logo
Статья
  1. Война идей
Интервью с сотрудником Донецкой республиканской библиотеки Никитой Олендарем

Философия на линии фронта

С. А. Коровин. Портрет Н. Ф. Федорова. 1902С. А. Коровин. Портрет Н. Ф. Федорова. 1902

Корр.: Никита, расскажите, почему Вы приехали в Москву на Федоровские чтения?

Никита Олендарь: Я сотрудник Донецкой республиканской библиотеки для молодежи. На сегодняшних чтениях я, поскольку с некоторых пор счел, что тоже являюсь участником философии Общего дела, запряжен в эту общую, так сказать, федоровскую колесницу и не могу здесь не быть. И слава богу, что все обстоятельства, вся логистика, всё сыграло мне на руку.

Корр.: Что такое для Вас это Общее дело?

Никита Олендарь: Это, как минимум, восстановление памяти об ушедших. Все мы знаем одну из фраз, которая звучит на панихиде или в принципе в храме: «вечная память». Сохранение памяти — это долг высоконравственного человека, вообще Человека с большой буквы. И для меня Федоров был в этом плане очень большим откровением. Он заявил, что восстановление образа, восстановление памяти — это то, чем мы должны заниматься.

Библиотекари, там, неважно, музееведы, литераторы, исследователи литературы должны работать с прошлым для проекции, для созидания какого-то очень интересного настоящего. Ну и заглядывать в будущее, хотя и неизвестно, как там все сложится.

Корр.: Донбасс воюет с бандеровцами. Ваша библиотека участвует в этой войне?

Никита Олендарь: Да.

Корр.: В чем это выражается?

Никита Олендарь: Приведу такой пример. У нас, допустим, в семнадцатом году в феврале были серьезные обстрелы и накануне одной из наших встреч по философии снова были погибшие среди мирных, была трагическая ситуация.

И тем не менее на следующий день в шесть вечера на философскую встречу, для меня это было каким-то маркером, пришло порядка двадцати пяти человек. А у нас вообще вечером люди, особенно во время обстрелов, не рискуют из дома выходить. Это естественно. Наша встреча кончилась около восьми, а к восьми как раз обычно начинаются обстрелы. С ребятами, которые приходили, мы обговаривали, у кого что там в рюкзаке: бинт, ножницы, еда, козинаки — на случай, если придется пересиживать. Добирались мы на встречу группками, кто рядом с кем живет, прилеплялись друг к другу и добирались.

Корр.: В Донецке существует философское сообщество?

Никита Олендарь: У нас есть замечательные наши подвижники философы, которые организовали философскую секцию в Донецке. Назвали «Философия на линии фронта».

Библиотека тоже на линии фронта, у нас стесненные условия, но мы, вопреки всем трудностям, действуем. С нашей стороны это какое-то противостояние энтропии что ли, противостояние смерти.

Корр.: Спасибо.