Главное для грузинской элиты — поддерживать в обществе веру в полноправное партнерство Грузии с ЕС, США и НАТО

Сколько еще «протянет» миф о равноправном сотрудничестве Запада с Грузией?

Василий Пукирев. Неравный брак. 1862
Василий Пукирев. Неравный брак. 1862
Василий Пукирев. Неравный брак. 1862

Отношения Грузии с НАТО лишены ясности. С одной стороны, эти отношения начали формироваться относительно давно. НАТО подтягивает к себе Грузию все ближе и ближе, проводя совместные учения, приглашая в совместные миссии, развертывая на ее территории свои учебные центры, подталкивая ее к переводу армии на натовские стандарты.

С другой стороны, НАТО всегда останавливается на той границе, за которой начинаются конкретные шаги в сторону вступления Грузии в альянс.

Были случаи, когда страны долго идут к членству в НАТО и в итоге принимаются, но спустя много лет. В последний раз это была Северная Македония, которая подала заявку в 1999 году, а была принята в марте 2020 года. В случае Грузии этот процесс тоже имеет затяжной характер.

Грузия вступила в «Совет североатлантического сотрудничества» еще в 1992 году, вступая в совместные программы и миссии. С приходом к власти Михаила Саакашвили в 2003 году, стремления Грузии вступить в НАТО усилились, что привело в 2008 году к нападению на Южную Осетию и очень быстрому военному поражению. Наказанием за агрессию стало юридически оформленная утрата территорий, которые фактически уже были утрачены, но не были никем признаны. Тогда же, осенью 2008 года, на саммите НАТО в Бухаресте, было принято решение о допущении Грузии и Украины к процедуре подготовки к вхождению в Альянс.

С тех пор этот процесс движется с переменным успехом и процесс этого двойственного «тяни-толкай» очень разнообразен. В нем задействованы высшие чиновники Североатлантического альянса, что оказывает «большую честь» такой маленькой стране как Грузия.

Для создания образа Грузии как полноправного и уважаемого партнера НАТО и Запада в целом привлечена североатлантическая «тяжелая артиллерия». На этом и только на этом образе держится вся магия этого «спектакля». Но иногда этот образ дает «трещину», и вся выстроенная система отношений оказывается под угрозой.

Так произошло в сентябре 2019 года во время конференции «Now What?» («Что теперь?») на тему интеграции Грузии в ЕС и НАТО, прошедшей в Тбилиси. Она была организована американским Центром исследования экономической политики и Институтом Маккейна.

Одним из почетных участников конференции был Дэвид Крамер, занимавший на тот момент должность Старшего директора по правам и свободам человека в институте Маккейна в США. А в 2008–2009 годах он занимал должность помощника госсекретаря США по вопросам демократии, правам человека и труду. В 2010–2014 годах был президентом правозащитной организации Freedom House.

На конференцию без приглашения пришла вице-спикер Парламента Грузии, лидер партии «Альянс Патриотов» Ирма Инашвили в сопровождении журналиста и попыталась взять слово. Это вызвало скандал и словесную перепалку незваной гостьи с Дэвидом Крамером, который активно пытался её выгнать. Говорили они на разных языках, он на английском, она на грузинском. Она была возмущена намерением Крамера выгнать депутата парламента страны, в которой он является гостем. Крамер заявил, чтобы она убиралась с конференции, так как ему всё равно кто она такая.

И действительно, в «банановой республике» какой-то международный статус может иметь только президент страны. Все остальные политики страны «третьего мира» не заслуживают уважения представителя «элиты» страны «первого мира». И грузинская общественность это почувствовала. Эта сцена попала под множество камер журналистов и обсуждалась на разных площадках в Грузии в течение нескольких дней.

Пускай Ирма Инашвили не самый уважаемый и популярный политик в Грузии. Она занимает умеренно антизападную и чуть-чуть пророссийскую позицию, что является не просто моветоном в Грузии, но чуть ли не национальным предательством. Но оскорбление грузинского депутата представителем Запада вызвало недоумение. Грузинское общество задалось вопросом: «А так ли безупречен образ партнерства с Западом?»

Еще одним больным вопросом для Грузии является вступление в ЕС. Победа на одном из этих плацдармов дает шансы на победу и во втором. Но и тут не всё гладко.

Лучше всех выразила позицию «не широко открытых объятий» ЕС депутат Европарламента, экс-министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд. Она так прокомментировала намерение Грузии войти в ЕС в 2024 году:

«Я думаю, что мы не должны создавать ложных ожиданий грузинскому народу. К примеру, вспомним принятие безвизового режима. Вы были готовы к этому раньше, чем Украина, однако по политическим причинам, Грузии пришлось ждать Украину. Такова реальность — вы были готовы, однако пришлось ждать, так как не существовало политического консенсуса. Таково же отношение и к вопросу расширения».

Эту мысль, главное в которой, это отсрочка вступления в ЕС еще на неопределенный срок, евродепутат высказала на международной конференции «Дорога Грузии в ЕС: что следующее?», организованной EURACTIV. Ее же она озвучила и в интервью Институту политики безопасности Грузии, опубликованном в газете «Квирис палитра».

Следующие «маячки», давшие повод усомниться в лояльности Запада, это два, казалось бы, совсем мелких события, на которые в грузинском руководстве отреагировали очень живо.

Изображение: kremlin.ru
Встреча Путина и Байдена
Встреча Путина и Байдена
БайденаиПутинаВстреча

Грузинскую элиту очень уязвило, что при первой встрече президента РФ Владимира Путина с президентом США Джозефом Байденом не поднималась тема Грузии. Байден о Грузии не говорил, а значит защита ее интересов почему-то не стоит на повестке диалога США с Россией.

Глава МИД Грузии заявил, что его страна сделает все возможное, чтобы снова стать «костью в горле» России, орудием в руках Запада. Становится ясно, что грузинская элита на самом деле понимает, для чего Грузия нужна Западу, и в целом ее это, похоже, устраивает.

Вторым ударом для самолюбия грузинской общественности стал саммит НАТО, прошедший 14 июня 2021 года без участия Грузии, Украины и Молдавии. Их туда просто не пригласили. Грузинское руководство и в этот раз выразило возмущение, вспомнив все невыполненные обещания включить Грузию в план действий по вступлению в НАТО.

События эти сами по себе незначительные, но каждое из них дает повод усомниться в «нерушимой поддержке Запада», а в Грузии на это очень болезненно реагируют, поскольку понимают, что роль «пушечного мяса» для России не самая привлекательная роль для будущего страны.

Интервью министра Грузии Ираклия Гарибашвили от ноября 2019 года говорит о том, что грузинское руководство прекрасно понимает, почему вопрос о вступлении Грузии в НАТО никак не решится:

«Сегодня среди членов НАТО нет общего консенсуса в связи с членством Грузии, конечно же, в этом решающую роль играет российский фактор», — заявил он.

Эту же позицию выражают многие эксперты, одним из них является немецкий журналист Александр Рар:

«Я думаю, что без какого-то особенного договора НАТО с Россией Украина или Грузия не смогут вступить в эту организацию».

Подобную позицию занимает и профессор международной политики университета бундесвера в Мюнхене, Карло Масала. Он отмечает, что НАТО не хочет накалять отношения с Россией из-за Грузии:

«Никто в НАТО не готов отдать свою жизнь за Тбилиси. Мы не хотим конфронтации с ядерной державой, которая легко может перерасти в атомную войну».

Бывший министр обороны Грузии Давид Сихарулидзе, занимавший свой пост с конца 2008 года, до середины 2009, также назвал причиной задержки этого вопроса в отсутствии консенсуса между странами-членами НАТО:

«Промедление с реализацией решений бухарестского саммита не только плохо для Грузии, но и явный признак отсутствия единства в НАТО».

Миф о «гордости» древнего грузинского народа, имеющего право на самоопределение и независимый исторический путь построен на отрицании России. При этом Россия является главным препятствием на пути в Европу для страны, которая очевидно превращается в плацдарм для удара по России и интересна Западу только в этом качестве.

Все это не вяжется с мифом о независимом историческом пути. Грузинское руководство боится признать полную вторичность и подчиненность Грузии интересам Запада, поскольку это чревато крупными волнениями, когда дело может дойти и до физических расправ. Чтобы этого не произошло, грузинские медиа-рупоры трубят о поддержке Запада и о равноправном партнерстве с ним почти каждый день. Однако вечно так длиться не может.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER