logo
Статья
/ Анна Кульчицкая
Хотя кажется, что речь идет лишь о секспросвете, на самом деле под угрозу поставлено всё культурно-историческое развитие человечества, которое всегда строилось на уходе от животного состояния в развитие человека

Уже добираются до пятилетних и начинают растлевать!

Анна КульчицкаяАнна Кульчицкая

Добрый день всем!

Сказать хочется очень много, потому что тема базовая и пронизывает вообще устройство всего нашего общества и государства.

И хотя кажется, что речь идет лишь о секспросвете, на самом деле под угрозу поставлено всё культурно-историческое развитие человечества, которое всегда строилось на уходе от животного состояния в развитие человека. Потому что жизнь, которая руководится инстинктами, бездумная жизнь, бесчеловечная жизнь — это жизнь животная.

Сейчас же процесс направлен в обратную сторону. У нас с введением программ секспросвета под тем или иным видом — то ли это профилактика СПИДа, то ли еще что — возвращают наших детей в животное состояние, в состояние, при котором их деятельность руководится инстинктами. А здесь, если мы говорим про секспросвет, основной инстинкт — это получение удовольствия. Извините за жесткость сравнения, но это похоже на дрессировку собаки, когда мы даем ей лакомство. То же самое пытаются делать с нашими детьми — подкармливают их удовольствиями. Их возвращают в состояние животных программами секспросвета в том числе.

Здесь надо быть очень внимательными. В нашей еще традиционной стране, в которой семейные ценности на высоте и пока не разрушены, в нашем обществе, где табуирована сексуальная тема — наши недостаточно искушенные в этих вопросах родители представляют, когда им говорят об уроках сексуального просвещения, что расскажут, откуда дети берутся. Они даже не подозревают, что детям расскажут, как заниматься сексом, в каких позах и что происходит. Наши родители этого даже не понимают.

Приведу пример, про который рассказывала Жанна, в Челябинской области. Там девочка на видео то ли 14, то ли 16 лет — хоть это и подросток, но, в любом случае, ребенок. Ей стыдно слушать преподавателя, рассказывающего ей про презервативы, про половые акты и она говорит: «А зачем вы всё это нам рассказываете? Я не хочу это слушать…»

Ей неприятно. Кстати, очень часто подростки отказываются это слушать, потому у них есть норма, воспитанная в семье. Стоящие за секспросветом организации уже давно поняли, что в 14 лет поздно детей превращать в животных, в них уже заложены какие-то морально-нравственные принципы. Поэтому они стали говорить про возраст в 12 лет и про 7 лет.

Но им и этого мало. Весной 2018 года произошло очередное переписывание и усовершенствование программного документа ЮНЕСКО, который ранее назывался «Всестороннее сексуальное образование» (он был создан в 2009 году). А сейчас он стал называться «Международное техническое пособие по секспросвету» и он идет в рамках форсайт-проекта ООН «Образование-2030». Так вот, в этом документе сейчас говорится о том, что секспросветом нужно заниматься с детьми с 5-летнего возраста — и до 24 лет.

Причем там указывается как большая проблема то, что в странах со средним и низким уровнем доходов (или, иначе говоря, менее развитых и более традиционных странах) есть трудности с внедрением программ секспросвета напрямую через систему образования. И поэтому они должны пользоваться любыми методами для внедрения этих идей сексуального просвещения. То есть идей, которые вызывают у наших детей желание получить удовольствие от занятий сексом.

Я сейчас перейду к теме гендерного воспитания на примере детского сада. Я работала в одном из ресурсных центров. В 2007 году между департаментом образования Москвы и ЮНЕСКО был заключен договор на реализацию пилотного проекта, который назывался «Московское образование от младенчества до школы». Было создано тринадцать ресурсных центров, в которых занимались двумя вещами. С одной стороны, якобы изучались уникальные результаты советской системы образования, в том числе дошкольного, и ЮНЕСКО декларировало, что они хотят этот опыт перенимать, охранять и передавать дальше, а с другой стороны, все эти ресурсные центры были созданы и работали непосредственно по лекалам ООН и ЮНЕСКО.

В частности, один из этих ресурсных центров назывался «Гендерное равенство: мальчики и девочки». Но очень быстро он поменял название на «девочки и мальчики», потому что по указке свыше было сказано: «Нет-нет, вы неправильно воспитываете, гендерное равенство — это значит, что впереди должны стоять девочки». И срочно, несмотря на то, что уже была потрачена куча средств на распечатку буклетов, стендов, вывесок и каких-то презентаций, название поменяли.

Так вот, уже в 2007 году целый ресурсный центр начал внедрять в дошкольном образовании Москвы (оговаривая, что потом этот удачный опыт столицы будут распространять на всю систему образования РФ) идею о том, что понятия мальчик и девочка не связаны с биологическим полом.

Гюстав Доре. Четыре ребенка играют. Ок. 1858Гюстав Доре. Четыре ребенка играют. Ок. 1858

Нам внушали, что мы неправильно воспитываем детей, что нельзя делить помещения детского сада на зону игры для мальчиков и девочек, что мы в социально-ролевой игре не должны навязывать девочке социальных стереотипов о том, что она должна вырасти и стать матерью, что родить ребенка — это счастье, что она должна создать крепкую семью. Мы не должны подчеркивать их женственность, определенную слабость, невинность. Т.е. нас обязывали, именно обязывали, девочек воспитывать абсолютно одинаково с мальчиками.

И в этом ресурсном центре проводились программы, в которых говорилось, чтобы абсолютно перемешать все игровые зоны, чтобы мальчики играли в парикмахерскую, могли надевать розовую одежду, делать себе хвостики, а девочки могли бы стрелять, играть в машинки и чтобы им рассказывали про профессии, которые нуждаются в большом физическом труде. Вы представьте себе этот ужас в российской культуре — появление мальчиков в розовой одежде с непонятными прическами.

Был еще один центр, который назывался «Ответственное родительство» (позже — «Компетентное родительство»), и там велись уроки с родителями — им рассказывали, что это правильно, что это по-европейски, и что так все и должно быть. Этот ресурсный центр включал часть детских садов по Москве, которые входили в программу, причем опыт сразу же обобщался, транслировался, обязательно координировался ЮНЕСКО, и шло огромное финансирование.

Я была в ресурсном центре методистом по экспериментальной деятельности, старшим воспитателем, мы природой занимались, экологией. И я точно знаю, как все было в центре гендерного равенства.

В 2009 году закончился первый этап якобы изучения российской системы образования, а на самом деле внедрения этих идей, и было сказано, что, конечно, у вас все неплохо, но все-таки давайте мы продолжим делать то, что мы начали — это правильно, это по-европейски. Интересное совпадение заключается в том, что именно в 2009 году появился документ «Сексуальное просвещение», о котором я говорила вначале. И в нем, как мне кажется, отражены какие-то моменты, почерпнутые из нашей системы образования — но только отражены со знаком минус. Потому что там четко говорится, что нельзя детей делить на мальчиков и девочек, что любое разделение и приобщение детей к социальной роли, обусловленной обществом, — это насилие, это неправильно, что детям нужно рассказывать про гендерное равенство.

Следующий этап был продлен еще на три года, с 2009 по 2012 годы. Но уже в 2011 году было большое международное мероприятие, проходившее в Кремле, и туда приехали люди со всего мира, участвующие во внедрении гендерных идей, в том числе и секспросвета.

Там было сказано, что, конечно, у вас в России все неплохо с этим образованием, но все равно это не то. Поэтому мы закрываем проект на год раньше, ваше образование поддерживать не будем, потому что мы поняли после экспериментов и изучения, что эта система не настолько уникальна, а нужно делать так, как говорит ООН и ЮНЕСКО. То есть внедрять гендерное равенство и все остальное.

С тех пор у нас это все и началось — оно последовательно внедряется в системе образования. И когда я упомянула о том, что весной опять произошла очередная трансформация этого проекта, то теперь в нем уже совершенно точно говорится о том, что детям нужно рассказывать с 5 лет о сексуальном удовольствии. Они не говорят с 5-тилетними о занятиях сексом, но они говорят об онанизме, то есть о самоудовлетворении, и обучают этому. Я посмотрела программные документы: там не сказано буквально прямыми словами, но все внимание на том, что нужно любить свое тело, что самоудовлетворение — это замечательно, что ты не связан с полом, твой социальный пол, т. е. гендер (а их сейчас уже более 50 видов) не связан с биологическим, что возможна любовь между двумя мужчинами, двумя женщинами. Пятилетним детям в детском саду говорится, что семья — это не обязательно зарегистрированный брак, что в семье могут быть опекуны, и это могут быть два мужчины и эти двое мужчин могут так же хорошо иметь детей. Что любые отношения, пусть и не признаваемые обществом, возможны.

И дети должны уже с этого возраста описывать по этим рекомендациям, чем отличается одна семья от другой, какое право может нарушиться у ребенка в семье, где два папы или два родителя мужского пола или два родителя женского пола. К кому нужно обратиться, к какому доверенному человеку, который ему расскажет и поможет не нарушать его права.

Пока такие программы прямо у нас не введены, но всё направлено на это. И мы уже давно не делим на игровые зоны, в дошкольном образовании, в котором я более 20 лет работаю, давно запрещено подчеркивать, что мальчик и девочка — это два разных пола. И если к нам приходит мальчик в розовой одежде, с длинными волосами, с кудряшками, собранными в хвостик, то мы ни в коем случае не имеем права обратить на это внимание.

В некоторых дошкольных учреждениях, где прозападно настроено руководство, очень сложно говорить про героизм и мужество, потому что совершенно непонятно, как говорить мальчику, что он должен быть защитником Родины, если я не имею права подчеркивать его физические особенности.

И это всё внедряется. У нас огромное количество книг для детей в любом магазине, которые направлены на то, чтобы дети изучали анатомию и строение тела. И они практически 0+. И когда дети открывают картинку, там нарисован разрез человеческого тела, и в животе находится ребенок. В этой книжке минимум текста, она целиком состоит из картинок, и дети, не читая, видят изображения половых органов, а рядом схематично нарисовано, как происходит оплодотворение.

И это книжка для 5-летнего возраста, с этим приходят дети в детский сад. Они приходят с куклами, похожими на Барби, у которых открывается живот и внутри в животе лежит младенец. Если снять у куклы трусы, там изображены половые органы.

То есть со всех сторон ненавязчиво эта тема к детям приходит. Родители не чувствуют этого до конца, они интуитивно вроде бы понимают, что что-то не так, но это очень незаметно. Внедряется достаточно тонко простроенная система.

Что я уже вижу по детям: если раньше в сюжетно-ролевой игре, которая в принципе является проигрыванием того, как ты будешь жить, они играли в нормальную семью, где есть мама и папа, мальчик мог зайти в зону, где девочки, мог покатать коляску, как папа и все было хорошо. То сейчас есть случаи, когда дети расстилают простынки, ложатся, накрываются одеялками и начинают обсуждать: мы с тобой муж и жена, наши дети заснули, давай мы с тобой сейчас займемся этим. Я говорю про детей 5–6 лет.

У меня был случай, когда испуганный мальчик мне сказал: «Ой, я сегодня с Юлькой целовался».

«Ну и как, понравилось?» — спрашиваю я.

«Нет, говорит, в щечку еще ничего, а она хотела в губы — как-то слюняво».

А дальше он мне говорит: «А вообще-то она мне предлагала еще писю целовать. Ну я отказался, это как-то неправильно».

И это в 5 лет!

Вы понимаете, что вот это уже есть в детских садах! И если дети с раннего возраста в это погружены, уже не чувствуют стыда, не чувствуют неправильности, ненормативности, то в подростковом возрасте у них не будет отторжения навязываемой им идеи, что нужно заниматься сексом, получать удовольствие — это будет нормально. И уже не будет той девочки, которая скажет: «Зачем мне нужен презерватив за 400 рублей, я лучше куплю юбку, и вообще, зачем вы мне про это рассказываете!»

То есть они уже добираются до 5-летних и начинают растлевать уже с этого возраста для того, чтобы они в принципе не стали людьми, не превратились в человека, как такового. И я уверена, что этими людьми будет очень удобно управлять. Из наших детей делают стадо, которым очень удобно управлять — и эти программы секспросвета, профилактики ВИЧ, БППП и много чего еще, в том числе направлены на это, и они все встроены в систему образования.

И, кстати говоря, на торжественной международной презентации проекта «От младенчества до школы» присутствовала жена премьер-министра Светлана Медведева. То есть одни и те же имена мы слышим все в тех же местах, все в тех же проектах, видим одно и то же финансирование и те же организации, стоящие за этим. Так что секспросвет — это вовсе не о том, откуда дети берутся, это угроза национальной безопасности нашей страны.