так!»

То есть правыми идеями майдан заполнила антиукраинская пропаганда? И все видео оттуда, однозначно свидетельствующие о правом и вполне нацистском содержании происходившего, — это, наверное, коллективная галлюцинация смотрящих? Когда же речь заходит о левых на майдане, Евгения Белорусец рассказывает об «очень большой, упущенной возможности». «Ведь украинские левые всю дорогу ждали такого восстания. Такой мятеж зрел во всех сферах общества, на каждом кружке, на каждом заседании левых говорилось о революции снизу!» И, несмотря на тот факт, что, по мнению Белорусец, майдан не был, по существу, праворадикальным, свой проигрыш и проигрыш всех левых сил она объясняет всемогуществом «маленьких, радикально правых групп, создающих уличную политику». Да, именно «маленьких». Видимо, для разработки нового майдана, теперь уже с левой стороны, и присутствует Фонд Розы Люксембург на Украине и так внимательно исследует этот опыт «всемогущества маленьких».

Также стоит обратить внимание на то, как именно данные представители Украины характеризуют идеологию Бандеры. Координатор проектов Фонд Розы Люксембург на Украине, Неля Ваховская, так это описывает:

«С русской стороны понятие „правые“ используется совсем по-другому. Это понятие практически было заново изобретено. Бандеровцы, то есть последователи Бандеры, были созданы при помощи путинской пропаганды только в воображении. Это уже приводит к тому, что в условиях войны даже либеральные или леволиберальные говорят: „Я тоже бандеровец, если Путин говорит, что все, кто борется за свободу, являются бандеровцами“».

Наверное, комментарии тут излишни.

В немецкой левоориентированной прессе сотрудничество Фонда Розы Люксембург с подобными силами на Украине, а также поддержку пронатовского курса очень жестко раскритиковали. Журналистами из коммунистического журнала Junge Welt этот альянс в одной статье был назван «нечестивым», а в другой статье работа Фонда Розы Люксембург на Украине охарактеризована как создание «потемкинских деревень». В список «потемкинских деревень» входят такие организации, как «Альтерра», «Независимый профсоюз горняков Украины» или та же «Левая оппозиция». Все эти организации так или иначе отмечаются проевропейским дискурсом и замечены в связях с националистическими структурами. Их связи подробно описаны в публикации Junge Welt.

По сути, немецкие журналисты упрекают Фонд Розы Люксембург в маскировке националистических организаций под «левый» флаг. На самом же деле все эти организации тем или иным способом являются или нацистскими по сути (восхваляют ОУН‌ (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ), Бандеру и Шухевича), или прямым образом получают финансирование от американских институтов, например, от Агентства США по международному развитию (USAID).

Так каков все же результат деятельности Фонда Розы Люксембург на Украине? Какие советы Фонд Розы Люксембург дает местным левакам? В июле 2018 года выходит крупная работа украинского филиала фонда по теме «Кризис, война и суровость: девальвация женского труда и отступление государства». В этой большой работе исследуется ситуация на Украине после майдана на примере женщин и ЛГБТ-сообщества. Феминистским и ЛГБТ-организациям, которым нужно бороться с «непрогрессивным» народом, предлагается множество стратегий для усиления эффективности их борьбы за гендерное равенство. В частности, подробно описывается, как именно нужно давить на правительство для подписания Стамбульской Конвенции о защите прав женщин.

Получается, Фонд Розы Люксембург на Украине сначала поддерживает, еще раз подчеркну, именно декоративных «левых», которые или внутри пронацистские, или работают на американские институты, при этом подробно исследуются их опыт, их ошибки, слабые моменты в информационной кампании (ведь именно об этом рассказывали украинские авторы Ваховская и Белорусец), а когда следует вполне предсказуемая катастрофа (Фонд Розы Люксембург не отрицает губительные последствия майдана, а наоборот, подробно описывает их), фонд использует негодование социальных низов для осуществления ЛГБТ-шной повестки дня, для разрушения традиционных устоев и насаждения гендерной идеологии.

Когда в России Андрей Рудой заявляет о необходимости осуществления «глобального общероссийского проекта» — не о таком ли майданном сценарии идет речь? Вот, мы видим, Фонд Розы Люксембург уже проплачивает конференции, в которых одним из основных участников называют Рудого. Вот организация его партнера Бориса Кагарлицкого — ИГСО — вовсю взаимодействует с Фондом Розы Люксембург и даже признана по этой причине иностранным агентом. Вот объявленная цель фонда — создание территории, свободной от «гомофобии»…

На Украине для этой цели нужно было сначала убрать «неправильное» правительство Януковича, а также сломать сопротивление Церкви и недостаточно «прогрессивного» общества. И для этого сгодилась «Левая оппозиция». А в России, видимо, нужен «Вестник бури». И конечная цель окажется, без сомнения, той же.