Надежды Вашингтона и стран Запада на быструю победу Украины над Россией оказались бесплодными, несмотря на масштабную военную поддержку, но украинским союзникам рекомендовано настраиваться на многолетнее противостояние с Россией

Foreign Affairs: Западу нужно настроиться на долгую войну с РФ на Украине

Изображение: Бруно Лильефорс. 1885 год
Кот и Зяблик
Кот и Зяблик
Кот и Зяблик

Успех или неудача в сдерживании России на территории Украины будут иметь ключевое значение для США и судьбы возглавляемого ими глобального миропорядка, поэтому Запад, несмотря на пессимистичную картину украинских «успехов», должен выстраивать долгосрочную стратегию сдерживания России по всем направлениям, включая увеличение поддержки Украины и усиление санкционного давления, считают авторы влиятельного американского журнала Foreign Affairs Лиана Фикс и Майкл Киммедж.

Лиана Фикс является научным сотрудником по Европе в Совете по международным отношениям, а Майкл Киммедж — профессор истории в Католическом университете Америки и старший научный сотрудник программы «Европа, Россия и Евразия» в Центре стратегических и международных исследований (CSIS). С 2014 по 2016 год он работал в отделе политического планирования Государственного департамента США, где занимался вопросами России и Украины.

В статье под названием «Стратегия сдерживания для Украины. Как Запад может помочь Киеву пережить долгую войну», вышедшей 28 ноября 2023 года, аналитики отмечают, что, несмотря на масштабную военную поддержку, предоставленную Украине, надежды Вашингтона и стран Запада на ее быструю победу над Россией не оправдались. Однако они рекомендуют настраиваться на длительное многолетнее противостояние с Россией. Для достижения своих ключевых стратегических интересов как США, так и Европа должны, несмотря на имеющие внутриполитические разногласия и смещение внимания мировых СМИ на Ближний Восток, продолжить оказывать Украине масштабную поддержку, не обращая внимания на колебания настроений своего населения.

ИА Красная Весна публикует частичный перевод статьи.


1 ноября высокопоставленный генерал Украины Валерий Залужный изменил ход дебатов о войне своей страны с Россией заявлением. «Точно так же, как во время Первой мировой войны, украинские и российские вооруженные силы достигли уровня технологий, который ставит нас в тупик», — сказал он в интервью The Economist. По его словам, если массовый скачок в военных технологиях не даст одной стороне решающего преимущества, «скорее всего, не будет глубокого и красивого прорыва».

Эти слова побудили президента Украины Владимира Зеленского выступить с опровержением. Ситуация на фронте «не является патовой, я подчеркиваю это», — заявил Зеленский, а заместитель главы администрации президента Украины отметил, что комментарии Залужного вызвали «панику» среди западных союзников Украины.

Такой страх понятен в тот момент, когда конгресс США, на сегодняшний день крупнейший источник помощи Украине, решает, продолжать ли оказывать ей военную поддержку. До того как Украина начала свое контрнаступление в июне 2023 года, Вашингтон проявлял оптимизм в отношении способности украинских военных быстро добиться крупных военных успехов и обеспечить Киеву более сильную позицию на переговорах, чтобы добиться уступок от Москвы. Этого не произошло. Не так много территорий перешло из рук в руки, и большие надежды сменились удручающим рассказом о тупике. По всей видимости, у разделенного конгресса в настоящее время нет такого количества военной техники, как было передано Украине в начале 2023-го, чтобы обеспечить ей возобновление контрнаступления в 2024 году, и европейские страны также не выполняют свои обязательства по поставкам оружия. С чисто военной точки зрения путь Украины к победе неясен.

Но Украина и ее союзники должны смотреть в лицо текущей реальности войны, а не бояться ее. Они должны принять и подготовиться к многолетней войне и к долгосрочному сдерживанию России вместо того, чтобы надеяться либо на быстрый триумф Украины, либо, в отсутствие этого, на неизбежное решение путем переговоров.

Россия продолжает мобилизовывать ресурсы для сокрушительной войны. И поддержка российскими гражданами действий Путина не ослабла ни когда западные союзники Украины ввели санкции против российской экономики, ни когда некоторые граждане протестовали против мобилизации, ни когда глава наемников Евгений Пригожин устроил свой любопытный бунт в июне 2023 года.

Но война для Украины не проиграна. Отнюдь нет. Очарованные первыми успехами Киева и высоким моральным духом, сторонники Украины привыкли к ошеломляющим украинским победам. Тем не менее, это представление о войне как о противостоянии Давида и Голиафа сейчас порождает слишком много пессимизма, когда украинские силы борются или заходят в тупик с российскими войсками. Даже патовая ситуация, какой бы разочаровывающей она ни казалась, представляет собой огромное достижение. До февраля 2022 года идея о том, что Украина может достичь военного паритета с Россией, казалась бы фантастической. Однако с помощью Запада Украина сдержала своего гораздо более могущественного соседа. За год войны Россия так и не смогла взять Киев или какой-либо другой крупный украинский город, кроме Мариуполя. Несмотря на свои огромные экономические и военные ресурсы, Россия по-настоящему не переходила в наступление с начала лета 2022 года.

Чтобы добиться прогресса сейчас, западным и украинским лидерам необходимо сплотиться вокруг достижимых стратегических целей. Наиболее насущным является сдерживание российских войск — не только для защиты всего, чего Украина уже достигла, но и для того, чтобы сделать присутствие России на украинской территории настолько небезопасным, насколько это возможно. Необходимо постоянно оказывать давление на позиции России в рамках прогрессивного подхода. Это будет неосуществимо без военной поддержки США, оправдываемой не утверждением, что победа не за горами, а аргументом о том, что сдерживание России является ключевым интересом Европы и США. Сдерживание — это политика, которая уже приносит успех на Украине. Неудача означала бы отказ от нее.

В течение первых шести месяцев войны Украину хронически недооценивали. Затем, в сентябре и октябре 2022 года, украинские войска прорвали российские линии вокруг Харькова и выдавили российские силы из Херсона. Западные союзники стали рассматривать эти победы на поле боя как создание прецедента. В преддверии контрнаступления в июне прошлого года, которое планировалось в течение нескольких месяцев, многие на Западе верили, что инновационность, решительность, талант к стратегии и гибкие структуры командования украинских вооруженных сил дадут те же преимущества, что и в 2022 году. К лету 2023 года война уже стала изнурительной и опустошающей, и была надежда, что Украина сможет довольно быстро изменить ситуацию к лучшему.

Оптимизм Запада по поводу контрнаступления также проистекал из масштабов и качества его военной помощи Украине. Весной 2023 года Соединенные Штаты и европейские страны отправили Киеву часть своего лучшего вооружения: современные танки, реактивные системы и ракеты, хотя изначально темпы поставок были достаточно медленными, а некоторые системы, в частности, истребители F-16 и ракеты дальнего радиуса действия, не были утверждены.

В журнале Foreign Affairs в июне 2023 года Гидеон Роуз утверждал, что «военная поддержка Запада и замечательная способность Украины превратить ее в успех на поле боя» могут привести Украину к победе и восстановить ее границы, существовавшие до 2014 года.

Однако всего несколько месяцев спустя ситуация уже выглядит менее благоприятной для Украины. Путин стабилизировал свое правительство и структуру военного командования. По состоянию на конец 2023 года ограничения в ресурсах и рабочей силе более очевидны с украинской стороны, чем с российской. Длительное время подготовки, необходимое для обеспечения контрнаступления, позволило России создать оборонительные сооружения, в частности минные заграждения, что свело на нет многие преимущества Украины в области современного вооружения. Чтобы восстановить положение, Украина запросила у Запада боеприпасы, средства радиоэлектронной борьбы и технологии минирования, ракеты большей дальности и больше самолетов. Но по мере того, как потребности Украины росли, Соединенные Штаты раскололись политически. Небольшая группа законодателей-республиканцев сейчас использует свои рычаги влияния на умеренных республиканцев, чтобы попытаться прекратить финансирование Украины. Майк Джонсон, новый спикер палаты представителей, неоднократно голосовал против пакетов мер поддержки Украины, но недавно высказался более благосклонно о поддержке Киева. Однако невозможно сказать точно, имеется ли у него намерение или возможность обеспечить полезный уровень помощи.

Запасы боеприпасов и вооружения на Украине уже на исходе. Уменьшение или прекращение военной поддержки со стороны США окажет немедленное влияние на эффективность Украины на поле боя, особенно на ее противовоздушную оборону. Эти средства противовоздушной обороны полагаются на перехватчики: компонент, который могут предоставить Соединенные Штаты. Если правительство США снизит финансирование военных усилий Украины, никакая другая страна не сможет заполнить образовавшийся вакуум. Европейским странам не хватает запасов боеприпасов и мощностей по производству военной продукции. В марте 2023 года ЕС пообещал отправить миллион снарядов на Украину к марту 2024 года, но есть риск, что их не хватит. По состоянию на конец ноября 2023 года Украина получила менее трети обещанных поставок.

Даже если Соединенные Штаты и Европа выполнят все свои обязательства по оказанию военной помощи Киеву, исход войны может решающим образом измениться не в пользу Украины. Соединенные Штаты одобрили поставку истребителей F-16 в 2024 году, но, когда в конечном итоге прибудут, они могут оказаться уже бесполезными. По словам Залужного, Россия улучшила свою противовоздушную оборону и будет сохранять «превосходство в вооружении, технике, ракетах и боеприпасах в течение значительного времени». Поскольку война вступает в свою вторую зиму, Россия накапливает запасы ракет, чтобы атаковать украинскую электросеть и таким образом подорвать моральный дух и экономику Украины.

Широкое освещение в СМИ способствовало политической поддержке военных действий Украины в Соединенных Штатах и других странах. Это освещение исчезло с первых полос газет по мере разворачивания новой войны между ХАМАС и Израилем. Опасения по поводу того, что война между Израилем и ХАМАС расширится, теперь кажутся менее вероятными, и более ограниченная война избавила бы правительство США от необходимости делать трудный выбор между помощью Украине и вмешательством в горячую войну на Ближнем Востоке. Но Россия уже извлекла значительную выгоду из хаоса, развязанного 7 октября.

Российские дипломаты и медиа-платформы подпитывают обвинения в том, что Вашингтон неравномерно применяет принципы международного поведения и придерживается двойных стандартов в отношении жертв среди гражданского населения, когда речь заходит об Украине и Газе. Это обвинение сейчас звучит эхом во многих странах глобального Юга. Москва будет рада, если скептицизм по поводу политики Запада на Ближнем Востоке перерастет в скептицизм по поводу политики Запада на Украине.

Несмотря на патовую ситуацию на поле боя, переговоры не являются правильным выходом из нынешнего тупика. Кремль с радостью провел бы переговоры о почти безоговорочной капитуляции Украины. Но учитывая, что Украина не продвигалась вперед на поле боя более года, проводимые сейчас переговоры рискуют, в лучшем случае, повторить дипломатию, стоящую за неэффективными Минскими соглашениями, которые положили конец войне в Донбассе 2014–15 годов, не ограничивая волю России контролировать Украину. Соглашения предоставили России слишком большую свободу действий для наращивания военной мощи на территории Украины, подготовив почву для гораздо более агрессивного наступления восемь лет спустя.

У Путина нет очевидных причин идти на добросовестные уступки Зеленскому. Экономика России до сих пор выдерживала войну. На самом деле Кремль увеличивал военные расходы и окапывался надолго. Россия сохраняет возможность отдать приказ о дополнительной мобилизации. Путин, вероятно, рассматривает «специальную военную операцию» как многолетнюю войну, в которой у России хватит мужества одержать победу. Пока он сохраняет такое отношение, переговоры не дают выхода из лабиринта этой ужасной войны.

Украина и Запад находятся в сложном стратегическом положении. Но не всё так мрачно, и как Киеву, так и Западу следует остерегаться пораженчества. Победы в войне могут прийти неожиданно, и в будущем странам, поддерживающим Украину, придется соблюдать баланс между уверенностью в себе и трезвостью. Трезвость требует честности: ни победа Украины на поле боя, ни переговоры, в которых Киев начнет с сильной позиции, пока не находятся в поле зрения. Уверенность в себе требует терпеливого и неуклонного стремления к сдерживанию, не ослабляя давления, оказываемого на российское присутствие на Украине.

В военном отношении Запад должен воспринимать войну не только как прекращение территориальных завоеваний России и защиту украинских граждан, но и как выведение России из равновесия. Возросшая способность Украины наносить удары по российским военно-морским объектам открывает ключевую возможность. Долгое время бывший ценным трофеем для Путина, Крым больше не является привлекательным местом для проживания или отдыха российских граждан. Украина поставила его в зону досягаемости ракетных ударов, и Россия должна дважды подумать, прежде чем ставить там корабли или подводные лодки или превращать Крым в логистический центр. Ослабив российский военно-морской флот, Украина уже восстановила некоторые заблокированные морские пути в Черном море.

Правильной стратегией на Украине является терпеливое и неуклонное стремление к сдерживанию.

Чем больше Украина сможет атаковать российские военно-морские силы и подвергать риску Крым, тем вероятнее Кремль и российское население начнут рассматривать войну как бесцельную. Но сдерживание требует, чтобы западные политики и общественность признали необходимость долгой и изнурительной войны на Украине. Намек на то, что победа может быть не за горами, только создаст опасное впечатление, что Украина отстает в развитии и что по какой-то необъяснимой причине она не может одержать победу в войне, которую легко выиграть.

Во время сезона президентской кампании в США обвинение в том, что поддержка США Украины — это всего лишь еще одна из «вечных войн» Вашингтона, могло бы задеть общество именно потому, что оно нашло бы отклик в знакомых примерах, восходящих к войне во Вьетнаме, которая закончилась для Соединенных Штатов после того, как конгресс решил прекратить ее финансирование. Решающее различие, конечно, заключается в том, что у Соединенных Штатов были войска на местах во Вьетнаме, Афганистане и Ираке, и все эти войны обошлись значительно дороже, чем война на Украине. В Киеве у Соединенных Штатов есть более восприимчивый, более независимый и более демократичный партнер, чем когда-либо в Сайгоне, Кабуле или Багдаде.

Победа будет определяться не только на поле боя. Стратегически западные страны должны наращивать свои усилия по интеграции Украины в свои институты. Конфликт между Украиной и Россией начался в 2013 году, когда правительство Украины уступило давлению России и вышло из торгового соглашения с ЕС, что спровоцировало революцию на Майдане, приведшую к власти в Киеве новое, более прозападное правительство. С тех пор Украина получила статус кандидата в ЕС, сближаясь с Европой посредством юридических и политических соглашений и благодаря чувственным связям. Это уже победа Европы и Украины. Политики должны углубить связи Украины с Западом, подключив ее к Европе, даже если полноценное членство в ЕС и НАТО, скорее всего, не будет предоставлено до окончания войны.

Долгосрочное сдерживание России может пойти только на пользу Украине, хотя это может показаться менее грандиозной целью, чем громкая победа на поле боя. Лидеры Украины остро осознают внутреннюю напряженность в западных странах и военные вызовы, с которыми сталкивается Киев. Чтобы стимулировать дальнейшую поддержку Запада, Киев должен основывать свои доводы в пользу западных инвестиций в Украину на сдерживании России, подчеркивая, что в конечном счете победа над Россией в такой же степени отвечает интересам Запада, как и Украины.

Российские военные увязли на Украине, и в результате региональное влияние Москвы в Центральной Азии и на Южном Кавказе уменьшилось. (Если бы Россия захватила Киев, сейчас было бы наоборот.) Но в настоящее время Россия лишь несовершенно и, возможно, временно сдерживается на Украине и за ее пределами. В ближайшие годы сдерживание должно будет поддерживаться большей военной помощью Европы и США; Запад также должен сохранить свои санкции в отношении России и лучше обеспечивать их выполнение. Помощь Украине — это не филантропия. Для Европы успех или неудача сдерживания России будет определять безопасность всего континента. Для Соединенных Штатов успех или неудача сдерживания России в Европе определит будущее международного порядка, который они возглавляют.

Сдерживание России следует концептуализировать — и отмечать — как устойчивый цикл действий, который начался до февраля 2022 года и вступил в свои права с обороной Киева украинцами и успехами на поле боя осенью 2022 года. Сдерживание, по определению, может привести лишь к частичной победе, и по этой причине следует ожидать взлетов и падений общественных настроений в странах, союзных Украине. Эти взлеты и падения делают еще более целесообразным для западных лидеров, чувствительных к всплескам оптимизма и разочарований, принять сдерживание в качестве своего неизменного компаса. Это поможет как военным усилиям Украины, так и моральному духу союзников Украины. Соблюдение последовательной, реалистичной стратегии в условиях приливов и отливов настроений в ходе крупной войны само по себе является источником уверенности в себе.