31
окт
2020
  1. Политическая война
Лев Коровин / Газета «Суть времени» /
Степень поляризации американского общества в 2020 году достигла максимума за период после окончания Американской гражданской войны 1861–1865 гг.

Как будут выглядеть США после выборов 2020 года?

Гленн О. Колман. Ночь выборов. 1928
1928выборов.НочьКолман.Гленн О.
Гленн О. Колман. Ночь выборов. 1928

Во вторник, 3 ноября 2020 года, должны состояться выборы президента США, на которых действующему главе государства, республиканцу Дональду Трампу противостоит бывший вице-президент, демократ Джозеф Байден. Так сложилось, что результаты президентских выборов в США значительным образом влияют на международную обстановку, в том числе и на столь важную составную часть трещащей по швам мировой системы безопасности, как российско-американские двусторонние отношения. В этих условиях вопрос о том, что можно ожидать от этих президентских выборов, становится актуальным для людей далеко за пределами США.

Подавляющее большинство американских социологических опросов отдает победу на выборах с большим перевесом Джо Байдену. И вроде бы на этом можно поставить точку и переключиться на то, что ждет российско-американские отношения при президентстве Байдена. Есть только одна проблема — в 2016 году подавляющее большинство американских социологических опросов тоже отдавало победу на выборах с крупным перевесом сопернице Трампа Хиллари Клинтон.

Почему американские социологи с таким треском провалились в своих прогнозах в 2016 году и почему в 2020 году к прогнозам социологов уже относятся с недоверием? Потому, что социологи в этом мире делятся на две категории — одни хотят узнать общественное мнение, а другие хотят сами на это общественное мнение воздействовать.

В условиях непрекращающейся информационно-психологической кампании ведущих американских СМИ не только и не столько против самого Дональда Трампа, сколько против его базы электоральной поддержки и ее ценностной базы, достаточно легко составить методологически предвзятый опрос, который покажет низкую степень поддержки у действующего президента среди потенциальных избирателей. Результаты подобных опросов можно потом транслировать с помощью все тех же СМИ, оказывая дополнительное давление на сторонников Трампа, пытаясь подорвать их уверенность в собственной правоте.

Среди крупных американских социологических контор правильно предсказала победу Трампа в 2016 году только Trafalgar Group, возглавляемая Робертом Кейхейли. С помощью методологии, компенсирующей эффект затравленности среди некоторых сторонников Трампа, спрашивая не «за кого вы собираетесь проголосовать», а «кого поддерживают ваши друзья и знакомые», Trafalgar в 2016 году правильно предсказал, что в ключевых колеблющихся штатах Флорида, Мичиган и Пенсильвания на выборах победит Трамп.

Данные группы Trafalgar в этот раз показывают, что реальные позиции Трампа в так называемых колеблющихся штатах опять значительно сильнее, чем это показывают крупные социологические конторы.

Но почему мы говорим не о настроениях среди всего населения США, а о колеблющихся штатах? И как это возможно, что за последние 20 лет дважды получилось так, что президентом США в итоге становился человек, получивший меньше голосов избирателей, чем его конкурент?

Коллегия выборщиков и двухпартийная система США

США живут по Конституции, написанной в 1787 году и принятой с первыми десятью поправками в 1789 году. Смысл некоторых прописанных в ней механизмов сейчас уже отнюдь не очевиден. Один из этих механизмов — это Коллегия выборщиков (КВ).

Согласно Конституции США, президент избирается не посредством прямого голосования избирателей, как в России, а через голосование в Коллегии выборщиков. Численность Коллегии с 1961 года — 538 делегатов — это сумма всех сенаторов и членов палаты представителей плюс три представителя от округа Колумбия, где находится столица Вашингтон, которая представлена в Коллегии этими дополнительными голосами. На общих выборах в первый вторник ноября каждые четыре года определяется не президент, а состав делегации в КВ от каждого штата.

С точки зрения изначальных намерений авторов Конституции США, механизм Коллегии выборщиков не должен был играть столь важную роль, как он играет сейчас.

В 1787 году никакой американской гражданской нации не существовало. Жители новой страны, название которой правильно переводится как «Соединенные Государства Америки», себя считали в первую очередь гражданами своего штата и только потом гражданами новой федеративной структуры, в которую этот штат вошел. Авторы Конституции предполагали, что кандидаты в президенты будут выдвигаться от лица множества штатов.

Считалось, что делегации в КВ от каждого штата, в свою очередь, проголосуют за своего земляка. Так как ни один из кандидатов в таком сценарии не набрал бы простого большинства в КВ, должен был сработать следующий шаг, предусмотренный в Конституции, — а именно: палата представителей Конгресса определяет победителя. Таким образом, речь изначально шла не о демократической процедуре, а о создании механизма для учета интересов региональных элит при избрании главы исполнительной власти.

Всё поменяло возникновение общенациональных политических партий, само существование которых Конституцией никак не оговаривается. После подписания Конституции возникли две партии: сторонники последующего усиления федерального центра во главе с Александром Гамильтоном, назвавшие себя федералистами, и противники усиления федерального центра во главе с Томасом Джефферсоном, выбравшие имя «демократические республиканцы».

В целом, история американского федерализма за последние более чем 200 лет — это история постепенного движения от рыхлой конфедерации всё дальше, в сторону унитарного государства. И всё это время под разными названиями существуют партия усиления федерального центра и партия защиты автономии штатов. Однажды между этими двумя партиями даже произошла гражданская война.

Общего федерального правила по формированию делегаций штатов в Коллегию выборщиков не существует, но в большей части штатов кандидату, получившему простое большинство голосов избирателей штата, достаются все делегаты этого штата в КВ. Это правило простого большинства при формировании КВ по сути закрепляет двухпартийную структуру американской политической системы, ибо получить простое большинство при такой системе значительно проще, чем в других вариантах. За редкими исключениями так называемые третьи партии не влияют значительным образом на исход выборов и чаще всего их рассматривают в качестве отвлекающих голоса от двух главных партий.

Обозначив таким образом рамки выборной системы и объяснив, откуда эти рамки взялись, можно возвращаться к сегодняшнему дню и обсуждать возможное развитие событий.

Особенности национального голосования по почте

У выборов 2020 года есть несколько ключевых отличий от предыдущих электоральных циклов. Сводятся эти отличия к тому, как люди голосуют и в каком информационном и внутриполитическом контексте это происходит.

В США еще весной предсказывали осеннее обострение заболеваемости COVID-19 — так называемую вторую волну. В связи с этим демократы, которые в целом относятся с большей осторожностью к коронавирусной эпидемии, чем республиканцы, призвали своих сторонников голосовать заранее и по почте, чтобы уменьшить скопления людей на избирательных участках и теоретически таким образом уменьшить риск распространения инфекции на избирательных участках в день выборов. Призыв голосовать по почте услышали: по состоянию на 25 октября избирательными комиссиями штатов получены уже 58,6 млн избирательных бюллетеней по почте, и уже превышен этот показатель за 2016 год.

Трамп же, наоборот, призвал своих сторонников голосовать вживую, подняв вопрос о возможности массовых фальсификаций при голосовании по почте.

Процесс голосования по почте требует заверения подписи на бюллетене, и на прошлых выборах действительно наблюдались подозрительные случаи массовой выбраковки бюллетеней, полученных по почте в определенных округах, где большинство голосует не за партию губернатора и большинства законодательного собрания в том или ином штате. Так что нельзя сказать, что утверждение Трампа вообще лишено оснований.

На предыдущих выборах сторонники демократов тоже чаще республиканцев голосовали по почте, что приводило к тому, что в тех штатах, где присланные по почте бюллетени подсчитываются не сразу, а только в день выборов, сначала наблюдалось республиканское большинство, которое потом уменьшалось или исчезало вечером, при подсчитывании большего числа голосов, отданных за демократов.

В мае 2020 года Почтовую службу США возглавил давний союзник Трампа Луис Деджой. Одним из его первых шагов на новой должности было введение ряда новшеств в работе почты, что стало приводить к более медленной доставке писем. Противники Трампа считают это примером использования административного ресурса, чтобы как можно больше присланных по почте бюллетеней (статистически более вероятно отданных в пользу Байдена) не дошли бы до избирательных участков до крайнего срока принятия голосов по почте.

Как показал опыт с проведением первичных партийных выборов в штате Нью-Йорк, избирательные комиссии штатов могут не справиться с возросшим объемом присланных по почте бюллетеней. Так, результаты прошедших 23 июня праймериз стали известны только 6 недель спустя, и 21% бюллетеней в итоге были выбракованы. Использование этой же технологии на федеральных выборах делает возможным такое развитие событий, что вместо привычного дня выборов с опубликованными результатами на следующий день, США может ждать целый сезон выборов, пока все присланные голоса, наконец, не посчитают.

Варианты развития событий при оспаривании результатов выборов

Обострился до предела конфликт Трампа и его окружения не только с руководством Демократической партии, но и со значительной частью истеблишмента республиканцев. Так называемые республиканцы-невер-трамперы (от английского слова «никогда») подключились к информационной войне против лидера своей партии с яростью, не уступающей самим демократам.

Обе стороны своими заявлениями подрывают доверие американцев к нынешним выборам. Республиканцы во главе с Трампом обращают внимание на то, что повысившаяся доля людей, голосующих по почте, создает новые возможности для подлога и фальсификаций. Предвыборный штаб Трампа призывает своих сторонников присутствовать на избирательных участках в качестве наблюдателей и следить за возможными фальсификациями. Демократы же обвиняют сторонников Трампа в стремлении запугать избирателей, в использовании административного ресурса для затруднения голосования и даже в готовности к силовому вмешательству.

Впрочем, у обеих сторон есть сочувствующие группы, готовые прибегнуть к насилию ради того, чтобы остановить всё более демонизируемую сторону противника. Ситуацию неопределенности усугубил и сам президент США, отказавшись дать безусловную гарантию того, что он признает результаты выборов.

Обе стороны готовятся к тому, что результаты выборов откажется признать противоположная сторона. Источники, связанные с Республиканской партией, говорят о том, что привлекается большая группа юристов для участия в разбирательствах по возможному оспариванию результатов на уровне штатов или на федеральном уровне.

В качестве прецедента решения вопросов по результатам выборов в судебном порядке рассматриваются выборы 2000 года, в которых президентом стал Джордж Буш-мл., тоже набрав меньше голосов избирателей страны, чем его конкурент — бывший вице-президент Альберт Гор. Тогда судьбу президентства решил Верховный суд США и штат Флорида, где Буш-младший победил с перевесом всего лишь в 537 голосов.

Во Флориде в 2000 году тоже были претензии к действительности некоторых бюллетеней. В условиях столь малой разницы в числе голосов, отданных за обоих кандидатов, законы штата предусматривали проведение повторного пересчета голосов. Однако, добравшись до Верховного суда, юридической команде Буша удалось остановить пересчет голосов и закрепить изначальный результат в свою пользу. В 2000 году победитель выборов президента стал известен 12 декабря, более чем через месяц после проведения общенациональных выборов.

Судьба выборов 2000 года решалась в куда более спокойной внутриполитической обстановке, чем сейчас. В 2000 году противники Буша признали легитимным решение Верховного суда и приняли победу своего оппонента. Сейчас возможно другое развитие событий. Так, среди демократов в Сенате звучат обвинения Трампа в злоупотреблении властью при назначении Эми Кони Баррет в Верховный суд в преддверии выборов, после кончины либеральной судьи Рут Бейдер Гинзбург.

Еще летом этого года организация Protect Democracy («Защитим демократию»), возглавляемая бывшими сотрудниками и советниками Белого дома при президентстве Обамы, провела теоретическое моделирование развития событий в стране после выборов. Группа, проводящая моделирование, называется Transition Integrity Project (TIP, «Проект по сохранению устойчивости при переходном периоде») и возглавляется профессором права Джорджтаунского университета, бывшим политическим советником Пентагона при Обаме Розой Брукс и вице-президентом либерального аналитического центра Berggruen Institute Нилсом Гилманом. В TIP входят представители обеих партий, занимавшие крупные посты при предыдущих администрациях. Наиболее видные из них: Джон Подеста — начальник аппарата Белого дома при Билле Клинтоне и позже советник при Обаме, Майкл Стил — бывший председатель Национального комитета Республиканской партии, влиятельный аппаратчик-неоконсерватор Уильям Кристол, а также несколько бывших губернаторов.

Своеобразные командно-штабные учения проводились в форме так называемой матричной игры с семью сторонами: «командой Трампа», «командой Байдена», выбранных должностных лиц от демократов и республиканцев, назначаемых гражданских и военных чиновников, СМИ, общественности (которую симулировали социологи). В рамках симуляции рассматривались четыре варианта развития событий:

  • убедительная победа Байдена;
  • убедительная победа Трампа;
  • победа Байдена с крайне малым отрывом;
  • неясный результат.

Участники TIP пришли к выводу, что единственный вариант развития событий, при котором не последует массовая дестабилизация и конституционный кризис с элементами уличного насилия — это в случае убедительной победы Байдена. В таком случае участники симуляции считают, что команда Трампа сосредоточится на обеспечении собственной неприкосновенности и подготовки позиций для следующего политического цикла.

Показательно, что при убедительной победе Трампа TIP рассматривает дальнейшую политическую дестабилизацию со стороны демократов в качестве возможного варианта. Если предсказание дестабилизирующих действий со стороны Трампа при других сценариях можно рассматривать в качестве пропагандистских страшилок при общем создании образа Трампа как человека с диктаторскими замашками, стремящегося удержаться у власти во что бы то ни стало, то прорабатываемые действия со стороны демократов можно вполне рассматривать в качестве практических рекомендаций своей стороне.

Считается, что если Трамп получит большинство голосов в Коллегии выборщиков, то это опять произойдет, несмотря на то, что он получит меньше голосов избирателей на общенациональном уровне, чем его противник. Группа TIP считает, что в этих условиях необходимо инициировать пересчет голосов в тех колеблющихся штатах, где губернаторы принадлежат к Демпартии — в Мичигане, Северной Каролине и Висконсине. Штаб Байдена может согласиться на признание победы Трампа в обмен на конституционную реформу с включением новых штатов в состав США. Имеется в виду придание статуса штатов не инкорпорированной территории Пуэрто-Рико и округу Колумбия, а также разделение Калифорнии на несколько новых штатов, каждый из которых получит свои делегации в Конгрессе. В противном случае возглавляемые демократами штаты Калифорния, Орегон и Вашингтон могут начать шантажировать федеральный центр выходом из состава США и лишением страны доступа к Тихому океану.

Вариант с угрозой выхода из состава США со стороны штатов тихоокеанского побережья, конечно, звучит абсурдно, но следует напомнить, что прошлая попытка южных штатов выйти из состава США была спровоцирована победой на президентских выборах республиканца Авраама Линкольна. Тогда такой вариант развития событий тоже казался всем абсурдным, пока он не претворился в жизнь.

Другое возможное условие со стороны демократов для признания победы Трампа, предлагаемое TIP, — упразднение Коллегии выборщиков. Хотя такой шаг в краткосрочной перспективе может привести к усилению Демпартии, в более дальней перспективе упразднение КВ может спровоцировать и упразднение самой двухпартийной системы. Ибо одно из главных обеспечивающих ее условий — получивший простое большинство получает право формировать всю делегацию в КВ от штата — тогда уйдет в прошлое. Проведение же прямых выборов приводит к усилению так называемых третьих партий, которые смогут создавать для демократов и республиканцев намного более крупные проблемы, чем просто отвлечение голосов в пределах отдельных штатов.

Сценарии при победе Байдена с малым отрывом и при неопределенном результате во многом похожи, и их можно рассмотреть вместе. Как и с тактикой, предлагаемой демократами в случае победы Трампа по достижению уступок через конституционный кризис, эти два сценария тоже предполагают активные уличные действия с обеих сторон, в том числе и вооруженные. Важную роль в этих сценариях играют полномочия властей отдельных штатов при формировании делегаций в Коллегию выборщиков — с возможностью утвердить список выборщиков от собственной партии в случае неясности при формировании делегации на основе местных выборов. Рассматриваются и попытки уничтожения бюллетеней отдельными сторонниками того или иного кандидата. Рассматривается и возможность со стороны Трампа задействовать федеральные силовые структуры для того, чтобы вмешаться в подсчет результатов.

Далее возможны четыре варианта. В принципе, распределение голосов в Коллегии выборщиков допускает ничью, при которой оба кандидата могут получить по 269 голосов — то есть ровно 50% голосов в КВ. Тогда срабатывает прописанный в Конституции механизм избрания президента палатой представителей, и тогда партия, обладающая в ней большинством, то есть Демократическая партия, получает своего президента. Если Трамп в итоге получает большинство в КВ, то действия демократов следуют ранее оговоренному сценарию. В случае победы Байдена Трамп может создать крупный оппозиционный телеканал, через который начнутся призывы к импичменту «укравшего выборы» Байдена. И, наконец, теоретически возможно затянувшееся двоевластие, при котором результат выборов остается неясным вплоть до предполагаемой даты инаугурации 20 января 2021 года.

Сухой остаток

Первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк называл политику «искусством возможного». Проработав варианты развития событий в случае оспаривания результатов выборов вплоть до кажущегося абсурда, группа Transition Integrity Project обозначает рамки возможного в нынешней американской политической борьбе и именно этим ценен доклад этой группы.

При этом необходимо оговорить, что сами заключения TIP несут пропагандистский характер, ибо противникам Трампа, проработавшим эти сценарии, необходимо его предельно демонизировать и изобразить маньяком с диктаторскими замашками, держащимся за власть до последнего. Своим заключением, что только в случае убедительной победы Байдена можно избежать конституционного кризиса, TIP ни много ни мало указывает на такую победу Байдена как на спасительную для конституционного строя. Выставление же Трампа в качестве потенциального «кровавого диктатора» оправдывает применение майданных технологий на собственной территории.

Если отбросить пропагандистскую составляющую, то симуляции TIP еще не моделируют столь критически важный момент, как политическая воля сторон потенциального конфликта. Моделирование показывает рамки возможного вплоть до абсурда, но хватит ли у реальных команд Трампа и Байдена воли пойти на столь экстравагантные шаги, как те, что описаны в симуляции? Это открытый вопрос.

Что же можно сказать с уверенностью? Степень поляризации американского общества в 2020 году достигла максимума за период после окончания Американской гражданской войны 1861–65 гг. И обусловлена эта поляризация отнюдь не только и не столько личностью Дональда Трампа, а фундаментальным ценностным конфликтом «национальной» Америки с Америкой «глобалистской». Вне зависимости от результатов этих выборов общественное напряжение в США на следующий день не рассосется.

В случае переизбрания Трамп столкнется со столь же яростным противодействием со стороны демократов и части собственной партии, как и во время своего первого срока.

В случае победы Байдена ему вряд ли удастся выступить в качестве «президента-объединителя». Вместо этого можно ожидать, что кроме существующего Fox News могут появиться и более радикально оппозиционные консервативные американские СМИ, способные вести против Байдена такую же травлю, как либеральные СМИ вели против Трампа во время его первого президентского срока.

В любом случае степень общественного напряжения в США будет только расти. В этих условиях будущее российско-американских отношений осложняется тем, что вместо консолидированной американской позиции по тому или иному вопросу придется иметь дело двумя конфликтующими американскими переговорными позициями. При этом позиция демократов продолжит дрейфовать в предельно антироссийскую сторону, где уже сама их договороспособность будет под вопросом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 401