И, разумеется, победа Унипартии на этих выборах в Конгресс означает, что никаких изменений в политике США в отношении России нет и быть не может

Удивительное закономерное

Изображение: (cc) Gage Skidmore
Лорен Боберт
Лорен Боберт
Лорен Боберт

Выборы в США в 2022 году оказались, с одной стороны, удивительными, а с другой — закономерными. Удивительные они потому, что даже либеральные социологи предсказывали убедительную победу республиканцев в палате представителей, но спустя пять дней после выборов она так и не материализовалась. По неофициальным данным (а официальное подтверждение итогов выборов будет к декабрю), на данный момент республиканцы выиграли 212 мест в палате, демократы — 204, а результаты еще 19 выборов будут считать от нескольких дней до недели. Для получения большинства в палате представителей партии нужно 218 мест. На данный момент республиканцы лидируют в 10 из 19 округов, где еще не подсчитаны до конца голоса, но из них два места в Аризоне, где голоса считают демократы, четыре из Калифорнии, где всегда могут найти «потерявшиеся» на почте бюллетени, и одно место в Колорадо, где пытаются любой ценой не пустить в конгресс «мини-трампа» Лорен Боберт. Так что шансы у республиканцев получить контроль над палатой представителей есть, но они не так велики.

При этом, если считать отданные за кандидатов от партий голоса избирателей, то республиканцы набрали на 4,7 млн (или на 4,7%) голосов больше, чем демократы, и это для партии большой успех. Более того, это один из немногих показателей, который соответствует предвыборным опросам в пределах их погрешности. Однако он никак не материализовался в места в палате представителей. Например, во время «красной волны» 2010 года, на пике популярности «партии чаепития», республиканцы набрали на 5,7 млн (6%) голосов больше демократов, отыграли 63 места в палате представителей и получили в ней перевес в 49 мест.

Отметим, что особняком стоит штат Флорида. Там губернатор-республиканец победил с перевесом почти в 20 процентных пунктов (59,4% процента голосов против 40% у конкурента-демократа), а республиканцы отыграли у демократов три места в палате представителей и выиграли дополнительное место, появившееся у Флориды. В заксобрании штата перевес республиканцев вырос до квалифицированного, то есть они могут принимать законы даже в отсутствие демократов на заседании.

И успех во Флориде — это то, чего республиканцы ожидали и в других штатах. Но не случилось.

Что касается выборов в сенат США, то, по неофициальным данным, демократы уже завоевали 50 мест и предстоит второй тур в штате Джорджия. Подсчет голосов в штате Аризона, скорее всего, будет опротестован (об основаниях — ниже), однако шансы республиканцев на победу в Джорджии призрачны. Победа на выборах в сенат там была украдена у республиканцев дважды в 2020 году, был опять такой же странный вброс в 2022 году. И поскольку никто ответственности ни разу не понес, то почему бы демократам не сфальсифицировать результаты еще раз? Так что почти наверняка большинство в сенате останется за демократами и даже укрепится.

Почему же, несмотря на перевес в поддержке населения в 5% голосов, республиканцы не получили большого перевеса в палате представителей? Почему успех во Флориде стоит особняком? На мой взгляд, тому есть несколько причин.

Первое. В 2021 году в США менялись границы избирательных округов, а меняют их не власти и не президент. Меняет их законодательное собрание каждого штата. В штатах Нью-Йорк и Флорида Республиканская партия боролась до конца, подавала в суды и не сдавалась, дойдя до Верховного суда штата, и отстояла перераспределение границ округов в свою пользу. Соответственно в Нью-Йорке республиканцы отыграли пять мест в палате представителей, во Флориде получили четыре дополнительных к тому, что у них было. Плюс девять мест сразу в двух штатах. В других же штатах республиканцы просто сдали многие округа в пользу демократов. Почему так? Очевидно, что имел место сговор между элитами партий штатов, потому что многие из этих сданных округов (сюрприз-сюрприз!) представляли в конгрессе сторонники Трампа. И было сделано всё, чтобы они проиграли. Включая вот такое изменение округов не в их пользу.

Второе ― это, конечно, фальсификации. Аналитики до выборов считали, что 212 округов — стабильно республиканские (они и выиграны), 188 стабильно остаются за демократами, а за 36 мест пойдет борьба. На момент написания статьи часть этих округов выиграна демократами, а у части не подсчитаны пока голоса. Является ли совпадением, что во всех штатах именно в этих спорных округах у республиканцев результаты сильно хуже того, что предусматривали опросы? Вряд ли.

При этом манипуляции на выборах, про которые уже известно, делятся на как бы законные, которые можно списать на чью-то халатность, и совсем незаконные.

Рассмотрим сначала законные. Законные в том смысле, что ни одно из них не является наказуемым деянием и их можно списать на некомпетентность исполнителей или случайность. В ряде штатов, в частности в Аризоне, Нью-Йорке, Пенсильвании, в тех районах, которые населены республиканцами, внезапно прямо с утра в день выборов перестали работать должным образом машины для считывания бюллетеней. Весь месяц предварительного голосования они работали без сбоев, а тут случайно именно там, где массовое скопление избирателей Республиканской партии, работать перестали. Это привело к тому, что избиратели пытались пропустить свой бюллетень через табулятор до 10 раз, и всё неудачно, что создало огромные многочасовые очереди на избирательных участках. И кто-то просто уехал и не стал голосовать, а тем, у кого бюллетени так и не считались, предложили сложить их в отдельные контейнеры, заверив, что подсчитают потом. Машины починили всего за несколько часов до завершения голосования.

Другим «законным» видом манипуляции стало отсутствие бумаги для распечатки бюллетеней в стабильно голосовавших за республиканцев округах, особенно массово это было в штате Пенсильвания (где в результате республиканцы проиграли много), но наблюдалось также в Аризоне и ряде других штатов. Приехавшим голосовать избирателям (только в республиканских округах, там, где голосовали демократы, всё было в порядке) заявили, что бюллетени не дадут по причине невозможности их распечатать и предлагали заехать еще раз через несколько часов. А 8 ноября в США был обычный рабочий день. Более того, в Пенсильвании за несколько дней до выборов произошел «сбой» в базе данных избирателей, так что в день выборов она не работала и определить, не голосует ли кто-то второй или третий раз, было невозможно.

В штате Нью-Йорк пошли по другому пути. Там в дающем максимальное число голосов республиканцам округе Саффолк произошел сбой компьютеров (детали сбоя в СМИ не попали), из-за которого флэш-карты с отсканированными бюллетенями не считывались в центре подсчета голосов, и их повезли в другое место на машине. Все ли они благополучно доехали и были считаны, не сообщается.

А в штате Мичиган, в Детройте, поступили еще проще. Там пришедшим в день выборов голосовать людям бюллетени не выдавали под предлогом того, что они уже проголосовали, причем сообщения об этом носили массовый характер.

Последний условно законный трюк — навязывание избирателям фломастеров для заполнения бюллетеня. Если бумага, на которой распечатаны бюллетени, не той толщины, а качество печати бюллетеня приводит к смещению считывания тех областей, где должен отмечать свой выбор избиратель, то компьютер может принять за голос избирателя метку, протекшую с другой стороны бюллетеня. В 2020 году в штате Аризона такие протекания приводили (это выявил аудит результатов выборов) к тому, что голосование за республиканцев на обратной стороне бюллетеня могло быть принято машиной за голос за Байдена на лицевой. По чистой случайности в населенных демократами округах обратная сторона (там местные выборы, они разные в разных округах) не давала меток, выглядящих как голос за Трампа. В 2022 году во многих штатах, в частности в Аризоне и Иллинойсе, от избирателей в день выборов требовали использовать фломастеры и запрещали использовать шариковые ручки, использовавшиеся на всех выборах до 2020 года.

Из совсем незаконных манипуляций уже доказано две. Во-первых, есть показания работника избирательного участка округа Марикопа (штат Аризона) о том, что, во-первых, вопреки обычной практике, эти отложенные отдельно бюллетени (которые не сканировались) не стали сканировать на участке, а отправили в центр подсчета голосов. Во-вторых, по приказу начальства давший показания работник сложил эти не подсчитанные бюллетени в один мешок с теми, что прошли через сканер (то есть уже были подсчитаны). Это означает, что в центре подсчета голосов эти бюллетени или не подсчитали вообще, или уже подсчитанные учли два раза. Если это была распространенная практика, то при любом из этих вариантов у проигравшей стороны есть все основания требовать пересчета бюллетеней в округе Марикопа в присутствии наблюдателей от республиканцев.

Вторая незаконная манипуляция была выявлена в штате Техас. Там в округе Даллас используются электронные урны для голосования чуть более современные, чем в Бразилии. В неактивном состоянии каждая из них показывает, сколько человек проголосовало с этого терминала. За несколько минут до закрытия избирательных участков это число начало самопроизвольно расти, и за то время, что снималось видео, число поданных с этого терминала голосов выросло с 1080 до 1259. При этом, судя по восклицаниям других работников участка, то же происходило на других терминалах, и в целом за несколько минут «проголосовало» заметно более тысячи человек. Если кто-то начал незаконно добавлять голоса, то вряд ли он ограничился одним участком. Электронные терминалы для очного голосования используются во многих штатах, в том числе в Джорджии.

Наконец, последний вид нарушений доказан в штате Нью-Гэмпшир, где кандидат в сенат от демократов выиграла с неожиданно большим отрывом. Откуда взялся отрыв, показывают результаты выборов в городке Колумбия. Согласно переписи населения, проведенной в 2020 году, в городке проживает 695 человек, включая детей. На сайте городка указано, что в 2010 году в нем проживало 798 человек, включая детей. А за кандидата в сенат от демократов в нем проголосовало 1106 человек. Всего же, за всех кандидатов, в городке отдано 1303 голоса, почти вдвое больше, чем проживает людей. Если в других мелких городах явка на выборах также превышает 100%, то, по-видимому, она и дала перевес демократам.

При этом внимание всех консерваторов в США приковано к выборам в Аризоне, поскольку там решается судьба не только выборов в сенат, но и то, будут ли дальше выборы безнаказанно фальсифицироваться. В Аризоне только в округе Марикопа (город Финикс и его окрестности) 8 ноября проголосовали примерно 300 тыс., из них только 15% на экзитполах назвали себя демократами. И еще примерно 300 тыс. человек опустили свои бюллетени в конвертах в ящики для сбора голосов на избирательных участках. И они тоже более чем на 50% республиканские.

И эти бюллетени будут считаться в одном месте, в городе Финикс. Вечером в день выборов это здание окружила полиция, поставила вокруг заграждения, на крыше стоят люди, неизвестно, вооруженные или нет, но их нахождение на крыше подтверждено фотографиями. Огражденный периметр охраняет вооруженная полиция. Независимых журналистов, которые могли бы сообщить о нарушениях на выборах, из этого здания выставила полиция и запретила возвращаться, оставив внутри только представителей либеральной прессы, которые нарушений не увидят. И теперь очень демократично там считают бюллетени, и у них получается, что побеждают демократы.

На днях также выяснилось, что все пришедшие в конвертах бюллетени хранятся не в здании избиркома, где считают голоса, а на складе компании, которая печатала бюллетени и конверты. То есть там, где хранятся присланные избирателями бюллетени, есть и настоящие бюллетени, и аутентичные конверты, и нет наблюдателей. Там сканируются подписи избирателей на конвертах и пересылаются в избирком, где работники сверяют подпись с образцами и дают по результатам проверки указание частной фирме разделить бюллетени на действительные и недействительные, которые затем уже раздельно доставляются в центр подсчета голосов. При этом весь процесс происходит в отсутствие каких-либо наблюдателей, наблюдатели есть только в центре подсчета голосов и смотрят, чтобы бюллетени и в самом деле доставались из конвертов.

Очевидно, что возможностей для вброса голосов за нужного кандидата открывается просто море. А уж подсчет голосов без присутствия оппозиционной прессы и под оцеплением вооруженных людей скорее соответствует выборам в стране третьего мира, а не свободным и честным выборам, о которых твердят демократы.

Если иметь в виду вышеописанное, то не будет ничего удивительного, если в Аризоне таки победят демократы. При том, что кандидат в губернаторы Кэри Лейк — бывшая телеведущая, она была суперпопулярна в штате даже до того, как Трамп ее поддержал. Учитывая отрицательные рейтинги Байдена и наплыв мигрантов из-за политики демократов, она не может проиграть, если всё считать честно. Но, скорее всего, она проиграет. Почему? Ну потому, что если она и кандидат в генпрокуроры штата победят, то немедленно начнется расследование нарушений на первичных выборах в этом году, на текущих выборах. А еще есть результаты аудита выборов 2020 года в Аризоне. Там выявлено много нарушений закона, за которые многие получат сроки до пяти лет — и Лейк, и кандидат в генпрокуроры штата от республиканцев это пообещали, они с этим шли на выборы. Но главное даже не в посадках, а в том, что массовые фальсификации на выборах будут признаны официально, юридически, и СМИ и демократы уже не смогут делать вид, что этого нет и это теория заговора.

Изображение: (cc) Gage Skidmore
Депутат от республиканской партии Кэри Лейк на предвыборном мероприятии
Депутат от республиканской партии Кэри Лейк на предвыборном мероприятии
мероприятиипредвыборномнаЛейкКэрипартииреспубликанскойотДепутат

В штате Невада, в принципе, дела шли аналогично Аризоне. Там побеждали республиканцы. Побеждали-побеждали там с отрывом в два процента. И вдруг в одну из ночей в центре подсчета голосов в Лас-Вегасе (а этот город определяет результаты выборов в штате), где стояли видеокамеры, которые показывали происходящее, эти камеры прекратили трансляцию. При этом были подсчитаны голоса, которые сократили преимущество республиканцев с нескольких тысяч голосов до нескольких сотен. И даже в этом не было бы ничего удивительного, если бы чиновники не заявили, что в центре подсчета голосов никто не работал, все ушли спать, и потому трансляция была прервана. Но если там никто не работал, откуда результаты подсчета? На следующий день демократ Катрин Кортес-Масто была объявлена победителем выборов сенатора от Невады.

Отдельно отметим, что шансы на выигрыш республиканцами палаты представителей сильно упали после того, как «фракция свободы» в палате представителей, включающая самых радикальных трампистов, заявила, что хочет сделать спикером палаты представителей Трампа. Это дало бы ему иммунитет от судебных преследований и дало бы прекрасный шанс с трибуны конгресса рассказать как о нарушениях на выборах, так и правду о событиях 6 января, включая роль в них спецслужб США. Эта идея вызвала ярость у всех противников Трампа, и потому будут применены все средства, чтобы республиканцы не получили еще шесть так необходимых им мест в палате представителей.

Последнее, что хотелось бы отметить, это поднявшаяся по результатам выборов волна психологической атаки на Трампа и его сторонников. Ранее уже было сказано, что республиканцы получили на пять миллионов голосов больше, чем демократы. То есть это ну никак не походит на поражение и на то, что избиратели недовольны Трампом и потому не поддержали одобренных им кандидатов. Трамп одобрил 254 кандидата. Более 80% из них свои выборы выиграли. Проиграны были выборы в Пенсильвании, Мичигане, и, возможно, в Аризоне. И это демократы обещали заранее, независимо от качества кандидатов от республиканцев.

Что еще интереснее, в первые дни после выборов ряд республиканцев были объявлены проигравшими, хотя они или выиграли выборы или ведут на них. Сейчас, например, в штате Колорадо ярая сторонница Трампа Лорен Боберт лидирует. А в ночь после выборов она проигрывала чуть не двадцать процентов и сразу была объявлена проигравшей, потому что «народ отвернулся от Трампа». Точно так же были крики: «Ой-ой-ой, из-за Трампа мы проиграли запад Монтаны». Но на самом деле там республиканцы выиграли.

При этом, невзирая на факты, со стороны либеральных СМИ, а также со стороны элиты Республиканской партии идут обвинения в адрес Трампа в проигрыше ключевых выборов. При этом эта самая элита отказалась финансировать проигравших кандидатов и вообще как-либо им помогать. Например, у республиканцев в сенате США есть специальный фонд, из которого кандидатам-республиканцам выдают деньги на предвыборную рекламу. Но значительную часть денег из этого фонда лидер республиканцев в сенате Митч Макконнел отдал сенатору от Аляски Лизе Меркауски, которая голосовала за импичмент Трампа, чтобы она могла бороться с кандидатом, которого поддержал Трамп на Аляске. Притом что оба они республиканцы, и это место в сенате в любом случае будет за республиканцами. Деньги пошли туда. Они не пошли в Нью-Гемпшир, где у кандидата от республиканцев последнюю неделю вообще не было денег на рекламу (и всё равно пришлось голосовать всем 1300 избирателям города, где меньше 700 жителей). Они, естественно, не пошли в Аризону. Они не пошли в Джорджию, они не пошли в Пенсильванию, они не пошли в Неваду. Значит, сначала республиканская элита лишила кандидатов-республиканцев финансирования и боролась с ними, как могла, а теперь обвиняет в их поражении Трампа. И под этим предлогом заявляется, буквально из всех утюгов, что Трампу не надо объявлять о том, что он баллотируется в президенты в 2024 году.

Подчеркнем, со стороны элиты республиканцев имела место игра в поддавки с демократами, чтобы допустить в конгресс как можно меньше сторонников Трампа. Они так перерисовали границы округов, чтобы этих сторонников убрать. В сенате, где границ округов нет, они не финансировали их кампании. Потому что элита Республиканской партии, как и Демократической, неоконовская по своей сути. Разница между этими двумя элитами чисто косметическая и касается некоторых аспектов внутренней политики США. Например, они чуть-чуть по-разному говорят об абортах.

То есть имеет место то, о чем говорят сторонники Трампа: это единая партия, Унипартия. И она защищает свои интересы. Ей не нужны независимые кандидаты, непонятно кто, поддерживающие Трампа в конгрессе. И, разумеется, победа Унипартии на этих выборах в конгресс означает, что никаких изменений в политике США в отношении России нет и быть не может. Даже если бы республиканцы от Невады, Аризоны и Джорджии, поддержанные Трампом, прошли в сенат США, это не изменило бы там доминирования Унипартии. А значит, ждать от выборов в США изменения политики в отношении России ― занятие совершенно бесполезное.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER