Это, наверное, самое позорное явление не только в истории Армении, но и всего мира, когда прямо в эфире погибает человек, умирает заключенный, и ему не оказывается профессиональная специализированная медицинская помощь

«Да, власти убили Армена Григоряна». Что произошло на суде над гражданином России

Армен Григорян за несколько минут до смерти
Армен Григорян за несколько минут до смерти
Армен Григорян за несколько минут до смерти

Интервью с медиаэкспертом, специалистом по информационной безопасности, соучредителем Аналитического центра стратегических исследований и инициатив (ACSSI) Тиграном Кочаряном

После странно проигранной Второй карабахской войны и не слишком убедительной для многих победы действующего премьер-министра на выборах Армению сотрясают протестные акции. На многотысячные манифестации, которые не прекращаются, власть отвечает ужесточением политического режима и антиправовыми преследованиями оппозиционных деятелей.

Одним из последних шагов режима Никола Пашиняна стал арест известного оппозиционного общественного деятеля, продюсера, члена знаменитой в 1990-х команды КВН ЕрМИ гражданина России и Армении Армена Григоряна. После почти двух месяцев заключения по несуществующей в УК Армении статье во время суда 15 июля Григорян внезапно упал и скончался прямо в зале суда. Естественная в таких случаях медицинская помощь не была оказана.

Вопиющая история породила негодование в армянском обществе, и без того крайне неспокойном. Как в Армении оценивают случившееся и какими видят возможные последствия, редакция спросила у известного медиаэксперта, специалиста по информационной безопасности, соучредителя Аналитического центра стратегических исследований и инициатив (ACSSI) Тиграна Кочаряна.


Корр.: Многие оппозиционные деятели в Армении утверждают, что власть Пашиняна раскачивает в Армении русофобию. И что, несмотря на кажущуюся на первый взгляд со стороны лояльность команды Пашиняна к стратегическому союзнику — России, — цели, задачи и предпочтения этой команды не изменились, они уверенно пытаются вытеснить Россию из Армении. Так ли это на Ваш взгляд и в чем это проявляется?

Тигран Кочарян: Про то, что в Армении раскачивают русофобию, было ясно давно, особенно откровенно — с 2018 года, когда Пашинян пришел к власти и начал делать достаточно знаковые ходы антироссийской направленности. К ним относится, например, арест генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, очень сильно ударивший по имиджу данной организации. Этот кризис еле-еле удалось разрешить. Второй такой же очевидный антироссийский шаг — это история с «маски-шоу» на ЮКЖД, дочке «Российских железных дорог», когда тогдашний глава подразделения налоговой службы Аргишти Кярамян устроил натуральную ночную облаву на руководство предприятия из-за 50 тысяч долларов. Тогда уже стало понятно, что Пашинян будет проводить антироссийскую политику в формате «удар — отскок, удар — отскок» и смотреть по реакции, насколько это приемлемо для России.

Еще один фактор очевидной властной русофобии — то, что в правительстве Пашиняна практически нет людей с лояльным отношением к России. Лояльных можно пересчитать по пальцам, а все остальные в разное время достаточно активно проявляли себя в антироссийских акциях. Это и министр иностранных дел Армении Арарат Мирзоян, участвовавший в антироссийских акциях у посольства РФ, это и спикер парламента Ален Симонян, который в свое время обзывал Владимира Путина «кагебешным ушлепком» и другие.

Кстати, совсем свежая информация: интернет-платформа «Бун ТВ», которая существует исключительно на деньги фонда Сороса*, получила лицензию на столичное телевизионное вещание. Теперь можете представить, какая сейчас в Армении власть и с каким уклоном, если фонду Сороса* предоставляется телевещание, не говоря уже о том, что до 2018 года многие из чиновников — представителей пашиняновской власти были вовлечены в работу этой организации.

Тактика данной власти: не заострять, как это когда-то сделал Саакашвили в Грузии, а медленно и планомерно вытеснять Россию отовсюду, откуда можно.

К сожалению, с российской стороны тоже дается очень много инфоповодов, и российская сторона абсолютно не работает в Армении на то, чтобы как-то гасить искусственно возбуждаемое в ее адрес недовольство. Более того, такое впечатление, что люди, ответственные за политику России в Армении, умыли руки и на самом деле поверили в то, что произносят официально — дескать, «Россия ни во что не вмешивается».

А можно ли, ни во что не вмешиваясь, удержать такой важный стратегический плацдарм, как Большой Кавказ? За влияние на который столетиями идет ожесточенная борьба держав?

В последние два года уже стала явной политика вытеснения России из Армении и осуществление конкретно того плана, с которым приезжал Болтон в 2018 году, — всё очень ускорилось. В Армении бытует мнение, достаточно обоснованное, что в ходе 44 дней войны власти Армении собирались полностью отдать Карабах Азербайджану, чтобы потом обвинить Россию в плохом союзничестве и потребовать вывода российской военной базы из Армении.

Это не получилось: русские миротворцы вошли в Степанакерт и удержали какую-то часть Нагорно-Карабахской Республики от оккупации Азербайджаном. Поэтому вместо одной головной боли (российская военная база в Армении) Пашинян и его американо-британские кураторы получили еще и вторую (российские миротворцы в Арцахе). Но тогда они стали осуществлять план Б, то есть Ереван согласился, чтобы Карабах перешел в состав Азербайджана, и тем самым смысл нахождения российских миротворцев и вооруженных сил в Арцахе пропал.

Второй шаг после этого — быстро помириться с Турцией и сказать, что Турция теперь наш друг, российские пограничники нам больше не нужны, нахождение на армянской территории российской военной базы, охранявшей Армению в том числе и от Турции, — теперь просто бессмысленно. После этого закрыть границу с Ираном — и уже США и их союзники будут целенаправленно ломать Иран. А Армения перестанет быть последним государством, с которым Иран имел более или менее прозрачную границу.

Корр.: Как ведет себя Россия в этой ситуации?

Тигран Кочарян: Россия ведет себя достаточно странно. Такое впечатление, что многие у вас не понимают, что творится в Армении. А части истеблишмента, которая обслуживает азербайджанские и турецкие интересы в России, даже выгоден нынешний процесс. Некоторые мои коллеги в России признают, что государство так и не научилось работать мягкой силой, и поэтому вопросы будут решаться топорно — как всегда. Много ли осталось до того момента, когда придется сказать: «Ой, мы опять прошляпили, теперь Армению, давайте наведем порядок»? Но ведь проблема в том, как будет наводиться этот порядок, и кто при этом пострадает — пожалуй, лучше до этого не доводить.

А учитывая последние события, смотрите: в Армении есть несколько активных общественных деятелей, которые высказывали мнения пророссийской, очень немалой, части общества и были сторонниками углубления армяно-российских отношений. Двое самых ярких из таких людей — кинопродюсер Армен Григорян и Мика Бадалян, политический активист. Оба под надуманными предлогами оказались в заключении, причем Армену Григоряну вообще запретили свидания, встречи и так далее, то есть его максимально изолировали от общества. Может быть, российская сторона и предпринимала какие-то действия, нам неведомые, но Мика Бадалян до сих пор остается в заключении, а Армена Григоряна — заметим, имевшего российское гражданство — так и не выпустили до суда из-под ареста. А на суде он внезапно скончался.

По мнению многих в Армении, это означает провал работы российских дипломатических кругов в нашей стране и фактически создает впечатление, что Россия не собирается никак защищать людей, которые выступают, открыто выражая свое мнение об углублении российско-армянских отношений. И вот это наиболее опасное, что может быть: что у здешних людей, которые имеют пророссийские взгляды или которые видят вектор развития Армении с Россией, у них появляется ощущение незащищенности — власти их могут наказать, и никто за них не вступится, хотя они в принципе высказывают правильные мысли.

Корр.: Многие армянские политики и общественные деятели утверждают, что смерть Григоряна была спровоцирована, и что это политическое убийство. Ваше мнение?

Тигран Кочарян: Я могу так сказать, что 90% людей, которые в медиаполе и политическом поле вращаются, особенно в оппозиционном, они уверены, что смерть Армена Григоряна — это политическое убийство.

Я сейчас не буду затрагивать некоторые конспирологические версии, которые имеют место. Скажу очевидное. Если ты человека, у которого есть определенные проблемы со здоровьем, закрываешь надолго, лишаешь возможности свиданий с родными и близкими, с депутатами, и в жару, в замкнутом помещении человек практически постоянно находится один, то естественно, это провоцирует негативные физиологические процессы.

И если человека посадили за высказывание — еще и по статье, которая по новому уголовному кодексу не подразумевает уголовного преследования! — посадили и не выпустили… то естественно, что именно поведение властей спровоцировало и привело к ухудшению состояния здоровья, повлекшему за собой смерть.

Позорен также тот факт, что не нашлось никого, кто мог оказать срочную медицинскую помощь в зале суда. Оказалось, что в этом зале нет медика, и во всем здании суда вообще нет медбригады, а полицейские и служба охраны тоже не знали, как оказывать элементарную врачебную помощь. И это, наверное, самое позорное явление не только в истории Армении, но и всего мира, когда прямо в эфире погибает человек, умирает заключенный, и ему не оказывается профессиональная специализированная медицинская помощь. Более того, в зале присутствовал врач — родной брат Армена, но его не подпустили оказать помощь. Как не подпустили и мать.

Поэтому, да, власти убили Армена Григоряна. Если бы он был на свободе, то, безусловно, смог бы проконтролировать состояние своего здоровья. И если бы у него были какие-то жалобы, он бы обратился в соответствующие медицинские учреждения.

Корр.: Многие известные общественные деятели РФ, включая Маргариту Симонян, Тиграна Кеосаяна, Арама Габрелянова, Андрея Медведева и другие возмутились историей с Григоряном и реакцией, точнее, отсутствием реакции, на эту историю посольства РФ. Как влияет такая индифферентная позиция внешнеполитического ведомства РФ на настроения в оппозиционной среде?

Тигран Кочарян: Смотрите. Большая часть оппозиционного движения в Армении как минимум лояльно настроена к России, а многие — так даже откровенно пророссийских взглядов. Но, к сожалению, сейчас поведение определенных российских кругов, в том числе и властных, порождает удивление среди оппозиционно настроенных людей по поводу отношения России к идущим процессам. В чем может быть большая проблема для России, так это в том, что если оппозиционная часть разочаруется в России — причем по разным причинам, в том числе и потому, что Мике Бадаляну продлевают арест, а имевшего российское гражданство Армена Григоряна не смогли вытащить до заседания суда, и он умер фактически из-за этого — то это, естественно, заставит людей поднимать вопросы достаточно нелицеприятные. Что в конце концов и может привести к тому, что Россия потеряет последнюю, скажем так, базу человеческой поддержки в Армении. Она была весьма большой, а сейчас на глазах тает.

Россия по-старинке пытается работать здесь, заигрывая с элитами, хотя практика показала, что эта концепция давно уже не работает — умасливание элит, особенно если эти элиты остаются в сущности своей яро антироссийскими, ни к чему хорошему не приводит.

Касательно людей, которые были упомянуты. В Армении идет, причем целенаправленно, демонизация этих людей. По крайней мере в медиаполе определенные круги, в том числе и пашиняновские, и соросовские* и другие, занимаются раздуванием, демонизацией образов Маргариты Симоньян, Тиграна Кеосаяна, Андраника Миграняна, Арама Габрелянова и так далее. То есть их пытаются выставить некоторых клоунами, некоторых ужасными, «антиармянскими» и так далее, сделав так, чтобы эти фамилии в Армении были ругательными. Поскольку известные люди с армянскими фамилиями, естественно, способны влиять на умы народа в Армении, здесь проведена соответствующая блокировка этого влияния. Чтобы, грубо говоря, общество при упоминании имени Маргариты Симоньян чертыхалось, а не слушало, что она говорит. И определенных успехов пашиняновские власти добились. А вот работы российских ведомств по противодействию подобной демонизации, к сожалению, опять не видно.

Вообще может создаться впечатление, что российские официальные круги ведут себя в Армении так, будто это Армения является сверхдержавой или по крайней мере государством, диктующим условия игры на определенном (заметим, крайне важном) геополитическом пространстве, а Россия — это такая маленькая страна, которая всех боится, старается ничего не трогать и ведет, так сказать, малодушную политику. Но пора же определенным людям, если они, конечно, не делают этого специально, понять, что они представляют достаточно большое, сильное государство, которое в состоянии защищать свои интересы даже вне своей территории.

Корр.: Есть ли реакция международных структур на политические репрессии и преследования армянских оппозиционеров?

Тигран Кочарян: Международные структуры практически никак не реагируют на эти позорные факты. Если бы это было во времена правления предыдущих властей, я уверен, что был бы вой, скандал со стороны правозащитников, посольства писали бы гневные письма и так далее.

Это еще раз подчеркивает то, что хотя пытаются создать мнение, будто Пашинян — это «человек России», и якобы это русские его привели к власти, все аргументы разбиваются о тот простой факт, что четыре года подряд главным рупором пропаганды Пашиняна является существующее на деньги Госдепа «Радио Свобода» («Радио Азатутюн» в Армении, иностранное СМИ, признанное иностранным агентом). И все европейские и прозападные структуры поддерживают политику Пашиняна, все сохраняют молчание, когда Пашинян идет на откровенные нарушения прав человека, различных свобод и так далее. То есть фактически они говорят: «Это наш парень», — и опять повторю, идет политика медленного развала армяно-российских отношений, где Пашиняну его западные кураторы советуют не совершать резких шагов, то есть медленно-медленно-медленно-медленно, так сказать, по «теории салями», резать по кусочку армяно-российские отношения, чтобы не вспугнуть Россию, а усыпить ее. Чтобы эта большая страна Россия не замечала, что творится в зоне ее важнейших интересов.

На самом деле все европейские и все международные структуры, все посольства, все фонды и так далее — все горой стоят за Пашиняна. И позорное поведение, например, главы евроделегации в Армении Андреа Викторин, которая практически поддерживала Пашиняна, когда полиция Армении применяла несоразмерную силу — это то, как они расписываются в своей поддержке Пашиняна.

Корр.: Есть мнение, что Запад, в частности Британия и США, в настоящий момент наращивают свое влияние в Армении. Подтверждается это еще и визитом главы ЦРУ и сразу следом — визитом главы СВР РФ Нарышкина. Какую позицию займут власти Армении, и с какими последствиями для русско-армянских отношений?

Тигран Кочарян: Британия и США еще со времен образования Армении как государства работают в этом направлении. А можно сказать, еще и до этого. С 1988 года сюда начали засылать различных эмиссаров под прикрытием сначала помощи жертвам землетрясения, потом психологической помощи, было открыто множество центров, в которых, кроме того, что оказывалась помощь, также проводилась и определенная агитация и вербовка. А после того как Армения получила независимость, эмиссары Британии и Америки просто хлынули, более того, начали активно действовать деструктивные секты. С 1997 года в Армении функционирует Фонд Сороса*, который возглавил один из главных русофобов в Армении, представитель террористической группировки «Сасна црер», совершившей убийство трех сотрудников полиции во время захвата полка патрульно-постовой службы в Ереване в 2016 году, а ныне член предельно русофобского «Национально демократического полюса» — Гарегин Чукасзьян.

Никол Пашинян с руководством Фонда Сороса (Организация, признанная нежелательной в•РФ)
Никол Пашинян с руководством Фонда Сороса (Организация, признанная нежелательной в РФ)
в РФ)нежелательнойпризнанная(Организация,СоросаФондаруководствомсПашинянНикол

Позже все эти агенты стали проникать с различным успехом в системы государственной власти. Британское и американское посольства также очень плотно работали с так называемыми либеральными и, параллельно — националистическими и фашистскими группировками в Армении — так же, как они делали по всему миру, в том числе и на Украине. Они вербовали людей, закрывали глаза на коррупционеров, которые потом переводили награбленные деньги в банки Европы и США, и тем самым британцы и американцы получали контроль над местными олигархами, чтобы в нужный момент заставить их делать то, что надо, угрожая заморозить их активы у себя. Поэтому можно сказать, что система была построена довольно эффективно, и когда пошел приказ менять власть, все были уже наготове, начиная от рядовых активистов и заканчивая внедренными в государственные силовые структуры акторами. Поэтому можно сказать, что в 2018 году так называемая революция — а на самом деле переворот — была осуществлена практически бескровно, поскольку все возможные центры сопротивления государственной системы были на тот момент выключены агентами и эмиссарами Запада.

Мне немного трудно комментировать визит главы СВР в Армению, так как это спецслужба, и она открыто не афиширует то, что здесь делает. Но личность главы СВР, учитывая то, что пишут о нем в прессе, а также его поведение во время знаменитого заседания перед тем, как началась специальная военная операция на Украине, скажем прямо, не внушает оптимизма. И я бы не ориентировался на армяно-российскую повестку, принимая во внимание действия главы СВР, а также учитывая его природную косноязычность. Конечно, армяно-российская повестка более глубокая и разветвленная, но в нашей стране имеются определенные серьезнейшие проблемы, и мне кажется, что российскому внешнеполитическому ведомству нужно усилить работу своего дипломатического подразделения здесь. Потому что Армения является одним из краеугольных камней в здании всего Кавказа, а разрешение конфликта по Карабаху в том формате, который сейчас реализуют, может при попустительстве и невнимательности России сильно ударить по ее интересам. Разрушить то, что выстраивалось больше двух столетий. А потом, чтобы вернуть утерянное, ей придется потратить намного больше ресурсов и сил, чем можно вложить сейчас, действуя превентивным способом.

Корр.: Начиная с 2018 года и особенно после войны оппозиция пытается заставить правительство Пашиняна подать в отставку. Почему при гораздо большем количестве народа на улицах, чем было во время «бархатной революции», оппозиции никак не удается повлиять на обстановку?

Тигран Кочарян: Касательно количества людей на улице и почему не получается… Во-первых, улицы еще недостаточно для того, чтобы сменить власть. Для смены власти нужно три фактора. Первый — наличие митингующих людей на улицах, и при этом отсутствие антимитингов. Это есть — оппозиция взяла улицу, а Никол Пашинян не смог вывести своих сторонников. Тут однозначно можно сказать, что оппозиция победила: она отобрала у Пашиняна то, с помощью чего он пришел во власть — улицу. Но далее, на втором и третьем этапе — второе и третье условие осуществления смены власти — всё пока что контролируют Пашинян и те, кто стоит за ним. Это внутренние элиты: бизнес-элиты, государственные элиты, силовики и спецслужбы. Там разлада пока что нет, и так же нет пока что нарушения геополитического консенсуса вокруг Армении. Каждой стороне еще пока что выгоден Пашинян, вернее, безволие Пашиняна. Скорее всего, потому что Армения перестала быть глобальным объектом, тем более субъектом, и здесь фактически сверхдержавы нас ставят перед фактом. То есть нам очень редко уже удается вписываться в какой-то процесс. Поэтому второе и третье условия пока что не осуществились, и должна вестись работа именно в этом направлении, мне кажется, чтобы оппозиция успешно смогла что-то сделать.

Заметьте, тот же опыт Венесуэлы и Белоруссии показывает, что десятки и даже сотни тысяч людей на улицах еще совсем не означают, что власть сменится. Опять же, когда элиты сплочены или их как-то удается контролировать, и внутреннего раздрая между ними нет, тогда даже если миллион человек выйдут на улицу, еще не факт, что это закончится их успехом. Ну и, конечно, если все, так скажем, «крупные дяди» политические против того, чтобы в данном государстве что-то менялось, или не уверены, что эта перемена приведет к какой-то пользе для них, и они смогут быть бенефициарами этого процесса, тогда они постараются имеющимися возможностями купировать протесты и не давать им развиваться.

Корр.: Спасибо большое, Тигран, за развернутое интервью, надеюсь, российскому читателю станет более понятно, в каком кризисе находится Армения, и как это тревожно для России тоже.

Беседовала Наира Саакянц

* — Организация, признанная нежелательной в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER