12
фев
2021
  1. Мироустроительная война
Евгения Шевченко / Газета «Суть времени» №416 /
Чем Байден отличается от Трампа? Какое переформатирование Большого Ближнего Востока поддержит Вашингтон?

Против кого и с кем выстраивают США новые комбинации на Ближнем Востоке

Осман Хамди Бей. Шахматы. Начало XX века
Осман Хамди Бей. Шахматы. Начало XX века
Осман Хамди Бей. Шахматы. Начало XX века

Международная политика США изменилась с приходом нового президента. Изменились и подходы к работе со странами Ближнего Востока.

В конце прошлого года теперь уже экс-президент США Дональд Трамп запустил в регионе процесс объединения стран вокруг Израиля и против Ирана. Этот союз сохранился и даже продолжает обрастать новыми участниками. Но, согласно идеям администрации нового президента Джо Байдена, в этот новый союз на Ближнем Востоке со временем должен войти и Иран, что разрушает всю выстроенную Трампом конфигурацию сил.

Арабо-Израильский союз

В конце 2020 года под руководством США и лично экс-президента Дональда Трампа начался процесс примирения мусульманских стран с Израилем. Идейным вдохновителем такого союза, видимо, был сам Израиль, а США — организатором.

США всегда декларировали подход, что Иран представляет наибольшую опасность для других стран Ближнего Востока, и необходимо ограничивать его активность в плане развития вооружения, особенно ядерного. Трамп построил свою линию взаимодействия с Ираном по принципу «давления без компромиссов», и в итоге вышел в 2018 году в одностороннем порядке из «ядерной сделки», заключенной между Ираном и шестеркой стран еще при президентстве Барака Обамы.

Идея помирить страны Большого Ближнего Востока с Израилем для консолидированного сдерживания Ирана гармонично легла в подход Трампа, поэтому он принял личное участие в реализации плана примирения.

15 сентября в США был подписан так называемый «Авраамский договор» между Израилем и ОАЭ, который означает восстановление дипломатических отношений между этими двумя странами. Следующей страной, которая наладила отношения с Израилем, стал Бахрейн. Потом были подписаны договоры Израиля с Суданом и Марокко.

Ключевым мирным договором в рамках примирения мусульманских стран с Израилем должен был стать договор с Саудовской Аравией. Однако этого при президентстве Трампа так и не случилось. По всей видимости, Королевство решило дождаться прихода нового президента и уже тогда выбрать, что ему выгоднее.

Примирение стран Персидского залива с Катаром

Еще до ухода Трампа, но уже после объявления победы Байдена на выборах на Ближнем Востоке было запущено формирование еще одного союза — стран Персидского залива с Катаром. Первоначально организовывал этот процесс Трамп с той же целью ослабления Ирана, для которого дружба с Катаром в условиях санкций Запада стала важным фактором стабилизации и укрепления экономики.

Напомним, в 2017 году четверка стран — Бахрейн, ОАЭ, Египет и Саудовская Аравия — объявила Катару блокаду. Дохе был выдвинут ряд условий: закрыть телеканал Al Jazeera, прекратить военное сотрудничество с Турцией, оборвать контакты с оппозицией стран Персидского залива (в первую очередь, прекратить поддержку исламистских группировок «Братья-мусульмане (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ)), выплатить денежную компенсацию и разорвать отношения с Ираном. Катар отказался выполнять эти условия.

3,5 года, которые продолжалась блокада, лишь закрепили союз Катара с Турцией и Ираном. Кроме того, блокада способствовала повышению темпов экономического развития Катара и увеличению объемов его внешней торговли. Если до блокады все торговые потоки в страну шли «по суше» из Саудовской Аравии, то после закрытия границ страна наладила независимые от саудитов морские торговые связи.

Был открыт крупнейший на Ближнем Востоке порт Хамад, Доха провела серьезные экономические реформы, создавались новые промышленные предприятия, но, главное, были налажены прочные торговые связи с Турцией и Ираном. Причем Катар, в отличие от стран четверки, почти не пострадал от спада экономики, вызванного пандемией коронавируса и глобальным карантином.

В декабре 2020 года был начат, при активном содействии США, Кувейта и Омана, процесс нормализации отношений между Катаром и Саудовской Аравией. Результатом дипломатических посреднических усилий стало то, что 4 января Эр-Рияд снял сухопутную, воздушную и морскую блокаду Катара, а 5 января все члены Совета стран Персидского залива подписали декларацию, которая положила конец их противостоянию с Катаром. В январе 2021 года Катар был приглашен (и очень дружески принят в Саудовской Аравии) на саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Но наследный принц королевства Мохаммад ибн Салман в своей речи на саммите особо акцентировал внимание на растущей угрозе Ирана в регионе.

Конечно, Саудовская Аравия и ОАЭ изначально шли на это примирение под давлением США. В газете The Wall Street Journal высказывалось предположение, что процесс примирения подтолкнуло одобрение администрацией Трампа многомиллионных сделок по продаже оружия Саудовской Аравии и ОАЭ (которые, подчеркнем, впоследствии Байден заблокировал!).

Трамп видел в примирении стран Персидского залива возможность выступать единым фронтом против Ирана, и страны четверки его в этом поддерживали. Теперь же, при Байдене, Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн, видимо, готовы мириться с Катаром прежде всего из-за сомнений в том, что новая администрация США их поддержит в формировании «антииранского» фронта. Кроме того, Саудовская Аравия полагает, что сможет хотя бы частично вернуть контроль над Катаром и ослабить позиции Ирана.

Наконец, для стран Залива, которые всегда рассматривали США как важнейшего союзника, это примирение является шансом укрепить союзнические отношения, а также хотя бы отчасти снизить негативы в отношениях, возникшие из-за недовольства новой американской администрации соблюдением прав человека монархиями Залива и войной в Йемене. Так, 4 февраля Байден объявил, что США прекращают поддержку военного наступления под руководством Саудовской Аравии в Йемене, назвав этот шаг частью восстановления акцента США на дипломатии, демократии и гуманизме.

Администрация Байдена, разумеется, тоже не собирается по-настоящему дружить с Ираном. Но она хочет использовать для его ослабления другой механизм — восстановление «ядерного соглашения» и переговоры. США уже объявили, что нацелены на сохранение мира на Ближнем Востоке, а главными их врагами являются Россия и Китай. При этом, конечно, США заинтересованы в привлечении к этой войне как новых, так и уже испытанных союзников и понимают, что при этом вредно отвлекаться на внутренние «межсоюзнические» раздоры.

Союз монархий Залива с Турцией

Воссоединение стран Залива с Катаром открыло путь к еще одному процессу примирения — примирению с Турцией.

Посланник министра иностранных дел Катара по борьбе с терроризмом и разрешению споров Мутлак аль-Кахтани выразил готовность своей страны выступить посредником между Турцией и Саудовской Аравией для разрешения существующей напряженности в их отношениях. Его также поддержал вновь ставший премьер-министром Ливана Саад Харири. По данным ливанского телеканала Al-Jadeed, Харири во время своей недавней поездки в Турцию, помимо обсуждения вопросов двустороннего сотрудничества, имел еще одну (секретную) цель — открыть двери для посредничества между Анкарой и Эр-Риядом.

Намеки на потепление отношений между Эр-Риядом и Анкарой появились еще в прошлом году, когда 20 ноября король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсудили по телефону, как им снизить напряженность между странами.

Для Турции восстановление отношений со странами Залива было очень важно, поскольку оно способно смягчить очень сильное напряжение, вызванное действиями Анкары в Северной Африке и в Средиземноморье. Кроме того, Турция убеждена, что ее отношения с новой администрацией США вряд ли будут очень хорошими. И надеется выстроить союзы, которые смогут несколько «сгладить» те напряжения, которые в последнее время вызывает в регионе «слишком наступательная» внешняя политика Турции.

Для стран Залива союз с Турцией может быть интересен при условии таких уступок со стороны Анкары, которые обеспечат их закрепление «в общем векторе» политики США. Хотя насколько это возможно — пока неясно.

Примирение с Ираном и роль Катара

Помимо реализации проекта примирения аравийских монархий с Турцией, Катар также предложил свои услуги в выстраивании арабо-иранских отношений. По этому поводу даже успели высказаться в самом Иране. Так, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что «Тегеран готов к диалогу со странами Персидского залива в ответ на приглашение Катара или предыдущее приглашение Кувейта».

По мнению, высказанному Вloomberg, предложение Катара решает задачу, озвученную новой администрацией США и состоящую во временной стабилизации Ближнего Востока.

Для Катара очень лакома идея стать ключевым посредником при переговорах с Ираном. Это усилит его политическое влияние и в регионе, и на мировой арене. Доха надеется стать для Байдена основным спасательным кругом в переговорах с иранскими правящими элитами, на которые у эмирата есть необходимые выходы. Если до сих пор США были в Заливе политически близки прежде всего с Саудовской Аравией, то теперь у Катара появился шанс получить во взаимодействии с Белым домом чуть ли не ключевые позиции.

Чего ждать от нового союза?

США, похоже, формируют на Ближнем Востоке новый союз стран для обеспечения временной стабильности в регионе и поддержки собственной внешней политики. Для этого Вашингтоном была проведена работа по восстановлению дипломатических отношений между мусульманскими странами и Израилем. Следующим шагом стала нормализация отношений между странами Залива. На очереди — примирение Саудовской Аравии и ее союзников с Турцией и Ираном.

Катар борется за роль главного посредника для США по формированию этих союзов. Он, сумев мобилизоваться и победить в конфликте с монархиями Залива, теперь хочет получить новые политические очки и потеснить Саудовскую Аравию с места основного проводника политики США на Ближнем Востоке.

А США надеются, что рассмотренные выше альянсы сложатся и укрепятся в проамериканском векторе. И что это ослабит влияние России и Китая в регионе и, значит, позволит США эффективнее действовать против своих основных врагов.


* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER