1. Социальная война
Сергей Трубников / Газета «Суть времени» №466 /
Если мы не хотим, чтобы дети с сызмальства были прикованы к экранам, а их жизненный путь определял какой-нибудь искусственный интеллект, тогда родителям и учителям можно и нужно искать альтернативу цифровой школе

Петельки вместо кликов. Почему технологическая элита США не пускает в школы гаджеты?

Цитата из к/ф «451º по Фаренгейту». Реж. Франсуа Трюффо. 1966. Великобритания
Цитата из к/ф «451º по Фаренгейту». Реж. Франсуа Трюффо. 1966. Великобритания
Цитата из к/ф «451º по Фаренгейту». Реж. Франсуа Трюффо. 1966. Великобритания

С тех пор, как летом 2017 года президент РФ Владимир Путин заявил, что развитие цифровой экономики необходимо для выживания страны, чиновники ведут нескончаемые разговоры о цифровизации всех сфер жизни — от ЖКХ до образования.

В 2018 году глава Минобрнауки Ольга Васильева заявила о том, что российской системе образования нужно отвечать на вызовы современного быстро меняющегося мира, и что одной из важнейших задач министерства является развитие образовательной платформы «Российская электронная школа» (РЭШ). Поначалу электронное обучение школьников было чем-то далеким и не оказывало никакого серьезного влияния на образование в целом, но всё изменилось после начала пандемии. Тогда «цифровизаторы» поняли, что настал их звездный час и пошли в атаку тевтонской «свиньей».

Сегодня можно сказать, что цифровая трансформация российских школ в самом разгаре. Школы снабжают разнообразными электронными устройствами, совершенствуются разные интернет-ресурсы для онлайн-обучения, школьные учебники переводятся в цифровой формат (по задумке чиновников, всего через пару лет электронные учебники полностью заменят бумажные), запускается «образовательная» соцсеть для школьников. Дошло до того, что в учебных заведениях начали продвигать соревнования по видеоиграм (так называемый «киберспорт»).

Все эти изменения в образовании подаются как нечто безальтернативное — дескать, нравится вам это или нет, но стране необходимо идти в ногу со временем, а отвергать цифровизацию школ могут только ретрограды. Но так ли это на самом деле?

Нарисованной чиновниками картине благостной цифровизации школ очень мешает один неудобный факт: американская технологическая элита старательно стремится оградить своих детей от гаджетов, причем не только дома, но и в школе! Странным образом получается, что главными «ретроградами» оказываются люди вроде основателя Microsoft Билла Гейтса или основателя Apple Стива Джобса.

Американская корпорация Apple подарила миру огромное число культовых и модных гаджетов вроде медиапроигрывателя iPod, планшета iPad, смартфона iPhone и ноутбука MacBook. Однако когда основателя корпорации Стива Джобса репортер спросил о том, нравится ли его детям новый планшет компании Apple, тот ответил, что его дети подобной техникой не пользуются.

Известно, что основатель корпорации Microsoft Билл Гейтс запретил своим детям пользоваться смартфоном до 14 лет. Основатель Twitter Эван Уильямс разрешал своим детям пользоваться планшетом и смартфоном не более часа в день, а когда они возмущались подобной строгостью, он отвечал: «Дома несколько сотен бумажных книг. Хочешь развлечься — читай, сколько хочешь!»

Американский инженер, директор по коммуникациям корпорации Google Алан Игл настаивает на том, что дети не должны торопиться осваивать навыки владения компьютером. По его словам, Google и другие корпорации делают технологии максимально простыми для освоения. «Нет никаких причин, по которым дети не могут освоить это, когда станут старше», — утверждает представитель Google. Американец уверен, что школе не нужна цифровизация, особенно если речь идет о начальной школе. «Я принципиально отвергаю мысль о том, что в начальной школе нужны технические средства», — говорит Игл.

При этом директор по коммуникациям корпорации Google уверен: никаких противоречий между его работой и его желанием воспитывать детей без гаджетов не существует. «Если бы я работал в Miramax и снимал хорошие, виртуозные фильмы с рейтингом R (фильмы для взрослых. — Примечание), я бы не хотел, чтобы мои дети смотрели их до 17 лет», — пояснил Игл.

Согласитесь, сравнение между гаджетами и фильмами для взрослых выглядит многообещающим. Ведь на гаджетах, в отличие от фильмов для взрослых, нет никаких предупреждений о возрастных ограничениях. Однако представители американской IT-элиты ведут себя так, будто подобные предупреждения есть! Под запретом для детей оказываются не только гаджеты, но интернет, соцсети и видеоигры. Некоторые из представителей американской элиты открыто признают, что всемирная сеть часто становится инструментом для манипулирования людьми, для их разобщения, и поэтому интернет и соцсети опасны для детей.

Американская журналистка Нелли Боулз известна тем, что активно освещает мир технологий Кремниевой долины — технологического центра США, где расположены штаб-квартиры многих американских IT-компаний. По словам Боулз, американская технологическая элита в Кремниевой долине решительно настроена ограничивать контакты детей с гаджетами. Доходит до того, что нянь заставляют подписывать контракты, согласно которым они не имеют права использовать рядом с детьми никакие устройства с экранами, включая свои собственные телефоны.

Широкую известность в СМИ получила Вальдорфская школа в городе Лос-Альтос (штат Калифорния). Лос-Альтос является одним из самых богатых районов Кремниевой долины, а школа в этом городе получила известность благодаря тому, что три четверти учеников имеют родителей, которые работают в сфере разработки высоких технологий. Сюда приводят детей сотрудники таких гигантов Кремниевой долины, как Google, Apple, Yahoo, eBay, Uber и Hewlett-Packard. В этой школе нет гаджетов, они запрещены в младших классах, а в средних и старших работа с ними сведена к необходимому минимуму.

В США раньше, чем в России, начали проводить цифровизацию школ вместе с экспериментами по онлайн-обучению школьников, и американцы раньше нас столкнулись с издержками подобного учебного формата.

После того как американские школы массово начали компьютеризировать, педагоги Вальдорфских школ заявили, что никакой цифровизации они проводить не будут. Их позиция заключается в том, что компьютеры и гаджеты лишь отвлекают детей от учебы, от живого взаимодействия друг с другом, подавляют собственное творческое мышление ребенка. По их мнению, лишь живое общение с учителем может по-настоящему увлечь ученика. Вальдорфские педагоги видят свою задачу в том, чтобы помочь ребенку выразить себя в игре и в художественной деятельности, а не скармливать ему загруженную в планшет информацию. Вместо обучения работе с гаджетами они учат детей, например, вязанию, поскольку это занятие развивает координацию и математические навыки.

Можно по-разному относиться к Вальдорфским школам и их методикам. Важно в этом примере другое: обучение без гаджетов — это принципиальная позиция педагогов Вальдорфских школ, и именно такую школу без гаджетов выбрала для своих детей американская технологическая элита. А если это так, значит, все разговоры о безальтернативности в современном мире цифровых образовательных учреждений являются блефом. Альтернатива существует, и люди, которые непосредственно связаны с развитием самых передовых в мире цифровых технологий, считают эту альтернативу гораздо более заманчивой, чем современная школа с гаджетами.

Остается вопрос о том, стоит ли родителям России следовать примеру американских коллег? Имеет ли смысл ограничивать контакты детей с гаджетами даже в том случае, когда речь идет об обучении? Или же следует смириться с тем, что школы будут всё больше обрастать компьютерами и гаджетами, а ученики всё больше времени будут проводить онлайн?

Главный вопрос в том, как лучше для детей. Если в школе появляются компьютеры и интернет, означает ли это, что ученики начинают охотнее и лучше учиться? Вовсе нет, ситуация скорее обратная.

В 2017 году журналисты американского издания The Wall Street Journal изучили опыт работы четырехсот цифровых школ в США. Результаты оказались не слишком впечатляющими: оказалось, что около 80% учащихся имеют низкие показатели успеваемости по сравнению с их сверстниками из обычных школ.

За два года до этого, в сентябре 2015 года, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала отчет о цифровизации образования в разных странах. Оказывается, системы образования, которые вложили значительные средства в компьютеры, не увидели заметного улучшения результатов по чтению, математике и естественным наукам в Программе международной оценки учащихся PISA. Более того, было обнаружено, что учащиеся, которые часто пользуются планшетами и компьютером, учатся хуже, чем те, кто использует их редко.

Что ж, ничего удивительного в этом нет. Во-первых, исследования ученых показывают, что информация с экрана усваивается значительно хуже, чем из книги. Во-вторых, совершенно очевидно, что взаимодействие детей с гаджетами сложно ограничить только лишь учебой. Если же ребенок подсаживается на гаджеты через видеоигры и соцсети, последствия могут быть крайне негативными, и не только для учебы, но и для его социализации (этот вопрос подробно обсуждался в других статьях газеты «Суть времени»).

Вопрос о цифровизации школьного образования — это вопрос не о том, как сделать его более качественным. Сами «цифровизаторы» говорят, что это способ сделать его более дешевым. Не исключено, что уже в недалеком будущем детей бедных и среднеобеспеченных родителей посадят учиться перед экранами, в то время как дети обеспеченных родителей смогут позволить себе качественное образование в школе без гаджетов с живыми учителями и с возможностью нормального человеческого общения с одноклассниками. Примерно к такому же выводу пришла американская журналистка Нелли Боулз, о которой мы уже сказали выше.

Вопрос в том, какого будущего мы хотим для своих детей? Если мы не хотим, чтобы они с детства были прикованы к экранам, а их жизненный путь определял какой-нибудь искусственный интеллект, тогда родителям и учителям можно и нужно искать альтернативу цифровой школе.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER