logo
Аналитика,
После героической гибели наших товарищей во мне родилось твердое понимание, что назад пути уже нет. Понимание, что нужно работать, работать и работать, чтобы не было стыдно перед товарищами, которые отдали свои жизни за наше дело

Память не позволяет сбиться с пути

С Игорем Юдиным мы познакомились на зимней школе в 2015 году — как раз в начале его последнего января. Мы с Игорем и Артемом Тарабановским дежурили вместе, ходили на морозе и общались всё это время. Отчетливо, как будто это было только сейчас, помню момент, когда мы прощались с Игорем, и как я ему сказал: «До встречи!»

17 января 2015 года проходило собрание нашей ячейки, мы обсуждали итоги школы. И вот ближе к концу собрания Артему позвонили и сообщили, что трое наших погибли. Мы все были потрясены. Тогда еще мы не знали, кто именно погиб в бою, но почему-то все сразу почувствовали, что среди погибших был Игорь… Не знаю, почему такое ощущение возникло, но вскоре оно подтвердилось.

Мы ездили на похороны в Кировское, общались там с родителями Игоря. Очень хорошо помню этот день — он отложился у меня в памяти и повлиял на меня. Мне тогда было только 19 лет, я был всего год в организации. Это стало для меня настоящим столкновением с реальностью. В нашем Ростове-на-Дону, всего в 100 км от Донецка, мы жили мирной жизнью. О войне рядом нам напоминали только сбор и отправка гуманитарной помощи в Донбасс. Но тогда я осознал, что на этой войне воевали и воюют наши товарищи — меня эта мысль прошибла, наверное, впервые. Розовые очки слетели — всё по-настоящему. Погибшие товарищи, разрушенные дома, разбитые дороги, обстрелянные погранпосты, очередь из беженцев на выезд из ДНР… И все это происходит на самом деле.

После героической гибели наших товарищей 17 января 2015 года, после внутреннего переживания этих событий во мне родилось твердое понимание, что назад пути уже нет. Понимание, что нужно работать, работать и работать, чтобы не было стыдно перед товарищами, которые отдали свои жизни за наше дело. Нельзя давать никакой слабины, как не дали ее наши товарищи в этом роковом бою, когда у них за спинами был Донецк. Спустя четыре года твердо могу сказать, что моя жизнь разделилась в тот день на до и после.

«До встречи», — сказал тогда я Игорю. Я часто вспоминаю этот момент, и думаю, что эта встреча все-таки когда-нибудь случится. И что вообще наши товарищи никуда не уходили — они всегда рядом. Но мне страшно представить, что к моменту встречи с Игорем я в чем-то недоработаю, где-то дам слабину. И это ощущение не позволяет сбиться с пути — у меня просто нет такого права. Нужно продолжать движение вперед.